0
4391
Газета Вооружения Интернет-версия

14.12.2018 00:01:00

Система вооружений в России дошла до точки бифуркации

Воссоздание заказывающих структур в видах и родах войск обеспечит ВС РФ превосходство над противником

Валерий Субботин

Об авторе: Валерий Александрович Субботин – генерал-лейтенант в отставке, доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ, председатель Совета ветеранов ГУРВО.

Тэги: РВСН, ГУРВО, вооружения, ЯО, Генштаб, Программа вооружений, проблемы, БРИКС, ШОС, ЕАЭС, ОПК, ВТС


РВСН, ГУРВО, вооружения, ЯО, Генштаб, Программа вооружений, проблемы, БРИКС, ШОС, ЕАЭС, ОПК, ВТС Разработчики в первую очередь стремятся представить свои новинки главе государства и руководству военного ведомства. Фото с сайта www.kalashnikovgroup.ru

В одном из предыдущих номеров «Независимого военного обозрения» (№ 45, 2018) под заголовком «Необходимо воссоздать заказывающие структуры в видах и родах войск» было опубликовано короткое сообщение о научно-практической конференции, проведенной на эту тему 15 ноября 2018 года Советом ветеранов Главного управления ракетного вооружения (ГУРВО) Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Как и конференция, в работе которой приняли участие 169 ветеранов и представителей различных организаций, эта публикация вызвала живой интерес у специалистов. В Совет ветеранов ГУРВО и в редакцию «НВО» поступили многочисленные отклики (один из них, за авторством М.М. Растопшина, опубликован в этом номере. – «НВО»), а также были заданы вопросы, потребовавшие более подробного рассказа о поднятых проблемах.

НЕОТЛОЖНЫЙ ВОПРОС

Во вступительном слове автор статьи, выполнявший на конференции роль модератора, отметил, что неотложность рассмотрения вопроса о воссоздании заказывающих структур в видах и родах войск ВС РФ, наделенных функциями государственного заказчика вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), объясняется следующими обстоятельствами.

По мнению ученых Академии военных наук, в настоящее время человечество совершает, вероятно, самый крутой поворот в своей истории. И в этот период стремительно развиваются неустойчивости и растут риски. Одной из ключевых сфер стратегического анализа становятся технологии проектирования будущего, которые могут кардинально изменить траекторию развития регионов, отраслей промышленности в 20–30-летней перспективе. Для того чтобы иметь обоснованную программу развития вооружения, надо заглядывать на 30 лет вперед, хорошо понимать, какие задачи и на каких ТВД должна решать армия, каким будет облик боя.

Этими задачами и решением возникающих проблем должны заниматься заказывающие структуры, обладающие знаниями законодательной и нормативно-правовой базы взаимодействия со всеми участниками гособоронзаказа (ГОЗ), и выстроенная вертикаль подчинения по видам и родам войск при координации начальника вооружения ВС РФ и общем руководстве начальника ГШ ВС РФ. В сфере ведения этих структур должны быть военные приемки, научно-исследовательские учреждения, инженеры-испытатели полигонов и космодромов, экспериментально-испытательная база на полигонах, космодромах и предприятиях оборонно-промышленного комплекса.

Военные ученые отмечают, что система вооружений в России сейчас находится в точке бифуркации. Наше будущее определяется тем, как она будет пройдена. В этих условиях недопустимо, что нет структур, которые напрямую бы занимались системой вооружения, взаимодействия с организациями промышленности, федеральными органами исполнительной власти и Военно-промышленной комиссией РФ.

Особенно это актуально сегодня, когда создание перспективного вооружения и его серийное производство перешло от крупнейших государственных научно-производственных объединений к коммерческим структурам с различной формой собственности, у которых в уставах записано, что основными целями деятельности является удовлетворение общественных потребностей в результате их деятельности и получение прибыли.

Факультативная и эпизодическая заинтересованность в работе промышленности по созданию ВВСТ специалистов оперативных и других служб видов и родов ВС РФ, Генштаба ВС РФ, которые обременены другими, не менее важными должностными обязанностями, не могут заменить заказывающие структуры, отвечающие за результат в целом.

Существующая система вооружения, которая регламентируется соответствующими ведомственными приказом и инструкцией, имеет в контуре взаимодействия большое количество органов военного управления, отвечающих за выполнение отдельных функций, что приводит к размыванию ответственности за получение итогового результата ГОЗ и не способствует эффективной работе по созданию перспективного вооружения.

К сожалению, приходится признать, что утрачена складывавшаяся десятилетиями эффективная работа госзаказчика вооружения с предприятиями ОПК, опирающегося на подчиненные военные приемки, военно-научные комитеты (ВНК) в видах и родах войск, испытательные части на полигонах и космодромах, а также научно-исследовательские учреждения МО РФ.

Возникает очевидный вопрос: насколько эффективно может реализовывать главнокомандующий вида или командующий рода войск одну из основных задач – развитие вида (рода) войск, не имея в своем подчинении заказывающих структур вооружения?

Кроме того, результаты анализа разрабатываемых вооружений в США, изложенные учеными Академии военных наук, говорят о том, что интеграция технологий высокоскоростных сверхзвуковых и гиперзвуковых управляемых ракет, универсальность базирования (морское, наземное, в том числе с подготовленных площадок), малая заметность, большой радиус действия и боевая нагрузка не только способны эффективно поражать объекты стратегических ядерных сил (СЯС) России в так называемый безъядерный период ведения боевых действий (на «нижних» ступенях эскалации военного конфликта), но такая «тактическая» группировка будет способна к нанесению внезапного контрсилового и «обезглавливающего» удара по объектам российских СЯС и органам управления. Учитывая географию, Россия не имеет и не сможет иметь аналогичные по возможностям, включая отсутствие приближенности к объектам США, такие «тактические» группировки ударных средств.

Приведенные доводы, как мне кажется, говорят о том, что вопросы создания перспективного вооружения должны решаться на другом, более высоком в научном и организационном плане уровне. Причем заказывающие структуры ВС РФ должны находиться в центре реализации системы вооружения с обязательным активным участием научно-исследовательских учреждений Минобороны, Академии военных наук, ВНК видов и родов войск и Генштаба ВС РФ, а также научно-технических советов (НТС) генеральных и главных конструкторов и координации НТС ВПК РФ.

Предлагаемые заказывающие структуры видов и родов войск должны значительно повысить эффективность работы в системе вооружения, внести конкретику в перспективные виды и типы вооружения, нести ответственность за конечный результат с повышением качества отработки и выполнением в заданные сроки и ввод в эксплуатацию перспективных образцов ВВСТ в войсках. Дальнейшее затягивание решения данного вопроса будет только усугублять состояние с обеспечением обороноспособности и безопасности России.

СЛОМ ТЕНДЕНЦИЙ

Важные вопросы были подняты в выступлении С.Ю. Малкова из Академии военных наук «О глобальных геополитических процессах, происходящих в мире». Докладчик констатировал, что в настоящее время Россия оказалась перед лицом серьезных социально-экономических и геополитических вызовов. При этом решение внутренних задач, связанных с необходимостью перехода на инновационный путь развития, модернизацией экономики и т.д., осложнилось внешними проблемами, обусловленными событиями на Украине, санкциями Запада, резкими колебаниями цен на нефть и обострением кризисных явлений, характерных для современного этапа мирового развития.

В то же время наиболее фундаментальным событием последних десятилетий является слом тенденций, характерных для всей эпохи индустриального развития, длившейся 200 лет: «великая дивергенция», то есть нарастающий в течение двух столетий экономический отрыв стран Запада от остального мира, сменилась «великой конвергенцией» – быстрым сокращением экономической дистанции между развитыми и остальными странами. Лидерские позиции государств Запада ослабевают, потому что устойчивость их конкурентно ориентированных экономик возможна только при наличии поступающих извне дополнительных ресурсов. В этом причина проводившейся западными странами политики колонизации XIX века и глобализации XX–XХI веков.

Глобальные экономические проблемы порождают политические проблемы. Логика экономического развития приводит к постепенному снижению международного авторитета и экономических возможностей нынешнего мирового лидера – США, которые в ответ стремятся затормозить развитие своих конкурентов и тем самым сохранить свои лидирующие позиции. Такая политика США приводит к дестабилизации мирового порядка, к политической турбулентности во многих регионах мира (прежде всего в странах с высокой долей исламского населения). Наступает эпоха нестабильности, революций, войн. В противовес этому усилившиеся страны периферии (прежде всего страны БРИКС) будут пытаться продолжить свое поступательное развитие, укрепить свои экономические и политические позиции.

Какие же риски и угрозы развитию России просматриваются в перспективе?

В краткосрочной перспективе серьезными будут внутриполитические и социальные риски, связанные с последствиями экономического кризиса и попытками ряда стран дестабилизировать социальную и внутриполитическую ситуацию в России.

В среднесрочной перспективе, в период 2019–2022 годов, наиболее серьезными станут уже геополитические и военные риски, связанные с политикой стран Запада.

Наконец, в долгосрочной перспективе - после 2022 года – наиболее серьезными рисками для России станут, во-первых, риски технологического отставания в связи с массовым введением новых технологий передовыми странами и, во-вторых, демографические риски (падение рождаемости и увеличение смертности, нехватка рабочей силы и кадров для армии, малое количество молодежи в возрасте 18–30 лет).

Для парирования рисков и угроз России необходимо: в краткосрочном периоде - устоять экономически на основе сотрудничества государства и бизнеса и не дать втянуть себя в горячий конфликт (как это было в двух мировых войнах); в среднесрочном периоде - ускорить развитие страны, в частности, через запуск мегапроектов (их суть – концентрация ресурсов на точках роста), а в долгосрочном периоде - предложить новый мировой проект на основе сотрудничества в рамках БРИКС, ШОС, ЕАЭС.

Программа действий по парированию угроз и рисков России должна лечь в основу системы стратегического планирования и управления в РФ. При этом необходимо совершенствовать систему разработки современных видов ВВСТ с тем, чтобы отечественный ОПК, решая задачи укрепления обороноспособности и стратегического сдерживания, одновременно способствовал решению задач технологического и экономического развития страны.

ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОЙ МЕТОД

В свою очередь, в выступлении А.В. Спренгеля из 4-го ЦНИИ МО РФ «О научно-техническом сопровождении процесса создания перспективного ВВСТ» было обращено внимание на то, что накопленный в институте многолетний опыт участия в создании стратегического ракетного вооружения позволяет делать определенные выводы. Один из них заключается в том, что сформированная в середине прошлого века система управления созданием стратегического ракетного вооружения была эффективна. Этот вывод основан на результатах той титанической работы, которая позволила в короткие исторические сроки ликвидировать отставание нашей страны от США в области стратегических ракетно-ядерных вооружений, достичь паритета и тем самым создать военно-техническую основу для прекращения ставшей бессмысленной бесконтрольной гонки стратегических ядерных вооружений, устранения угрозы мировой ядерной катастрофы.

Применительно к теме нашей конференции было отмечено, что ранее успешно действовала эффективная система управления для реализации, говоря современным языком, национального проекта: создания ракетной группировки стратегического назначения, способной в любых условиях обстановки выполнить боевые задачи по поражению заданной совокупности целей на межконтинентальной дальности.

К 1959 году созрели все условия для воплощения в жизнь данного проекта. И на практике был продемонстрирован метод организации работ, названный впоследствии программно-целевым. Для достижения поставленной цели был создан новый вид ВС – Ракетные войска стратегического назначения, имеющие органы управления, полномочия, ресурсы, силы и средства для решения поставленных задач.

В частности, в руках главнокомандующего РВСН как должностного лица, отвечающего за строительство и развитие этого вида ВС, было все необходимое и достаточное для обоснования потребности в ракетном вооружении, тактико-технических требований к новым ракетным комплексам (РК), системам боевого управления и связи, обеспечивающим системам, формирования соответствующих плановых и директивных документов, организации их исполнения. Наличие в составе органов управления РВСН Главных управлений ракетного вооружения и эксплуатации ракетного вооружения, Главного инженерного управления, 6-го управления по ядерно-техническому обеспечению позволило сосредоточить под единым руководством управление всем жизненным циклом ракетного вооружения, эффективно осуществлять координацию различных мероприятий строительства и развития РВСН, рационально распределять ресурсы между ними. Были широкие возможности по получению оперативной информации о выполнении предприятиями ОПК заданий по разработке и производству ракетного вооружения и воздействию на эти процессы через подчиненные ГУРВО военные представительства.

48-11-2.jpg
Прочная основа современного ракетно-ядерного
щита России была заложена десятилетия назад.
Фото с сайта www.mil.ru

И сегодня мы пользуемся плодами достижений тех лет. Группировка РВСН, созданная в те годы, хоть и в сокращенном составе, до сих пор составляет основу ракетно-ядерного щита нашей страны.

К сожалению, на сегодня сложилось непростое положение с созданием нового ракетного вооружения. Под воздействием совокупности объективных и субъективных факторов и создатели вооружения, и его заказчики испытывают значительные трудности. Складывается ощущение, что система управления процессами создания ВВСТ отстает в своем развитии от требований времени.

Более того, создалась парадоксальная ситуация, когда функции заказа сосредоточены на уровне МО РФ, но там они децентрализованы между большим количеством различных органов. Так, в согласовании тактико-технического задания (ТТЗ) на НИОКР ГОЗ участвуют около 20 различных органов управления МО. Это привело к усложнению процедур формирования ГОЗ, ТТЗ на разработку ВВСТ, заключения контрактов на выполнение НИОКР, увеличению их длительности и трудоемкости.

Но главная проблема заключается в том, что отсутствует орган, отвечающий за конечный результат: создание конкретного образца вооружения – и объективно заинтересованный в получении требуемого результата. Таким органом должен быть непосредственный потребитель ВВСТ. Однако виды и рода войск, отвечающие за развитие и состояние своего вооружения, кровно заинтересованные в результатах НИОКР, практически не имеют рычагов воздействия на эти процессы.

«Я далек от мысли, что простое возвращение функции заказа ВВСТ, в частности в РВСН, решит все проблемы. Но рассматривать этот вариант в рамках обоснования мероприятий по совершенствованию системы заказов ВВСТ в Минобороны считаю вполне назревшим, – отметил А.В. Спренгель. – Очень хорошо, что данный вопрос поднят на научно-практической конференции, организованной Советом ветеранов ГУРВО, среди которых много специалистов, имеющих колоссальный опыт успешной организации заказов ракетного вооружения. Хочется надеяться, что этот опыт будет востребован, что время импровизаций в военном строительстве прошло и все решения, в том числе по совершенствованию организации заказов ВВСТ в Минобороны, будут приниматься взвешенно, после всестороннего изучения и обсуждения в профессиональной среде».

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЗАКАЗЧИКА И РАЗРАБОТЧИКА

Очень важным было выступление А.В. Баля, имеющего почти 50-летний опыт испытаний ракетного вооружения и знающего процесс как с позиции заказчика (в том числе в ранге заместителя начальника космодрома по испытаниям), так и с позиции разработчика.

Докладчик, в частности, отметил, что полигоны и ранее решали межвидовые задачи, обеспечивая интересы различных видов (родов) войск, но речь не об административном подчинении, а о непосредственном управлении испытаниями определенных видов вооружений. Административно-хозяйственное управление на территории полигона может и должно иметь единого руководителя.

Имея задачи в интересах разных видов ВС, полигоны одновременно имели направленца (в ранге заместителя командира полигона), который подчинялся соответствующему виду ВС и исполнял указания по организации ОИР в интересах данного вида. Согласование задач различных видов ВС на территории полигона с учетом общих элементов инфраструктуры осуществлял командир (начальник) полигона.

Планирование ОИР, подготовка и расстановка кадров испытателей, отчетность, оперативное управление и координация работ должны осуществляться организацией МО, непосредственно заинтересованной в получаемых результатах. Сегодня это положение не выполняется.

Испытание комплекса ракетного вооружения (РВО) на полигоне начинается с подготовки экспериментально-испытательной базы (ЭИБ). С одной стороны, объекты ЭИБ должны максимально соответствовать позициям штатной эксплуатации, с другой – она должна обеспечивать решение задач программы испытаний. Чтобы обеспечить сроки начала испытаний, проектирование объектов ЭИБ для данного комплекса должно быть начато не позднее, чем за три года до начала испытаний. Только в этом случае могут быть выдержаны нормативные сроки проектирования, утверждения и согласования проектной документации, заключения контрактов и их выполнение. Так как разработка и заводские испытания опытных образцов происходят в одни и те же сроки, то создание ЭИБ должно производиться в тесном взаимодействии подразделений заказчика строительства и заказчика ОКР.

Опыт прошлого подтверждает возможность поэтапного планирования ввода строительных объектов. Что же происходит в настоящее время: строительные работы никак испытателями не управляются. Управление стройкомплексом в МО оторвано от управления испытаниями. В настоящее время заказчик ОКР в МО никак не согласовывает свои планы с заказчиком строительно-монтажных работ.

В ходе испытаний образцов РВО на полигоне должно быть обеспечено тесное взаимодействие структур, ответственных за военно-техническое развитие, и испытателей. В отличие от сегодняшней действительности в прошлом офицеры ГУРВО были постоянными участниками полигонных испытаний, обеспечивая взаимодействие управлений и служб центрального аппарата, НИИ, военных приемок, полигонов, строевых частей и коллективов разработчиков. Такой союз обеспечивал оперативное принятие решений по объему, срокам испытаний, корректировке программной и методической документации, внесению изменений в конструкторскую документацию. Сегодня этой работой никто не занимается. Штатные структуры РВСН, предназначенные для данных целей, не могут выполнить координацию технического проектирования ввиду своей малочисленности.

Многие сегодняшние руководители не понимают роли и значения ГУРВО в создании новых образцов вооружения. К сожалению, в сознании новых руководителей, пришедших к власти в стране на волне эйфории рыночной экономики, произошла неприятная метаморфоза. Появилась когорта руководителей «рыночной» психологии: «Зачем Министерству обороны что-то разрабатывать? Мы придем на рынок и купим то, что нам понравится».

Ракеты – это не колбаса, и богатый ассортимент новой техники на рынке не лежит. Никогда производитель не будет выпускать на рынок товар без учета потребностей конкретного потребителя. Новые технические разработки в любой отрасли машиностроения могут появиться только при тесном взаимодействии заказчика и разработчика. Заказчик должен внятно излагать, что он хочет, а разработчик – обоснованно доказывать, что он может сделать. При этом заказчик обязан соизмерять свои запросы с возможностью собственного кошелька, а не кошелька «другого дяди», который в настоящее время расплачивается за запросы потребителя конечной продукции. Существующая в настоящее время в Минобороны система, когда потребности формирует одно ведомство, а расплачивается другое, – порочна.

Безусловно, важен опыт и мысли, изложенные в выступлении В.И. Болысова, Героя России, посвятившего всю свою жизнь вопросам создания, испытаний, поддержания высокой боевой готовности вооружения в течение всего срока эксплуатации.

«Когда задумаешься о тех разрушительных процессах, которые произошли в системе создания вооружения, я бы даже сказал – в военно-промышленном комплексе, замечаешь, что с первых дней после катастрофического события – разрушения Советского Союза – начались процессы переименования. Понятие «военно-промышленный комплекс» было отодвинуто, его место заняло понятие, к которому мы сегодня привыкли, – «оборонно-промышленный комплекс». Но за каждым наименованием огромное содержание. Это было началом разрушения процесса взаимодействия промышленности и военных специалистов. И это не просто так, – отметил в своем выступлении В.И. Болысов. – Я в 70-е годы читал материал, в котором говорилось, что американские специалисты удивлялись тому, что при общем не очень высоком технологическим уровне в СССР оружие создается самое современное, зачастую превосходящее их образцы. Они провели исследование и сделали вывод, что 30% успеха было за счет того, что в промышленность были направлены квалифицированные военные кадры. Это военные представительства, заказывающие управления, полигоны и, конечно, военные научно-исследовательские институты. И самое главное – тесное их взаимодействие».

В свое время, указывает докладчик, заказывающие управления не только участвовали в разработке, но и выступали генераторами многих идей на каждом из циклов создания вооружения. В этой системе была логика: изучалось развитие вероятного противника, обсуждалось, что можем противопоставить, задавались НИР не только видовому институту, но и Академии наук, подключалась отраслевая, вузовская наука. Сейчас не так, а без этого научно-технический задел не создать. «Убежден, что все прошлые успехи были благодаря взаимодействию промышленности и военных специалистов всех уровней, потому что взаимно обогащались знаниями, свойственными каждой из областей знаний», – подчеркнул В.И. Болысов.

Результаты работы конференции отражены в протоколе. При этом было отмечено, что система вооружения страны является одной из основных составляющих обеспечения ее обороноспособности и безопасности. Все возрастающая техническая сложность и наукоемкость создаваемых образцов ВВСТ требует специальных профессиональных знаний и подготовки специалистов заказывающих структур, научно-исследовательских учреждений, испытателей полигонов и космодромов, военно-научных комитетов, представителей заказчика в организациях ОПК, необходимости создания и поддержания эффективной экспериментально-испытательной базы.

Процесс выбора перспективного вооружения, его создания в заданные сроки и с заданным качеством не может быть реализован без комплексного подхода и персональной ответственности соответствующих должностных лиц в видах и родах войск ВС РФ за конечный результат жизненных циклов ВВСТ.

Конференция решила: председателю Совета ветеранов ГУРВО РВСН обобщить материалы выступлений на конференции и представить в МО РФ и в Коллегию ВПК РФ, а также поручить МО РФ провести оценку эффективности функционирования системы вооружения с привлечением заинтересованных организаций и экспертов в составе рабочей группы.

Хотелось бы надеяться на поддержку предложений ветеранов ГУРВО, обладающих уникальным опытом работы в существовавшей ранее эффективной системе вооружения, проверенной десятилетиями.          


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ядерный потенциал Китая угрожает не только США, но и России

Ядерный потенциал Китая угрожает не только США, но и России

Владимир Мухин

Пекин стремительно наращивает количество и качество стратегических вооружений

0
1603
Долги оборонных предприятий сольют в спецбанк

Долги оборонных предприятий сольют в спецбанк

Ольга Соловьева

Минфин смирился с убыточностью военно-промышленного комплекса

0
1152
Евразийский вектор становится менее привлекательным для стран ЕАЭС

Евразийский вектор становится менее привлекательным для стран ЕАЭС

Виктория Панфилова

Торговые войны заставляют партнеров по объединению искать другие рынки

0
1908
Трамп и Ким разошлись в понимании "заморозки"

Трамп и Ким разошлись в понимании "заморозки"

Владимир Скосырев

Северной Корее предлагают продолжить диалог, но с условиями

0
843

Другие новости

Загрузка...
24smi.org