0
1270
Газета Армии Интернет-версия

24.09.1999

Огромные суммы лежат под ногами Минобороны

Тэги: продажа, армейское, имущество


ЗАСТОЙ

Рисунок Вадима Мисюка
ОДИН из наиболее реальных источников дополнительного финансирования Вооруженных сил РФ - это реализация излишков вооружения, техники, распродажа военных городков (баз), отдельных зданий и сооружений, не используемых войсками, а также другого имущества, не нужного для обеспечения ВС.

В соответствии с планом мероприятий Программы экономии государственных ресурсов (приложение 13), рассчитанной на 1998-1999 гг., Минобороны России предписано изыскать за счет мобилизации дополнительных доходов (в том числе за счет продажи высвобождаемого имущества) 2458,2 млн. руб.

К сожалению, практическая реализация этого направления в экономии бюджетных средств, выделяемых на оборону, организована и осуществляется привычным для России способом, т.е. "абы как".

Один типичный пример: в начале августа 1998 г. были проведены семь аукционов по продаже недвижимости МО, на которые выставлялось 27 объектов общей стоимостью более 14 млн. руб. В результате продан только один (!) объект стоимостью 43,5 тыс. руб. (здание магазина военторга). Говоря языком сухой арифметики, эффективность аукционов была равна: по объектам - 0,037 (1:27), по денежным средствам - 0,003 (43,5:14000), т.е., проще говоря, нулю.

Если до недавнего времени существовала хоть какая-то система, предусматривавшая порядок реализации и структуру соответствующих органов (сил и средств), то с выходом в свет Указа президента РФ N 775 от 23 июля 1997 г. и она прекратила свое существование. Дело в том, что новый порядок обязывает осуществлять продажу высвобождаемого военного имущества через Мингосимущество России и Российский фонд федерального имущества (РФФИ), т.е. усложняет и удлиняет весь процесс. Кроме того, определение остаточной стоимости производится по довольно сложной методике (методика Бравермана), и в итоге цена объекта, выставляемого на торги, оказывается завышенной.

Вследствие этого реализация военного имущества сегодня фактически прекратилась, и соответственно приостановилось выполнение многих программ социального характера, которые финансировались в основном за счет этого источника доходов.

В частности, это сразу же отразилось на жилищной программе. Количество военнослужащих, не имеющих жилья, из года в год растет, а объемы строительства по линии Минобороны падают. В 1999 г. оно практически остановилось, потому что долги военным строителям превысили разумные пределы и исчисляются суммой свыше 2 млрд. руб.

По соображениям специалистов РФФИ, основными причинами такого положения являются:

- высокие начальные цены, превышающие балансовую стоимость реализуемых объектов;

- их неудачное расположение (удаленность от населенных пунктов) и неудовлетворительное техническое состояние;

- отсутствие денежных средств у потенциальных покупателей и др.

Однако наряду с вышеуказанными причинами имеются и другие, не указываемые официальными органами, но самым существенным образом влияющие на эффективность реализации военного имущества. Одна из них - это отсутствие материальной заинтересованности соответствующих органов управления в выполнении планов.

По существовавшему до 1998 г. порядку все средства, поступающие от реализации объектов МО, распределялись следующим образом: Минобороны (на отдельный счет) получало 67,5%; балансодержатель (собственно предприятие, воинская часть) - 20%; РФФИ - 15%; субъект Российской Федерации (на территории которого находится объект реализации) - 4,5%; местные органы власти - 5%; Мингосимущество России и его территориальные органы - 0,5 и 1% соответственно.

Вся проблема заключается в том, что основной исполнитель получает всего одну пятую от вырученных средств, и если соотнести выполняемую балансодержателем работу с размером получаемых им после реализации объекта финансовых средств, то овчинка выделки не стоит. Например, от продажи упомянутого выше магазина военторг города N получил всего около 9 тыс. руб.

Однако и этот пример нельзя считать типичным, потому что основная масса балансодержателей - воинские части, а не военторги, и в них не предусмотрено по штату каких-либо рыночных специалистов, в том числе по организации торгов и подготовке самих объектов к продаже.

Вместе с тем если воинские части заинтересовать в реализации излишков военного имущества (как движимого, так и недвижимого), то можно получить весьма значительные финансовые средства. Ведь сегодня командиру части проще порой списать тот или иной объект, чем продать. Кроме того, разборка объекта начинается, как правило, до его выставления на торги и продолжается до тех пор, пока он не будет продан или списан. Этому есть вполне логичное объяснение: командир сегодня практически не несет материальной ответственности за ухудшение состояния объекта.

Нельзя ожидать положительного эффекта, тем более финансового, от продажи военного имущества, если не созданы благоприятные условия для реальных владельцев этого имущества. Все участники процесса реализации, кроме балансодержателей, только тормозят его. Количество препятствий на этом пути сегодня прямо пропорционально числу посредников.

Подход в решении данной проблемы необходимо коренным образом менять. Реализация военного имущества должна соответствовать современным рыночным условиям, а органы, осуществляющие ее, оперативно реагировать на малейшие изменения на рынке. Для этого нужно осуществить ряд мер организационного и правового порядка. В первую очередь это относится к сокращению числа участников процесса, пересмотру функций каждого из них.

Например, в 1992-1997 гг. реализация производилась через Специализированное государственное хозрасчетное предприятие (СГХП) при Минобороны России. При этом разрешения на реализацию выдавались Центральным управлением материальных ресурсов МО РФ. Видимо, кого-то из государственных чиновников этот порядок не устраивал, а может, кто-то захотел поживиться за счет государственной собственности.

Ключевой вопрос проблемы - определение стоимости объекта, подлежащего реализации. Если правильно его решить, то весь процесс можно будет существенно упростить, что значительно сократит сроки, а значит, увеличатся и поступления дополнительных финансовых средств. Очень важно конкретно прояснить, кто и как должен определять стоимость, ее предельные размеры и порядок снижения (повышения) цены в ходе торгов, правила применения коэффициентов инфляции и др.

Важнейшим из направлений изыскания внутренних источников дополнительного финансирования армии и флота на сегодняшний день может и должен стать путь сокращения расходов Минобороны, непосредственно не связанных с обеспечением войск (сил). О реальности разработки этого направления можно судить по некоторым результатам исследований.

Например, установлено, что расходы на содержание военных городков в части, касающейся непосредственно войск (казарменная, техническая и другие зоны), составляют всего одну треть от общей суммы. Остальная часть приходится на обеспечение общегражданских потребностей военнослужащих и членов их семей.

Во многих военных городках численность гражданского населения в 3-5 раз превышает общую численность военнослужащих и членов их семей. Это позволяет сделать вывод о том, что каждый затраченный на их содержание бюджетный рубль только на 20-30% используется по назначению, то есть на нужды Министерства обороны.

Из официальных источников известно, что в структуре Минобороны России более 11 тыс. военных городков. Безусловно, все они отличаются друг от друга и состоянием инфраструктуры, и численностью населения, и природными условиями. И, конечно, не все из них можно передать на баланс местных органов власти. Вместе с тем, это нужно сделать с крупными военными городками, имеющими хорошо развитую инфраструктуру. В этом случае МО РФ добьется значительного сокращения своих расходов. При этом, по разным оценкам, размеры этой экономии могут составить от 2 до 10% всего нынешнего военного бюджета.

Кроме того, многие социальные проблемы жителей военных городков будут решаться более успешно, нежели они решаются сегодня. Для многих из них будут устранены ограничения конституционных прав. Например, известно, что в военных городках запрещена приватизация, продажа и обмен квартир. Лица, уволенные с военной службы, еще долгие годы остаются "за забором", заложниками существующей системы.

Освобождение воинских частей от несвойственных им функций необходимо сделать одним из основных направлений военной реформы. Этот путь очень перспективный в плане экономии бюджетных средств и совершенствования структуры Вооруженных сил. Рано или поздно переход на контрактную службу произойдет, и армия станет профессиональной. Вряд ли нам тогда удастся привлечь на военную службу молодежь, скажем, в качестве портного или повара. Сегодня же мы сплошь и рядом имеем специалистов, одетых в военную форму и выполняющих общегражданскую работу.

Нельзя сказать, что работа в этом направлении не проводится. Переданы в народное хозяйство сотни объектов военной торговли, нерентабельные совхозы, многие дошкольные учреждения. Проведена реорганизация (акционирование) большинства военно-строительных учреждений. Продолжаются мероприятия по созданию единой системы военторга.

Однако анализ этих мероприятий дает основания говорить о том, что действия органов управления, занимающихся их реализацией, не всегда последовательны. В частности, по замыслу самих военных, система военторга должна охватывать гарнизоны (военные городки), где отсутствует гражданская система торгово-бытового обслуживания. Это прежде всего отдаленные гарнизоны Крайнего Севера и Дальнего Востока, отдельные воинские части закрытого содержания в видах Вооруженных сил и т.п. Тем не менее предприятия военторга продолжают существовать и там, где они не нужны и не конкурентоспособны, - в крупных городах.

Можно и по-другому поставить вопрос: если магазины военной торговли остаются, то нельзя ли их использовать более эффективно и широко? Скажем, переложить на них часть задач по вещевому и продовольственному обеспечению личного состава. Ведь многие из них располагают прекрасной производственной базой и первоклассными специалистами.

Более жизнеспособным для современных экономических отношений будет вариант, при котором в Вооруженных силах останется самый минимум структур общегражданской направленности. Они должны быть только там, где нет альтернативы. Другими словами, существование в ВС структур с гражданскими функциями должно быть экономически целесообразно.

Органам исполнительной власти сегодня нужно лучше взаимодействовать. И этот процесс должен быть организован на уровне правительства России. К большому сожалению, его-то пока и нет. Действия министерств при использовании денег не согласованы. Каждое ведомство тянет на себя бюджетное "одеяло", пытаясь урвать себе побольше от "общего пирога".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сергей Шойгу подарил Монголии 13 миллионов долларов

Сергей Шойгу подарил Монголии 13 миллионов долларов

Владимир Мухин

Москва и Улан-Батор договорились о долгосрочном военном сотрудничестве

0
3418
Похождения Герасима

Похождения Герасима

Владимир Добрин

История о чудесной любви и длительной загранкомандировке

0
3094
Трезвый пьяного разумеет

Трезвый пьяного разумеет

Фиест

Элегия о том, как депутат Алтайского краевого Заксобрания уподобился Лукашенко

0
1983
Трезвость – норма жизни до 21 года

Трезвость – норма жизни до 21 года

Елизавета Алексеева

Поможет ли повышение возраста, с которого разрешается продажа спиртного, борьбе с зеленым змием

0
1697

Другие новости

Загрузка...
24smi.org