0
2954
Газета Концепции Интернет-версия

21.12.2018 00:01:00

Применит ли Исламабад атомную бомбу первым

Ядерная политика Пакистана на фоне противостояния с Индией

Петр Пасхальный

Об авторе: Петр Иванович Пасхальный – военный историк, доктор исторических наук, профессор.

Тэги: Пакистан, СЯО, Абдул Кадырхан, ДВЗЯИ, США, Индия, ракеты, боеголовки


Пакистан, СЯО, Абдул Кадыр-хан, ДВЗЯИ, США, Индия, ракеты, боеголовки Абдул Кадыр Хан – руководитель пакистанской ядерной программы. Кадр из видео Youtube

После окончания Второй мировой войны, 15 августа 1947 года, была провозглашена независимость Индии, но еще днем ранее, 14 августа, на политической карте мира появилось государство Пакистан. И сразу же началась межрелигиозная конфронтация, приведшая к многочисленным жертвам. При этом раздел Британской Индии на два государства вызвал самую массовую в XX веке миграцию – около 13 млн человек. В результате крупные вооруженные конфликты с Индией произошли в 1947–1948 годы, дважды в 1965 году, в 1971 и в 1999 годах плюс конфликты меньшей интенсивности в другие годы. Сохраняющиеся территориальные претензии друг к другу делают две страны заинтересованными в разработке и наращивании средств взаимного сдерживания и устрашения. Одним из таких средств и стало ядерное оружие (ЯО).

СТАНОВЛЕНИЕ ПРОГРАММЫ

В разгар холодной войны важное стратегическое положение Исламской Республики Пакистан (ИРП) к югу от СССР и к западу от КНР привлекло к нему пристальное внимание США. С объявлением в 1953 году президентом США Дуайтом Эйзенхауэром программы «Атом для мира» эта страна стала одним из самых ранних их партнеров. Так, 11 августа 1955 года ИРП и США подписали соглашение о сотрудничестве по вопросам мирного использования атомной энергии, а в марте 1956 года в стране была создана Комиссия по атомной энергии (КАЭ).

Однако такие решения были скорректированы после военного переворота, организованного генералом Мухаммедом Айюб Ханом в октябре 1958 года. С началом его правления в Пакистане активизировались разработки планов по использованию ядерной энергии в военных целях. КАЭ ИРП основала атомный научно-исследовательский центр в Лахоре. В свою очередь, США предоставили Исламабаду 350 тыс. долл., и с их помощью в 1963 году был построен первый ядерный реактор мощностью 5 МВт. Затем Пакистан подписал контракт с Канадой на постройку «под ключ» ядерного реактора на тяжелой воде.

На этой волне Пакистан после заключения 1 июля 1968 года СССР, США и Великобританией Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) с возможностью его подписания неядерными государствами вслед за Индией не принял участия в этой процедуре, чем подтвердил свои амбиции на обретение статуса ядерной державы в будущем. Активно продвигаясь вперед в данной области, в 1970 году Пакистан построил опытный завод по обогащению урана в Дера Гхази Хан (провинция Пенджаб), а в 1971 году ввел в строй на АЭС «Канупп» тяжеловодный реактор, поставленный из Канады, который начал работать на канадском и американском ядерном топливе.

В январе 1972 года, после неудачной войны с Индией в декабре 1971 года, когда на территории Восточного Пакистана было образовано новое государство Бангладеш, новый президент страны Зульфикар Али Бхутто провел секретное совещание с пакистанскими учеными-ядерщиками, чтобы обсудить возможность начала реализации оружейной ядерной программы. В ходе встречи несколько ученых с энтузиазмом поддержали эту идею. Президент в итоге одобрил программу и обещал, что правительство создаст все условия для создания ЯО в стране. Он также потребовал, чтобы ученые осуществили данный проект в течение трех лет. «Если Индия построит (атомную) бомбу, мы будем есть траву и листья, будем голодать, но и сами заполучим бомбу себе. У нас нет другого выбора», – заявил Бхутто.

РАБОТЫ АКТИВИЗИРУЮТСЯ

Работы по программе ускорились после того, как в мае 1974 года Индия провела первое ядерное испытание, выдав его за «мирный» ядерный взрыв. Данное событие вызвало в Пакистане «взрыв паники» как среди руководства страны, так и среди специалистов, занимавшихся этой проблемой, и Исламабад начал разрабатывать ЯО за счет огромного напряжения внутренних ресурсов. Сокращались государственные расходы, главным образом на социальные нужды. Для получения безвозмездных ассигнований от богатых арабских государств ИРП умело использовала тезис о будущей «мусульманской ядерной бомбе» и стремилась первой заполучить ее. Деньги на такие исследования давали Ливия, Саудовская Аравия и другие страны.

Опираясь на внешние и собственные силы, Исламабад 11 марта 1983 года осуществил «холодные» испытания ядерного взрывного устройства (ЯВУ), а также достиг предельных мощностей по обогащению урана. 12 сентября 1984 года президент США Рональд Рейган в письме президенту ИРП Зия уль-Хаку предупредил его о том, что Пакистан может лишиться американской военной помощи, если будет упорствовать в продолжение своей ядерной программы. Однако это не возымело действия. К глубокой осени под руководством Абдул Кадыр Хана была собрана первая ядерная бомба, а 10 декабря ученый написал письмо Зия уль-Хаку, в котором сообщил, что бомба готова и может быть взорвана в любое время.

Ядерные испытания не были проведены только потому, что Пакистан выступал союзником США в афганской войне и могли возникнуть неблагожелательные последствия. Причем доктор Абдул Кадыр Хан считал, что война в Афганистане с участием советских войск дала время, нужное для усовершенствования ядерных возможностей Пакистана.

Этому способствовало и подписание в 1986 году пакистано-китайского соглашения в области ядерных исследований, по которому Китай передал технологию изготовления ядерного заряда мощностью 25 кт. Кроме того, Китайская национальная ядерная корпорация направила в ИРП своих специалистов с целью налаживания газовых центрифуг. Сотрудничество с Китаем в ядерной области подтолкнуло Пакистан к развитию параллельной программы по созданию заряда на основе оружейного плутония, но данная программа была закрыта в 1976 году, так как на тот момент Пакистан не имел необходимого научного и технического потенциала по созданию оружейного плутония.

49-4-1_b.jpg
Многоцелевой истребитель JF-17 может обладать возможностью
доставки ядерного оружия. Фото Хамида Фараза

7 марта 1987 года Абдул Кадыр Хан провозгласил: «Все, что ЦРУ США говорит о нашем приобретении ядерного оружия, – правда». Президент Зия уль-Хак на это отметил, что у Пакистана есть ресурсы только для пятипроцентного обогащения урана. Но это было далеко не так, и 6 марта 1988 года New York Times прямо указала: у Исламабада высокообогащенного урана (ВОУ) хватит для сборки 4–6 ядерных бомб.

Одновременно в Пакистане начались изыскания по разработке носителей ЯО. Так, по плану создание ракетных систем доставки ядерных боезарядов (ЯБЗ) должно было начаться еще в 1981 году, то есть раньше, чем разработка первого ЯВУ. Создавать ракету планировалось с помощью КНР.

Первой пакистанской ракетой стала «Хатф-1», которая получила имя по названию меча пророка Мухаммеда (в переводе с арабского – «Смерть»). Ракета – одноступенчатая, твердотопливная, мобильного базирования. Она имела дальность пуска всего 80 км и полезную нагрузку в 500 кг. Почти одновременно с «Хатф-1» началась разработка также твердотопливной ракеты мобильного базирования «Абдали», названной в честь Ахмад-шаха Абдали – пакистанского императора, завоевавшего западную часть Индии. Она еще имеет название «Хатф-2».

Пакистан не ограничился носителями ЯБЗ в виде этих ракет. Так, во второй половине 1980-х годов США поставили Пакистану 28 самолетов F-16А (одноместных) и 12 F-16В (двухместных). Затем Исламабад заказал еще 11 самолетов F-16А/В.

Таким образом, в нарушение ДНЯО к концу 80-х годов ХХ века Пакистан стал неофициальным ядерным государством, которое в секретном порядке обзавелось такой бомбой и не прекращало наращивания своего ядерного потенциала.

СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИКА

В начале 1990-х годов Пакистан продолжил разработку способных нести ЯБЗ мобильных твердотопливных одноступенчатых ракет «Газнави» («Хатф-3») и «Шахин-1» («Хатф-4») на базе 30 закупленных китайских ракет, а также приступил к созданию ракет промежуточной дальности на жидком топливе «Гаури-1» («Хатф-5») с использованием северокорейской технологии по производству ракеты «Нодон-1».

Вместе с тем давление США на Пакистан способствовало тому, что 7 ноября 1995 года последовало заявление представителя ИРП в Женеве о необходимости создания зоны, свободной от ЯО в Южной Азии. Вслед за этим 1 января 1996 года Пакистан обменялся с Индией списками ядерных объектов, которые каждая из сторон обязалась не атаковать в рамках соглашения по укреплению доверия (соглашение аннулировано после того, как Индия провела в том же году испытания ракеты «Притхви-2», способной нести ядерные боеголовки), и продолжил в феврале того же года переговоры с Дели о прекращении гонки вооружений в регионе.

После того как 10 сентября 1996 года был принят и открыт для подписания Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), Пакистан не присоединился к нему (как, впрочем, и Индия) и продолжил реализацию своей ракетно-ядерной программы. 6 сентября 1997 года премьер-министр Наваз Шариф официально заявил о том, что Исламабад обладает ЯО. Кроме того, в связи с проведением Дели в начале мая 1998 года ряда ядерных взрывов  Пакистан в конце мая провел собственные ядерные испытания, ставшие итогом 30-летней работы по созданию ЯО. Серия этих подземных испытаний из шести ЯВУ была проведена 28 и 30 мая под кодовым названием «Чагай-1» и «Чагай-2» на испытательном полигоне, который был оборудован в горах Рас Кох в провинции Белуджистан. Критикуя Индию за проведенные ранее ядерные испытания, премьер-министр страны Наваз Шариф тогда сказал: «Пакистан не имел выбора, кроме как последовать ее примеру».

В конечном итоге к началу 2000 года в ядерном арсенале Исламабада имелось до десяти ЯБЗ на основе ВОУ и от двух до пяти ЯБЗ на основе оружейного плутония. При этом одной из задач, которая ставилась перед пакистанскими учеными-ядерщиками и специалистами, было создание компактных ЯБЗ, предназначенных для доставки к цели с помощью авиационных средств и ракет.

В этот же период Пакистан наряду с разработкой и усовершенствованием твердотопливных и жидкостных баллистических ракет (БР) семейств «Шахин», в частности, «Шахин-2» («Хатф-6») и «Гаури», продолжал разрабатывать два типа крылатых ракет (КР), которые в будущем могли оснащаться ЯБЗ – «Бабур» (названа в честь средневекового полководца Мухаммада Бабура, покорившего Индию; другое название – «Хатф-7») и «Раад» («Хатф-8»).

СОСТАВ СИЛ

Современные ядерные силы Пакистана состоят из двух компонентов – авиационного и наземного, в стадии зарождения находится морской.

Первый представлен эскадрильями истребителей F-16 A/B, которые были переоборудованы для доставки ЯО. В качестве носителей ядерных бомб могут применяться самолеты «Мираж III/V», закупленные во Франции. Вероятно, этой возможностью обладает и многоцелевой истребитель JF-17, разработанный совместно с Китаем. В 2017 году была принята на вооружение КР воздушного базирования «Раад», которую могут применять самолеты «Мираж III/V».

Наземный компонент ядерных сил Пакистана включает многообразное семейство ракетных комплексов малой и средней дальности. Все находящиеся на вооружении БР созданы при поддержке КНР (технологии твердотопливных ракет) и КНДР (технологии жидкостных ракет). Всего, по информации ряда источников, в ВС Пакистана имеется около 166 пусковых установок (ПУ) БР, из них развернутых – 92. В Исламабаде считают, что в количественном отношении для них должно быть 92 ЯБЗ (некоторые ПУ могут иметь один или более запасных боекомплектов), хотя страна может ежегодно производить их до 20 единиц, располагая достаточным количеством расщепляющихся материалов.

В рамках усилий по созданию потенциала гарантированного удара ИРП стремится создать ядерную триаду, соразмерную индийской, развертывая с этой целью морской компонент ядерных сил. 9 января 2017 года Исламабад объявил о проведении первого испытательного пуска КР морского базирования «Бабур-3», успешно осуществленного с борта «погруженной мобильной платформы», развернутой в Индийском океане. Предполагается, что эти ракеты будут развернуты на борту дизель-электрических подлодок (ДЭПЛ) типа «Агоста», входящих в боевой состав ВМС Пакистана, а также закупаемых в Китае восьми новейших ДЭПЛ типа «Юань» (Type 041), которые имеют дальность плавания около 8 тыс. миль, автономность 60 суток и глубину погружения 300 м (сумма сделки оценивается в 4–5 млрд долл.).

Также создано командование стратегических сил ИРП, включающее в себя стратегические командования Сухопутных войск, Военно-воздушных и Военно-морских сил. Каждое из них отвечает за оперативную и техническую подготовку своих войск, а также за боевое применение ЯО. Наиболее влиятельным стало Стратегическое командование СВ, отвечающее за все ракетные силы, в том числе за БР «Шахин-2» («Хатф-6»).

ЯДЕРНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Следует отметить, что Исламабад, как и Дели, продолжает отказываться от участия в ДНЯО, но если Индия взяла на себя обязательство о неприменении ЯО первой, заявив, что в случае нападения с использованием ОМУ не исключает возможности ответного ядерного удара, то Пакистан такого шага не предпринял. Это оставляет за ним свободу действий на будущее и создает ситуацию неопределенности применения им ЯО в случае вооруженного конфликта с Индией. Речь, в частности, идет о возможности применения тактического ЯО.

Пакистан даже сформулировал концепцию применения ЯО первым в случае пересечения так называемых четырех красных линий, а именно: территориальная линия – если ИРП подвергнется нападению и будет захвачена существенная часть ее территории; военная линия – если произойдет уничтожение значительной части пакистанских ВВС и СВ; экономическая линия – если Индия нанесет серьезный экономический ущерб Пакистану; политическая линия – если Индия спровоцирует дестабилизацию или совершит крупную диверсию в ИРП.

В итоге Пакистан продолжает политику развития сил ядерного сдерживания, в том числе путем наращивания количества и повышения качества ЯБЗ и их носителей. К 2020 году ИРП может создать более 200 таких боеприпасов. В течение последующих 5–10 лет, возможно, Пакистан создаст серьезный арсенал ЯО, значительно превосходя Индию по темпам производства ЯБЗ и их носителей. В численном выражении это может быть 350 и более ЯБЗ (как в ракетном, так и авиационном исполнении) плюс в ближайшие годы может быть создан морской вариант ЯО.

В среднесрочной перспективе официальный Исламабад, вероятно, не только расширит мощности по производству ВОУ и плутония, осуществит работы по созданию ТЯО, но и, по некоторой информации, может создать 11 различных систем доставки ЯО наземного, воздушного и морского базирования. В ряде публикаций сообщается о разработке ИРП ракет с дальностью пуска до 4000 км. Имеется также информация по созданию межконтинентальной БР с дальностью полета до 7000 км. Естественно, что они могут в последующем нести как ядерные, так и обычные боеголовки. Однако эти работы находятся на самой начальной стадии.

Таким образом, Пакистан, реализуя сегодня ракетно-ядерные программы, продолжает наращивать свой ядерный арсенал, который считается самым быстрорастущим в мире. В итоге имеющийся баланс ядерных сил в Южной Азии в ближайшем будущем может измениться. Ведь отношения между Пакистаном и Индией остаются напряженными, они неоднократно воевали друг с другом, а в недавнем прошлом, уже будучи ядерными государствами (хоть и непризнанными), не раз оказывались на грани вооруженного конфликта.

Ядерные силы Пакистана по состоянию на январь 2018 года

2319.jpg

Примечание: год в скобках означает, что информация официально не подтверждена.

Обозначения: ЯБ – ядерная бомба, ЯБЗ – ядерный боезаряд, КРНБ – крылатая ракета наземного базирования, КРВБ – крылатая ракета воздушного базирования, КРМБ – крылатая ракета морского базирования.

Источник: SIPRI Yearbook 2018: Armaments, Disarmament and International Security.Oxford University Press. 2018, p. 274


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Штаты подсчитывают потери от торговых войн

Штаты подсчитывают потери от торговых войн

Ольга Соловьева

США потеряли миллиардов долларов из-за протекционистской политики Трампа

0
1241
Газовые потоки переходят в область фантастики

Газовые потоки переходят в область фантастики

Анатолий Комраков

Дадут ли Украине взятку за отказ от транзита российского топлива

0
2526
Гуайдо марширует против Мадуро

Гуайдо марширует против Мадуро

Фемида Селимова

Венесуэльский кризис сведет дипломатов РФ и США в Риме

0
1105
Мышеловка для «Посейдона»

Мышеловка для «Посейдона»

Александр Васин

К обеспечению боевой устойчивости отечественных субмарин есть вопросы

1
3478

Другие новости

Загрузка...
24smi.org