0
641
Газета Концепции Интернет-версия

05.11.1999

Трудный путь военной доктрины


ОПУБЛИКОВАННЫЙ в октябре этого года проект военной доктрины является развитием вариантов, обсуждавшихся в сентябре и ноябре 1997 г. Разработан он значительно более квалифицированно, глубже и четче предыдущих. Структурно он может быть одобрен, но содержательно он остается неперспективным.

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

1. Из проекта совершенно не видно принципиального отличия будущих военных конфликтов (войн и вооруженных конфликтов) от прошлых, а вероятных противников от прежних. "Сухопутное" мышление авторов рисует будущие войны по образу и подобию прошлых, но с новыми образцами тех же видов оружия, а современных агрессоров - аналогичными агрессорам времен Второй мировой войны.

Научно-технический и промышленный потенциал позволяет индустриально развитым государствам, прежде всего членам НАТО, воевать в основном новейшим оружием, включая информационное ("нелетальные" войны), издалека, но не живой силой впереди техники. А ведь Североатлантический альянс - наиболее сильный и опасный из возможных для нас противник, и воздушно-космическая, а не наземная сфера вооруженной борьбы для него главная, если не единственная, позволяющая, как показала "Югославия-99", принуждать государства к признанию поражения только ударами с воздуха.

Не обозначен в проекте и другой вид возможных противников - грозящих нам хорошо вооруженной массовой и фанатически настроенной живой силой, к тому же оснащенной авиацией и главным образом ракетами.

Бегло упоминая о внутренних вооруженных конфликтах, способных разрастаться и до гражданских войн, авторы зря не подчеркивают не стихийный, бунтовщический, а высоко организованный, массовый и профессиональный характер действий сепаратистов и иных противников власти, борьба с которыми может вестись и на пределе способностей Вооруженных сил и других войск РФ. Тем более что, не признавая в СССР и в РФ возможности вооруженных выступлений групп населения против власти, мы никогда и не готовили свои ВС к такому виду вооруженной борьбы. Достаточно сказать, что ни в одном уставе или наставлении об этом нет ни слова.

Всего этого нельзя не учитывать в военной доктрине.

2. Перечень основных угроз военной безопасности (пп.1.4.-

1.6.) и основных задач по ее обеспечению (п.1.10.) с учетом внешних союзнических и международных договорных обязательств по поддержанию мира заметно шире задач только обороны России. Это обстоятельство, дополненное вводом не очень понятной новой категории "военная организация государства" (ВОГ), размывает содержание понятия "военная безопасность государства" и даже смысл некоторых устоявшихся определений и терминов.

С одной стороны, ВОГ - это не самостоятельная, организационно оформленная структура с общим руководством (командованием), а всего лишь понятие, объединяющее четыре вида многих организаций (силовых структур), подчиненных разным министерствам и ведомствам (Вооруженные силы Минобороны, другие войска, воинские формирования и органы).

С другой стороны, в нем и нет необходимости. В связи с наличием более полутора десятков четко организованных силовых структур, имеющих вооружение с правом его применения при исполнении служебных (должностных) обязанностей, требуется внесение четкости в термин "Вооруженные силы РФ" и в его содержание. Этот термин логично распространить на все четыре вида вооруженных силовых структур России, названных в проекте компонентами ВОГ, а для войск и сил МО употреблять термин "Армия и Флот", понимая под ВС РФ армию, флот, другие войска, воинские формирования и органы.

Само Министерство обороны переименовать (или преобразовать) в более широкое "Военное министерство" (как в дореволюционной России, в 1952-1953 гг. в Советском Союзе и в некоторых других странах).

В этом случае президент не будет ограничен (п.1.12.) правами Верховного главнокомандующего только Вооруженными силами Минобороны, а роль и функции военного ведомства (п.1.16.) и Генштаба ВС МО (п.1.17.) по "координации разработки планов строительства и применения компонентов ВОГ", "организации и осуществлению стратегического планирования применения ВС, других войск, воинских формирований и отделов" станут более четкими и конкретными.

3. Провозглашение права РФ на применение ядерного оружия в "широкомасштабных агрессиях" с обычным оружием при возникновении "критических ситуаций для национальной безопасности РФ" не до конца продумано. Массированный ядерный удар с глобальной катастрофой для обеих сторон не имеет позитивной цели. Выборочный безопасный для жизни на планете удар просто может вызвать, но для сильной стороны и не обязательно, столь же безопасный ответный удар. Дополнив неядерный успех агрессоров, он не разрядит "критичность ситуации" и тем более не предотвратит, а лишь усугубит наше поражение.

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ТЕКСТУ

1. Нет четкого распределения того, какие военные и невоенные структуры в государстве какими вопросами военной безопасности ведают и что входит в ведение Министерства обороны РФ. В ряде мест проекта чувствуется, что авторы берутся не за вопросы МО и излагают их поверхностно. Смешанный документально-декларативный стиль изложения, причем не только в военно-политических, но к сожалению, и в военно-стратегических, а также в военно-экономических основах, неудачен. Руководствоваться в исполнительном плане можно конкретными установками, а не декларациями.

"Сухой остаток" рекомендаций для практических пользователей документом невелик, а ответов на многие конкретные вопросы - "как поступать" - не содержится.

2. Надо улучшить понятийный аппарат и повысить четкость терминологии, внеся различие в употребляемые сходные понятия и названия. В частности, разделить и определить понятия "оборонное" и "военное" (строительство); "мобилизационное" и "стратегическое" (развертывание); "территориальная" и "гражданская" (оборона); "вооружение", "оружие", "военная техника", "специальная техника"; "региональные" и "крупномасштабные региональные" (войны); "локальные войны" и "вооруженные конфликты"; "территориальное море"; "исключительная экономическая зона"; "необходимый" и "достаточный"; "потребности" и "объективные потребности"; "оптимальная" и "отвечающая реальным требованиям"; "требования" и "реальные требования"; "модернизация" и "целенаправленная модернизация", а также отнести их к конкретной компетентности и однозначно употреблять.

3. Нелогичный термин "нестратегические" в тексте заменить их собственным именем "оперативно-тактические".

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

1. Выражение "сугубо оборонительный характер" (от стр. 3 до заключения) заменить на "активный оборонительный характер". Оборонительные цели вооруженной борьбы с агрессорами будут достигаться ее ведением любыми современными средствами и способами, требующимися в зависимости от обстановки для успешного отражения агрессии.

2. Во всех заявлениях о нашей "решимости" (стр. 3 и др.) добавлять "и готовности", при отсутствии которой решимость - пустая фраза.

3. В подразделе "Военная организация государства" в п. 1.26. четвертый "основной принцип строительства и подготовки ВОГ" ("соответствие уровня боевой и мобилизационной готовности и подготовки органов военного управления и войск (сил), их структуры, боевого состава и численности подготовленного резерва, запасов материальных средств и ресурсов задачам обеспечения военной безопасности") не реален и не логичен. Лучше записать: "согласование уровня┘ и задач ┘с реальными возможностями".

4. В п. 1.28. первое "основное направление строительства и подготовки ВОГ" ("приведение объема и содержания задач ВОГ, структуры, состава и численности ее компонентов в соответствие с реальными потребностями обеспечения военной безопасности") не соответствует изложенному ранее (п. 1.10.) содержанию "основных задач по обеспечению военной безопасности" и бессмысленно. Фразу лучше заменить на "согласование┘ потребностей.., задач ┘и реальных возможностей".

ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

Все содержание этого раздела (пп.2.1.-2.28.) ориентировано на прошлые наземные войны и игнорирование первоочередной и наиболее опасной воздушно-космической угрозы, поэтому полностью его анализировать бесполезно. Но некоторые положения должны содержаться и в переработанном проекте.

1. Пункты 2.2.-2.5. Классифицировать военные конфликты и характер вооруженной борьбы в них на основе различий, имеющих военное значение.

2. Представляется целесообразным расчленить связку "ядерное оружие и другие виды оружия массового поражения" (ОМП). Во-первых, они не всегда будут применяться только вместе, и ответная реакция будет разной. Во-вторых, при поражении наших складов и хранилищ неядерного ОМП в "обычной" войне Вооруженным силам и всей стране придется действовать, как и в условиях его применения противником (если не тяжелее). Этому тоже надо обучать войска и население, а решения уметь принимать адекватные.

3. Возможность применения неядерного ОМП в "обычной" войне, да и "необычное" (очень не похожее на прежнее) современное и особенно перспективное неядерное оружие не массового поражения делают название "обычная война" анахронизмом. Лучше различать ядерные войны (с оружием, основанным на расщеплении материи) и неядерные войны (с оружием, основанным на химических и физических процессах).

4. Пункт 2.6. Основное содержание начального периода войны: "борьба с целью отражения (пресечения) агрессии, а также борьба за овладение стратегической инициативой, сохранение устойчивого государственного и военного управления, достижение превосходства в информационной сфере, завоевание и удержание господства в воздухе" - благие пожелания и чистейшая утопия, основанные на непонимании внезапности агрессии и незнании военной истории. У неагрессивной стороны против изготовившегося агрессора в начальном периоде войны такого никогда не было и не может быть.

Невероятно слабым и не подготовленным должен быть агрессор, а мы должны находиться в состоянии неимоверной постоянной готовности к отражению внезапной агрессии, чтобы начинать вооруженную борьбу с решения таких задач. Агрессор возможность их решения обеспечивает непосредственной изготовкой только накануне и внезапностью начала агрессии. Для неагрессивной же стороны это задачи середины и второй половины войны при ее благоприятном начале и сохранении необходимых ресурсов и сил. Надо будет благодарить судьбу, если в начальный период войны удастся, сохранив хотя бы какое-нибудь государственное и военное управление, отразить воздушную (воздушно-космическую) часть агрессии с радикальным ослаблением ее силы и тем самым обеспечить мобилизационное и стратегическое развертывание Вооруженных сил и оборонной мощи государства. Это обеспечит если не срыв и прекращение общей агрессии, то последующее решение названных в п. 2.6. задач.

5. Пункт 2.14. второго абзаца. "Цель применения Вооруженных сил и других войск" - сомнительна. Нанесение не ясно кем, на основе чего "заданного" и в чем выраженного ущерба агрессору не может быть "целью применения ВС". Агрессор может при этом ответить нам неприемлемым для нас ущербом. Он может выдержать "заданный" нами ущерб ему. Может произойти и то и другое. Разве цель применения ВС при этом будет достигнута?

6. Пункты 2.17. и 2.18. "Задачи Вооруженных сил и других войск РФ". Их много, но нет первоочередной и главной, а в некоторых военных конфликтах и единственной задачи - отражения внезапного воздушно-космического начала агрессий в нынешних условиях в интересах создания благоприятных предпосылок для осуществления мобилизационного и стратегического развертывания, ведения всех последующих военных действий, решения всех остальных военных задач и обеспечения функционирования самого государства. Если этого не сделать, то решения остальных задач может и не потребоваться. Это не будет иметь смысла. Именно так было в Югославии в 1999 г., когда, не дождавшись наземной войны, страна признала свое поражение лишь при ударах с воздуха.

Пункт 2.20. Задачи ВС Минобороны во внутренних вооруженных конфликтах не отделены от задач других войск и годятся лишь для легких ситуаций - против слабо организованных и оснащенных сил. Чечня и Дагестан уже показали, что и без развития таких конфликтов в гражданские войны ВС МО, как единственная силовая структура, обладающая всеми видами вооружения, должны быть способными и готовыми в непредотвращенных военных конфликтах не помогать, а возглавлять разгром главных сил внутреннего противника в самом начале конфликта и даже с упреждением его, оставляя тесно взаимодействующим с ними другим войскам РФ до начала конфликтов - их предотвращение, а в ходе и после - "зачистку", "фильтрацию", "охрану" и иные подобные последующие действия.

В противном, очень нежелательном случае другие войска РФ должны полностью продублировать ВС МО РФ, оставляемые для борьбы только с внешними противниками, по всем видам вооружения. Самый же лучший способ - руководству не допускать внутренних конфликтов несиловыми (политическими, экономическими и т.п.) методами и средствами.

ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

Содержание раздела по перечню мероприятий приемлемо. Для советской государственной системы подходит вполне, для российской дико-рыночной сомнительно.

За декларативным стилем изложения не видно, как и в какой степени может быть использован даже "оборонный промышленный комплекс", не говоря уже о приватизированных частных предприятиях. Кто и в какой степени обяжет их работать на оборону с централизованным распределением военных заказов и тем более развивать под это свои производства?

Не видно, кто и как будет планировать размещение экономической базы обороны по территории страны для обеспечения необходимой ее живучести и восстанавливаемости под ударами противника. Вспомним созданную перед войной в сложных природных условиях экономику в восточных районах СССР, спасшую его после потери экономики в оккупированных западных районах. А без этого все содержание основ - только слова.

Проект должен быть переработан. Это надо осуществить силами научных коллективов и научными методами, а не келейно, и глядя вперед, а не назад.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Путин и Абэ договорились об активизации российско-японских переговоров по мирному договору

Путин и Абэ договорились об активизации российско-японских переговоров по мирному договору

0
303
ХАМАС считает отставку министра обороны Израиля признанием поражения

ХАМАС считает отставку министра обороны Израиля признанием поражения

0
299
В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

0
367
Чистая прибыль "Газпрома" за девять месяцев 2018 года составила 395,15 млрд руб.

Чистая прибыль "Газпрома" за девять месяцев 2018 года составила 395,15 млрд руб.

0
390

Другие новости

Загрузка...
24smi.org