0
841
Газета Концепции Интернет-версия

29.10.2004 00:00:00

Ирак меняет политические симпатии среди американских военных

Тэги: сша, выборы, президент, военнослужащие, голоса


В Соединенных Штатах традиционно считается, что определенное ограничение гражданских прав военнослужащих необходимо для поддержания высокого уровня дисциплины и боевой готовности вооруженных сил. Эти меры создают обстановку, благоприятствующую выполнению войсками своих функций и ограждающую людей в погонах от политической борьбы и закулисных интриг партийных боссов. Ибо история США убедительно свидетельствует: политические персоналии меняются, партии чередуются у власти, но стратегические задачи армии остаются незыблемыми.

ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ПРАВА

Однако если дело касается выборов, то в принципе военнослужащие пользуются такими же избирательными правами, как и прочие граждане Америки. Разумеется, если речь идет о выборах федерального масштаба - президента, вице-президента, членов Палаты представителей или Сената. В этом случае те, кто не может в день выборов опустить бюллетень непосредственно на избирательном участке, голосуют по почте. Сюда же относятся и военнослужащие, дислоцированные за рубежом или на кораблях в открытом море.

Несколько иной подход к участию военнослужащих в выборах должностных лиц местных органов, представителей законодательной, исполнительной властей штатов. В этих случаях они, как, впрочем, и все граждане США, имеют право голосовать только по своему официальному юридическому адресу. Таким адресом является населенный пункт, где гражданин родился или зарегистрирован в качестве постоянного жителя.

Поэтому, к примеру, уроженцы Техаса, служащие в штате Юта, не имеют права участвовать в выборах его губернатора, если они не стали постоянными жителями Юты. Зато они с полным правом могут обратиться в избирательный орган своего техасского городка с просьбой выслать им бюллетени и по почте выразить свое отношение к тамошним кандидатам.

Что касается собственно выбора, то военнослужащий самостоятельно определяет свои симпатии и антипатии. Он, кстати, имеет и полное право состоять в любой политической партии (кроме запрещенных). С одной лишь весьма существенной оговоркой: в партийной жизни солдат, офицер или генерал участвуют исключительно как рядовые граждане, а не как представители вооруженных сил. Чтобы подчеркнуть это требование, существует правило: на политических собраниях, демонстрациях им можно присутствовать только в свободное от службы время и в гражданском платье.

Как и все граждане, американские военные имеют право выдвигать свою кандидатуру на любую выборную должность. Но такое возможно лишь в том случае, если избирательная кампания не будет мешать кандидату в исполнении его служебных обязанностей. В случае избрания на любой федеральный, штатный или местный пост военнослужащий обязан уйти в отставку.

СУРОВЫЙ ПРАВОПОРЯДОК

Нынешняя предвыборная кампания, как и предыдущие, естественно, не могла обойти стороной гарнизоны, авиабазы и гавани. Электромагнитные волны, несущие радио- и телеинформацию, не огибают ведь эти места сосредоточения людей в униформе. А их материалы сегодня в значительной мере предвыборные. Другое дело, что самим военнослужащим запрещается вести политическую агитацию среди однополчан.

Более того, военные законы ограничивают в этом и американских политиков, посещающих гарнизоны для встреч со своими избирателями. Прибыв в часть, они могут беседовать с солдатами и офицерами лишь на глобально-стратегические или политические темы. Но обязаны избегать личных, так сказать, тактических соображений, впрямую влияющих на выбор данных представителей военного электората. Любопытно, что именно это требование, как раз неписаное, тем не менее, строжайше соблюдается на практике.

В Соединенных Штатах считается, что все такие ограничения предвыборных гражданских прав военнослужащих необходимы, чтобы оградить их от интриг и подковерной борьбы партийных функционеров. Более того, государство требует от военных вообще воздерживаться от громогласных политических высказываний. Это относится и к самым высокопоставленным лицам Пентагона, и к рядовым солдатам.

Если же они позволяют себе публично критиковать действия высших должностных лиц администрации или своих начальников либо использовать служебное положение для влияния на политические взгляды подчиненных, то за этим следует немедленное увольнение из вооруженных сил.

Этого жребия не избежал даже герой Первой войны в Персидском заливе генерал-лейтенант Норман Шварцкопф, которому сразу же после триумфа пришлось подать в отставку. А потому как победитель Саддама Хусейна позволил себе публичные высказывания, не совпадающие с официальной линией администрации США по проблемам окончательного разгрома иракской армии.

Впрочем, этот запрет касается не только прямого участия военных в политической деятельности, но и соблюдения норм своеобразного "военно-морального кодекса". Военное законодательство жестко регламентирует такие нормы, как получение подарков, частные телефонные и радиопереговоры по служебным линиям связи, участие в азартных играх, нелегальных лотереях, супружескую неверность и другие негативные моменты в частной жизни солдат, офицеров и генералов.

К примеру, в нем существует закон, согласно которому запрещается принимать подарки от подчиненных и других военных, получающих более низкое денежное содержание. Что касается связей военных с частным бизнесом, то категорически запрещается использовать ссылки на свою принадлежность к армии, консультировать фирмы по любым вопросам и принимать денежное вознаграждение как от фирм, так и от частных лиц, имеющих контракты с Пентагоном.

Думается, кстати, если бы аналогичный закон существовал в России и так же жестко применялся к ее генералитету, то уже давно не осталось бы в российской армии ни одного чина в лампасах и с большими звездами на погонах из-за господствующей коррупции.

Но в Соединенных Штатах эта эффективная система дисциплинарной, юридической и не в последнюю очередь - жесткой материальной ответственности за подобные действия практически полностью исключила их из числа правонарушений, в первую очередь - среди генералитета.

Такое происходит еще и потому, что назначение на любой генеральский пост согласовывается с Сенатом и производится специальной директивой президента США. Но для того чтобы снять с должности провинившегося генерала, достаточно всего лишь приказа министра обороны. Так что подняться наверх этому чину гораздо сложнее, чем скатиться оттуда.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Такой жесткий, я бы сказал - суровый правопорядок привел к тому, что личный состав американских вооруженных сил заведомо придерживается консервативных взглядов. И весьма важно, что это направление сохранилось сегодня, накануне президентских выборов.

Ведь в настоящее время численность вооруженных сил США составляет 1 миллион 400 тысяч человек. Если отбросить 300 тысяч таких, кто подписал контакт, имея лишь гринкарту и до сих пор не стал гражданином США, то 1 миллион 100 тысяч избирателей - весьма даже крупный электорат, от поведения которого на выборах будет зависеть многое в судьбе претендентов на высшие посты.

В этом плане большой интерес общественности США вызвал опубликованный Институтом стратегических исследований при Гарвардском университете труд профессора Оле Холсти. Этот известный социолог с середины 70-х каждые 4 года проводит опрос высшего и среднего комсостава американской армии (от полковника включительно), чтобы выявить динамику изменений умонастроений верхушки офицерского корпуса.

Полученные им результаты, по мнению видных социологов США, поистине сенсационны. За последние два десятилетия в высшем офицерстве процент тех, кто исповедует "правые" взгляды, вырос в несколько раз. Если в 1984 году соотношение консерваторов и либералов в этих кругах составляло 4:1, то через 20 лет этот показатель достиг 20:1.

Только 3% старших офицеров назвали себя "до известной степени либералами". Для сравнения: в гражданской элите к либералам относит себя 57% участников социологических опросов.

Если верить данным профессора Оле Холсти, в рядах американского офицерства неуклонно укрепляет свое влияние республиканская партия. В 1976 году лишь треть старших офицеров на вопрос об их политической ориентации назвали республиканскую партию. В 1996 году такой ответ дали уже две трети опрошенных, а в текущем году их число составило 70%.

Примечательно, что в такой же примерно пропорциональности уменьшилось число тех, кто не причисляет себя ни к одной из партий. В 1986 году половина американских старших офицеров заявляли, что находятся вне политики. Ныне таких лишь четвертая часть. Таким образом можно говорить о подрыве одной из фундаментальных традиций американских офицеров - их неучастии в политических кампаниях.

Нынешние выборы будут проходить в ситуации, когда Америка находится в состоянии войны. Фото Reuters

Естественно, в данном случае речь идет о позиции офицеров в чине не ниже полковника, попавших в работу профессора Оле Холсти, но ведь это весьма влиятельная часть офицерского корпуса. Однако, отмечает другой исследователь, Томас Рикс, выпустивший книгу о политических проблемах военных, консервативное умонастроение, по всей видимости, присуще и младшим офицерам в не меньшей мере.

Такое происходит, хотя ряды младших офицеров в начале XXI века активно пополнялись женщинами и представителями этнических меньшинств. Эти категории военнослужащих традиционно считаются более либеральными, чем белые мужчины. А ведь их к началу текущего года было не менее трети общей численности младших офицеров.

Аналогичная ситуация в учебных заведениях, готовящих младших офицеров. По данным исследования, проведенного профессором университета Сиракуз Фолькера Франке, для кадетов престижнейшей военной академии Вест-Пойнт понятия "офицер" и "республиканец" равнозначны. Две трети этих кадетов безоговорочно числят себя консерваторами. Франке, опросив офицеров в командно-штабном колледже корпуса морской пехоты, выяснил, что консервативных взглядов придерживаются более 70% из них.

Как пишет Томас Рикс, в последнее время появляются свидетельства того, что в дискуссии военных по глобальным стратегическим проблемам "превалируют крайне правые взгляды". В качестве примера он приводит статью отставного генерал-майора морской пехоты Джона Линча, утверждающего, что "американское общество под властью либералов и Клинтона продемонстрировало признаки серьезного загнивания".

В том же духе высказались три старших офицера в "Газете морской пехоты". По их мнению: "Если снова возобладает либеральная стратегическая концепция, то следующую глобальную войну мы будем вести на американской земле". Кстати, этот аспект боевых действий является одним из самых острых в дискуссии, которая была проведена недавно в командно-штабном корпусе морской пехоты. Многие его слушатели считают, что только твердые, даже чрезвычайные меры, могут гарантировать американское общество от угрозы изнутри.

Подобная ситуация, естественно, радует республиканцев и настораживает либералов, особенно накануне президентских выборов. Американские исследователи считают, что в связи с военными кампаниями в Афганистане и Ираке вооруженные силы США все более становятся на сторону тех, кто исповедует наиболее жесткие взгляды, а это по определению - республиканцы.

Они же, исходя из ситуации, сложившейся и нынешнем военном электорате, рассчитывают, по крайнем мере, что две трети голосов его членов получит нынешний президент, а это, по самым скупым оценкам, 600-700 тысяч бюллетеней. И очень возможно, что именно эти голоса и создадут ему решающий перевес.

Вместе с тем нынешние выборы будут проходить в ситуации, когда Америка находится в состоянии войны. Крупные контингенты американских вооруженных сил ведут боевые действия вдалеке от США, несут людские потери, число погибших перевалило за тысячу, искалеченных - в пять раз больше. Дополнительные военные расходы уже зашкалили за 200 млрд. долл. Тяжесть стратегической линии Джорджа Буша несут прежде всего военнослужащие и члены их семей. Если учитывать и этот фактор, то уверенность в безусловном предпочтении армейского электората не должна бы, пожалуй, у республиканцев быть настолько абсолютной.

Но и кроме того, в предвыборную борьбу активно включилась и вторая, так сказать, военная сила - демократическая. При Джоне Керри сформирован настоящий штаб из 12 многозвездных генералов в отставке. Идея его создания возникла у бывшего председателя Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) американских вооруженных сил генерала Уильяма Кроу. В этот штаб вошли бывший Главком НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк, бывший председатель ОКНШ генерал Джон Шаликашвили, бывший директор ЦРУ адмирал Стэндфорд Тернер и даже женщина, дослужившаяся до чина генерал-лейтенанта, Клаудиа Кеннеди.

Она, выступая недавно на крупнейшем предвыборном митинге демократов, заявила: "На протяжении полувека, со времени президентства освободителя Европы Айка Эйзенхауэра, у Америки не было кандидата в президенты, который бы так хорошо разбирался в военных делах, как Джон Керри". С аналогичными речами выступают и остальные высокопоставленные в прошлом генералы.

В настоящее время военный штаб предвыборной кампании Джона Керри интенсивно перемещается из штата в штат, вербуя в число его сторонников тех, кто служил в армии США, членов Национальной гвардии и организованного резерва. А это - сотни тысяч избирателей.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

Евгений Солотин

В мегаполисе планируют продолжать программы развития и сохранять высокие стандарты социального обеспечения

0
203
Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

  

0
147
ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

Владимир Мухин

Отечественные "Мистрали" будут строить в Крыму

0
879
Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

0
197

Другие новости

Загрузка...
24smi.org