0
1946
Газета Концепции Интернет-версия

10.12.2010 00:00:00

Россия и НАТО никуда друг от друга не денутся

Тэги: россия, нато

Из досье "НВО"

Александр Петрович АЛЕКСЕЕВ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации (ООН, Япония), посол по особым поручениям – советник министра иностранных дел РФ по взаимодействию России и НАТО (2002–2010), почетный член Российской ассоциации Евро-Атлантического сотрудничества.


россия, нато Председатель комитета начальников штабов США адмирал Майк Маллен и начальник Генерального штаба Николай Макаров наглядно демонстриуют дружеские отношения между Востоком и Западом.
Фото Reuters.

НАТО переживает сложные процессы трансформации, что влияет на развитие отношений альянса с Россией. Однако Россия, полноценно включившись в переговорную площадку Совета Россия–НАТО, имеет шанс продвинуть президентскую инициативу по Договору о европейской безопасности и укрепить свое военно-техническое сотрудничество с Европой. В отношениях с США и Канадой для России открываются исторические возможности объединить системы ПРО и мощности по антитеррористическому аэронавигационному контролю. Об этом в интервью «НВО» рассказывает Александр АЛЕКСЕЕВ, советник министра иностранных дел РФ по взаимодействию России и НАТО в 2002-2010 годах.

– Александр Петрович, как вы охарактеризуете отношения России и НАТО на современном этапе?

– Логично пристально посмотреть на российско-натовские отношения. Это тем более чрезвычайно важно в связи с участием на саммите в Лиссабоне в рамках Совета Россия–НАТО российского президента. Отношения России и НАТО сегодня развиваются в условиях противоречивой и неоднозначной ситуации. С одной стороны, Россия занимает прагматичную политическую линию приверженности принципу совпадающих интересов. Россия обеспокоена слабой эффективностью существующей архитектуры системы безопасности на евро-атлантическом пространстве. При этом наша страна предлагает конкретные меры по ее укреплению, что отражено в инициативе президента Дмитрия Медведева по заключению Договора о европейской безопасности. С этой точки зрения площадка НАТО предоставляет России уникальную возможность инициировать на самом высоком уровне откровенный разговор о будущем евро-атлантической архитектуры безопасности, об ее укреплении с помощью предложенного Россией Договора о европейской безопасности.

С другой стороны, мне представляется, что в данный момент Североатлантический альянс находится в «зависшем состоянии» поиска своей идентичности – быть ли глобальным игроком или ограничиться более скромными евро-атлантическими амбициями. Сегодня в НАТО возникают идеи задействовать альянс в таких сферах, как глобальное изменение климата, обеспечение безопасности в Арктике. Хотя этими проблемами занимаются другие международные структуры. Сможет ли новая Стратегическая концепция НАТО разрешить эту неопределенную ситуацию? Время покажет.

– Что можно сказать об эффективности Совета Россия–НАТО?

– В Совете Россия–НАТО есть воля и стремление к ведению прямого и в определенной степени конфиденциального обмена мнениями по всей повестке евро-атлантической безопасности. Такая дискуссионная экспертная площадка призвана снимать военно-политическую напряженность, которая периодически возникает на пространстве Евро-Атлантики.

Мое мнение, что до сих пор в натовском формате сохраняются характерные черты подходов в отношении России со времен периода холодной войны. В том числе и в области военного планирования. Но несмотря на это, СРН остается площадкой сосуществования обеих сторон (modus vivendi), призванной в первую очередь помочь всем участникам объективно оценивать как конкретные ситуации в области международной безопасности, так и в целом эффективность всей евро-атлантической архитектуры безопасности.

В целом в рамках СРН происходит порой весьма доверительный по своему характеру обмен мнениями. Но пока отсутствуют примеры совместных решений и действий. Последнее во многом зависит от итогов процесса трансформации альянса. Говорится об участии России в европейской системе ПРО, но без конкретики: как она будет строиться и какова роль России. Нам нужно продвигаться к совместному принятию решений и конкретным практическим действиям.

– А какой, по вашему мнению, должна быть политическая стратегия России в отношении НАТО?

– Между НАТО и нашим государством существует достаточно весомый перечень общих интересов, и прежде всего это касается противодействия сегодняшним и будущим угрозам миру и безопасности: распространению оружия массового уничтожения, международному терроризму, кризисным военным и природным ситуациям, этническим чисткам, наркотрафику, пиратству и т.п.

Североатлантический альянс сейчас находится в процессе адаптации к сегодняшней и будущей реальности. Исход происходящих перемен в НАТО и определит в конечном счете уровень российско-натовских отношений. В условиях же существующей неопределенности – какой будет НАТО завтра – России предпочтительно придерживаться в контактах с альянсом принципа совпадающих интересов, своевременно, спокойно и адекватно реагируя на действия НАТО как по внешнеполитической линии, так и в области военного строительства, не теряя при этом дискуссионной площадки. Это критически важно.

– По данным недавнего опроса Фонда Маршалла, от 40 до 70% населения Евро-Атлантики выступают за вывод своих войск из Афганистана. Как вы оцениваете операцию НАТО в Афганистане?

– Мое мнение заключается в том, что эта первая полноценная военная операция альянса за пределами его традиционной зоны ответственности не относится к числу эффективных и результативных акций. Применительно к сложившейся в Афганистане ситуации я бы напомнил совет, данный одним из американских конгрессменов президенту США Линдону Джонсону в связи с войной во Вьетнаме: «США объявить победителем, а американские войска вывести». В этой фразе надо только заменить Вьетнам на Афганистан. На ход операции оказывает влияние мировой экономический кризис, вынуждающий сокращать военные расходы стран – членов НАТО, особенно Германии и Великобритании.

– Насколько реально для России открыть в полной мере военно-технический сегмент рынка Евро-Атлантики?

– Россия включена в военно-технический сегмент евро-атлантического рынка. ВТС образуют не международные структуры НАТО и Евросоюз, а система двусторонних отношений России с европейскими государствами. Подписано много межправительственных соглашений по ВТС, в том числе с Германией, Грецией, Испанией, Италией, Турцией, Францией, Болгарией, Польшей, Словакией, Чехией и др.

Однако доля экспорта российского оружия в страны НАТО остается небольшой, в основном это поставка запчастей к технике советского производства, а также ее модернизация. Ряд западноевропейских стран стремятся к диверсификации источников закупок вооружений, в том числе по ценовым соображениям. Так, Греции были поставлены ЗРК «Тор-М1» и «Оса-АКМ», ПТРК «Корнет-Э», УАС «Краснополь-М», три корабля на воздушной подушке. Поставки военной техники и вооружения осуществлялись Кипру и Турции.

Особо важно сотрудничество с Францией в области современных военных НИОКР. Французская авионика устанавливается на российских истребителях СУ-ЗОМКИ, поставляемых в Индию. Российско-французское сотрудничество заключается не только в экспорте продукции, но также осуществляются закупки французских комплектующих изделий в интересах Вооруженных сил России. Более того, не исключается в будущем закупка у Франции вертолетоносцев «Мистраль», что создает интересный прецедент во взаимоотношениях со странами – членами НАТО.

Определенно, сотрудничество с Европой в военно-технической сфере – в интересах модернизации, объявленной нашим президентом. Сегодня ОПК Европы стремится к повышению своего влияния на пространстве НАТО, к снижению степени американского превосходства в военно-технической сфере. И с этой точки зрения Россия может рассматриваться как важный партнер европейцев, способный внести конкретный и существенный вклад в решение вышеупомянутой задачи. Все это создает объективную основу для взаимовыгодного военно-технического сотрудничества с европейскими странами, в первую очередь в области современных оборонных технологий.

– Какие проекты осуществляют совместно Россия и НАТО?

– Хорошим примером развития партнерства между Россией и НАТО является авиакосмическая область – Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве (ИСВП). Суть совместного проекта заключается в создании системы обмена информацией по линии соприкосновения воздушных границ НАТО и России о подозрительных воздушных судах, которые могут быть использованы в террористических целях. В проект со стороны альянса сегодня включены Норвегия, Польша и Турция. Обмен информацией об обстановке в воздушном пространстве осуществляется между главными координационными пунктами: натовским в Варшаве и российским в Москве. Это очень важная мера взаимного доверия, имеющая перспективы включения в общий проект стран Прибалтики, США и Канады и перехода от обмена информацией к координации активных мер по противодействию террористическим действиям в воздушном пространстве.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Андрей Ваганов

Высокие технологии в России рассматриваются прежде всего в плане создания новых типов вооружений

0
381
Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

0
168
Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

0
645
Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

0
219

Другие новости

Загрузка...
24smi.org