0
1456
Газета Интернет-версия

18.11.2002

Иракский водораздел

Алексей Пушков

Об авторе: Алексей Константинович Пушков - ведущий аналитической программы "Постскриптум" на телеканале ТВЦ.

Тэги: сша, миропорядок

С каждым новым международным кризисом характер американского лидерства в современном мире определяется все более четко. Многие давно уже сравнивают США с новой Римской империей, а тот миропорядок, который они хотят установить, называют - по аналогии с "Pax Romana" - "Pax Americana". Конечно, все исторические сравнения хромают, но в этом есть свой смысл: поскольку США ставят перед собой задачу максимально расширить ареал демократии и "норм цивилизованного общества", они фактически ставят задачу переустройства мира на американских началах. В случае с США экспансия ценностей, а не только экспансия экономики играет решающую роль в создании ею нового миропорядка.

Вперед, к американскому содружеству наций!

Стремление к такой экспансии - характерная черта американского политического и общественного сознания в XX веке. Соединенные Штаты никогда не устраивала идея сосуществования с коммунизмом - напротив, коммунизм должен был быть низвергнут. После окончания холодной войны, в которой Америка одержала, по ее убеждению, полную и безоговорочную победу, США перестало устраивать и сосуществование с режимами, которые не вписываются в структуру американских представлений и в структуру американских интересов. Отсюда - политика, направленная на свержение Милошевича в Югославии и Саддама Хусейна в Ираке, отсюда и вычленение "оси зла" в современном мире в виде Ирака, Ирана и Северной Кореи.

Ведущие идеологи новой роли Америки соревнуются в формулировках, наиболее точно отражающих эту будущую роль и создаваемый на ее основе миропорядок. Збигнев Бжезинский говорит о грядущем столетии американской гегемонии. Более сдержанные теоретики типа Генри Киссинджера предпочитают говорить о "подавляющем американском превосходстве". Третьи, представители новой волны, ставят задачу создания "American Commonwealth of Nations" - "американского содружества наций", сплоченного вокруг США. Но все вариации сходятся к одному: Америка, как сверхцентр экономической мощи и военной силы, призвана руководить миром.

"США - это необходимая нация", - говорила Мадлен Олбрайт, госсекретарь времен Клинтона. После 11 сентября идея исключительности Америки и ее мировой роли получила новый мощнейший импульс. Уязвимость Америки, появление у нее врага в лице международного терроризма дало доктрине превращения США в неограниченную по своему действию империю то, чего ей недоставало все эти годы: массовую поддержку со стороны американского населения. Потребность в обеспечении национальной безопасности и память о трех с половиной тысячах жертв в Нью-Йорке перекрыла какие либо сомнения в правильности такой доктрины. Убедительная победа республиканской администрации на недавних выборах в конгресс США лишь подтвердила эту тенденцию.

Сегодня в США многие видят Америку новой Римской империей. Однако империи бывают разными. Бывают империи неограниченного и ограниченного действия, империи неразумные и разумные. Сегодня речь идет о том, какими будут Соединенные Штаты Америки и какой будет Россия в новой глобальной системе. И о том, готова ли Россия стать одной из провинций этой империи, а российский президент - ее управляющим. Или же Россия будет стремиться к тому, чтобы стать партнером США - пусть неравносильным, но все же партнером, - и принимать участие в решении вопросов, касающихся и судеб мира, и своей собственной судьбы.

Именно такая дилемма стоит сегодня перед Владимиром Путиным. Но это не просто выбор президента - это национальный выбор. Он будет определяющим для России на ближайшую перспективу. И с этой точки зрения кризис вокруг Ирака представляется чем-то гораздо более важным, чем разовая операция по разоружению иракского диктатора Саддама Хусейна. Определяющее значение здесь имеет, каким образом будет осуществлено это разоружение, как будут вести себя США в этом кризисе и, наконец, что именно последует за этим кризисом. Хотя некоторые американские политики и эксперты настаивают, что возможная военной акция против Ирака - это исключительный случай, вызванный особым характером режима Хусейна и исходящей от него угрозы, есть основания полагать, что это не так.

За последние 10 лет США уже применяли военную силу в Боснии и Сомали, вели войну в Югославии и Афганистане. В каждом из этих случаев для применения силы были свои, весомые с точки зрения США основания. Военная акция против Афганистана была поддержана ООН и мировым сообществом. Для нас здесь важны, однако, не причины, а регулярность использования Америкой военной мощи для решения политических проблем. В этом смысле применение военной силы Россией против чеченских боевиков можно считать уникальным случаем в российской политике. В американской же политике применение военной мощи - уже давно не уникальный, а постоянно повторяющийся случай.

Что после Ирака?

Сегодня в некоторых кругах в Вашингтоне всерьез обсуждается вопрос о дальнейших, после Ирака, действиях США. Группа людей, весьма влиятельных в американской политической верхушке, считают, что следующей задачей американской внешней политики и НАТО должна стать смена режима в Иране. Конечно, официальные лица в Вашингтоне отрицают наличие таких планов и утверждают, что высказывания по этому поводу - лишь частные мнения и на них не стоит обращать внимания. Однако в США наблюдается удивительное совпадение "частных мнений" с последующей политикой Америки в тех случаях, когда эти мнения совпадают с общим вектором ее внешнеполитического движения.

Таким образом, линия внешней политики США на перспективу, долгосрочная стратегия по переустройству мира обозначаются недвусмысленно. И России надо четко определиться со своим местом и своей политикой в этих условиях. Причем нельзя смешивать нашу позицию в отношении прогрессирующего изменения миропорядка в направлении "Pax Americana" с позицией поддержки США в борьбе против международного терроризма, связанной с 11 сентября 2001 года.

20 сентября в США была представлена новая доктрина национальной безопасности, основным автором которой считается Кондолиза Райс. Новую доктрину уже назвали "доктриной Буша" или "доктриной превентивных действий". Вкратце суть ее состоит в следующем: Соединенные Штаты должны продвигать баланс сил, который "благоприятен для свободы" и который должен быть использован "для поддержания мира в состоянии благосостояния, свободы и мирных отношений в течение ближайших десятилетий". "Нью-Йорк таймс" честно написала, что "баланс свободы" - это баланс, "благоприятный" и во всех смыслах выгодный США. Ради такого баланса США провозглашают право на превентивные действия против сил, способных угрожать безопасности Америки и ее интересам.

Однако стремление к такому "балансу свободы" и особенно силовые методы его достижения способны породить лишь новые дисбалансы. После окончания холодной войны мы уже получили одну "горячую войну" в Европе - войну НАТО против Югославии. Европа также получила распространение военного конфликта на Македонию. И если в политике США все-таки возобладает "ястребиное крыло", требующее обеспечения национальной безопасности Америки преимущественно силовым путем, то существует реальная угроза того, что мы получим не десятилетия свободы, мира и демократии, а десятилетия войн, конфликтов и роста террористической угрозы.

Силовой путь, если США в конечном счете изберут его как главное средство политики, приведет к полной дестабилизации системы международных отношений и активизирует стремление огромного количества государств к обладанию ядерным оружием. Не берусь судить, отдает ли в этом себе отчет президент Буш или считает, что у него нет другого выбора. Но раз американская доктрина превентивных действий отрицает национальный суверенитет и исходит из неоспоримого права США наносить упреждающие удары случае если, по их оценке, возникает угроза для их безопасности в самом широком смысле этого слова (например, от Северной Кореи), то едва ли не единственной гарантией безопасности для других стран становится наличие у них собственного ядерного оружия. "Если Америка взяла себе право наносить удар, то мы имеем право обороняться" - логика подобного внешнеполитического императива вполне очевидна.

Ящик Пандоры

Настораживает и то, что в американской правящей верхушке, судя по всему, меняется отношение к использованию ядерного оружия. В частности, говорят о допустимости применения ядерных "мини-зарядов" против международных террористов. Но это означало бы открыть ящик Пандоры. Применение ядерного оружия после 1945 года считалось табу, поскольку все помнили о Хиросиме. И если действительно в Америке возобладают такие представления в отношении ядерного оружия, то это будет означать, что мы движемся к очень и очень плохому миру.

Превращение Соединенных Штатов в новый центр мира следовало бы приветствовать, если бы США стали таким лидером, который сумел бы стабилизировать мир вокруг себя. Но если в США возьмут верх крайние тенденции, то мир пойдет не к эпохе стабилизации, а к эпохе дестабилизации вокруг Соединенных Штатов.

В России сейчас достаточно голосов, призывающих слепо идти за Америкой, куда бы она ни шла и какой бы путь она ни выбрала. Будет воевать с Ираком, значит, мы должны это поддержать. Однако было совершенно неверно и безответственно оставить Америку один на один с ее лидерством, реальными и мнимыми угрозами для ее безопасности, с осаждающими ее призраками собственного величия и собственной уязвимости. Хотя бы потому, что нациям свойственно ошибаться. Даже таким великим и демократическим, как американская. Америка уже однажды ошиблась во Вьетнаме - и потерпела там тяжелое и позорное поражение. Америка ошиблась в 94-м году в Сомали - и сумела избежать большой крови лишь потому, что Клинтону не изменила выдержка и его хваленая интуиция.

Для нас, России, совершенно не безразлично, с какой Америкой мы будем иметь дело и какую Америку мы будем поддерживать. Мы должны осознать: заинтересованы ли мы в создании новой нестабильности под эгидой Соединенных Штатов или же в создании такого баланса сил (и тут можно согласиться с формулировкой Кондолизы Райс), который действительно благоприятен для мира и свободы, но - для всего мира, а не только для Соединенных Штатов Америки.

Нас постоянно убеждают, что избранный американской администрацией путь, какой бы он ни был, - единственно возможный. Безнравственность этой позиции состоит и в том, что это - позиция смерда, не несущего ответственности за дела своего хозяина. Глупость этой позиции заключается в том, что сама Америка находится в поиске и далеко не всегда знает, как поступать в той или иной ситуации. Президент Джордж Буш, хотя и неохотно, но все же пошел в ООН по поводу Ирака именно потому, что многие в его окружении не были уверены, что единоличный американский силовой удар по Ираку был бы правильным способом действия. И это был разумный шаг со стороны американского президента. Но "ястребы" в администрации Буша, требовавшие от Буша военного удара по Ираку, с самого начала восприняли бушевский поход в ООН скептически: по их мнению, надо было вместо этого начинать войну. Так какую же Америку мы хотим поддерживать - разумную или неразумную, готовую думать или готовую следовать чисто техасским ковбойским инстинктам?

Не будем обманывать себя: принятая на днях относительно разумная резолюция по Ираку - это лишь эпизод в создании такого баланса или же, напротив, в движении к дисбалансу в пользу воинствующей Америки. Многие в окружении Буша надеются, что Хусейн не пойдет на выполнение резолюции и даст повод для войны. Схватка будет идти и вокруг толкования резолюции и критериев ее осуществления. Нет оснований также считать, что администрация Буша отказалась и от постулата о необходимости смены режима в Багдаде.

Однако иракский водораздел уже показал несколько вещей. Первое: подавляющее большинство стран мира не хочет создания в случае с Ираком прецедента единоличных, не скорректированных ООН действий Америки. Второе: в США значительны силы, предпочитающие действовать при опоре на ООН, а не в одиночку, и осознающие связанные с этим риски, - и это дает возможности для воздействия на американскую позицию. И третье: неразумной Америке трудно навязывать свои взгляды другим, разумной - проще убеждать других в своей правоте.

Философия, укладывающаяся в интеллектуально и политически убогую формулу "Америка всегда права", на самом деле опасна и для нас, и для Соединенных Штатов, и для западного мира, и для свободы, и для идеалов демократии, и для международной безопасности. Для нас установление разумного "баланса мира" важно и с точки зрения наших национальных интересов. Ведь Римская империя никому не позволяла принимать самостоятельных решений. Более того - положение, при котором Вашингтон превратится в новый Рим, навязывающий свою волю другим странам и произвольно назначающий мировых изгоев, было бы весьма опасным. США с их военной сверхмощью стали бы в этом случае не составной частью решения мировых проблем, а сами превратились бы в одну из проблем современного мира.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ядерный потенциал Китая угрожает не только США, но и России

Ядерный потенциал Китая угрожает не только США, но и России

Владимир Мухин

Пекин стремительно наращивает количество и качество стратегических вооружений

0
1171
Южная Корея и США обсудили ситуацию на Корейском полуострове

Южная Корея и США обсудили ситуацию на Корейском полуострове

0
343
США толкают Францию в объятия Китая

США толкают Францию в объятия Китая

Почему Вашингтону опасно начинать тарифную войну с Парижем

0
1502
Трамп не рискнет применить  к Эрдогану жесткие меры

Трамп не рискнет применить к Эрдогану жесткие меры

Владимир Мухин

В дополнение к российским С-400 Анкара может купить и американские комплексы Patriot

0
1592

Другие новости

Загрузка...
24smi.org