0
1052
Газета Армии Интернет-версия

08.06.2001

Генеральный штаб или комитет начальников штабов?

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров - полковник, доктор военных наук, действительный член АВН.

Тэги: реформа, система, руководства


В последние год-два в связи с активизировавшейся отечественной реформой Вооруженных сил обострились дебаты между сторонниками сохранения в принципе исторически сложившейся системы руководства ВС и "радикалами", выступающими за четкое разграничение функций административного и оперативного управлений военной организацией страны. Причем и те, и другие зачастую и к месту, и не к месту апеллируют к странам Запада, прежде всего к США, где, мол, такая система со всеми своими минусами (указывают первые) и плюсами (подчеркивают вторые) существует уже долгие годы, но при этом не всегда четко представляют ее (системы) суть. Попробуем разобраться.

СПЕЦИФИКА РУКОВОДСТВА ВС США

К примеру, руководство американскими вооруженными силами осуществляется по административной и оперативной линиям. В первом случае - через министра обороны и руководителей видовых министерств: министров армии (сухопутных войск), ВВС и ВМС (гражданских лиц, сфера деятельности которых охватывает в основном военно-политические и административно-финансовые вопросы). Второй контур руководства предполагает задействование в определенной степени двух компонентов: комитета начальников штабов (КНШ), включающего начальников штабов СВ, ВМС, ВВС и коменданта морской пехоты (но не главнокомандующих в "отечественном" понимании этого термина), и, самое главное, главнокомандующих Объединенными командованиями (ОК) ВС США. Именно повседневное руководство в мирное и военное время этими оперативно-стратегическими объединениями, состоящими из формирований американских ВС как минимум от двух видов, в различном сочетании в зависимости от стоящих перед ОК задач (если ОК - функциональные и региональные) и специфики регионов (если ОК региональные), и олицетворяют собой суть оперативного принципа руководства вооруженными силами США, поскольку именно главнокомандующие OK являются непосредственными проводниками в жизнь силовых аспектов военной политики американского государства.

В соответствии с законодательством США, специфика административно-оперативной (стратегической) системы руководства ВС страны заключается в следующем:

- президент и министр обороны образуют "национальное военное руководство", которое включает в себя элементы как административного, так и оперативного управления, выливаясь в стратегическое руководство ВС США в целом;

- министры видов ВС, несущие ответственность за финансово-административное обеспечение курируемых ими видов ВС, являются членами специального консультативного органа при министре обороны - Совета по строительству ВС при МО, через который они осуществляют взаимосвязь с национальным военным руководством. В состав Совета входят министр обороны (председатель), его первый заместитель и заместители, министры видов ВС и комендант морской пехоты;

- начальники штабов видов ВС, а также комендант морской пехоты являются членами КНШ и таким образом принимают участие в решении ряда вопросов оперативного руководства вооруженными силами, разрабатывая через аппарат КНШ соответствующие рекомендации для президента и министра обороны с последующей их реализацией в рамках оперативного управления ВС в целом или их видов. С другой стороны, не являясь главкомами возглавляемых ими видов ВС, а начальниками штабов и, в соответствии с американским законодательством, наделенные полномочиями "советников своих гражданских патронов" (т.е. видовых министров), они представляют собой как бы связующее звено между административной и оперативной ветвями руководства американскими вооруженными силами;

- главнокомандующие Объединенными командованиями являются непосредственными проводниками силовой политики американского военно-политического руководства, "замыкаясь" непосредственно через министра обороны и КНШ (а практически зачастую минуя его) на верховного главнокомандующего ВС - президента.

Особенностью организации и функционирования КНШ является весьма высокая степень правовой регламентации его деятельности на уровне законодательных актов конгресса. Наиболее значительными законами в этой области являются закон "О национальной безопасности" 1947 г., уточняющие его законы 1953, 1958 гг. и т.н. закон Голдуотера-Николса 1986 г.

В настоящее время непосредственное оперативное руководство ВС США осуществляется по линии президент-министр обороны-главнокомандующие Объединенными командованиями. Министерства видов ВС, через которые президент и министр обороны осуществляют административное руководство ВС, обязаны свои финансовые расчеты и предложения, сообразуясь с представленным администрацией оборонным бюджетом страны, соотносить с силами и средствами, выделенными или предлагаемыми к выделению (в зависимости от уже утвержденного или предполагаемого к утверждению - раз в два года - "Плана Объединенных командований", уточняющего задачи и зоны ответственности этих объединений), в интересах непосредственно Объединенных командований ВС США.

Следовательно, ни КНШ, ни его председатель фактически не располагают полномочиями непосредственного руководства войсками. В этих рамках за ними закреплена только функция "осуществления связи между главнокомандующими ОК и министром обороны с президентом при непосредственном руководстве последними войсками". Реально это означает, что президент и министр обороны осуществляют "непосредственное" руководство ВС США через председателя КНШ и напрямую - через главкомов ОК.

В настоящее время насчитывается девять Объединенных командований (пять региональных - Европейское, Тихоокеанское, Центральное, Центральной и Южной Америки, Единых сил, и четыре функциональных - Стратегическое, Космическое, Специальных операций и Стратегических перебросок).

В ходе становления и развития административной системы руководства вооруженными силами США отмечался ряд проблем, которые не изжиты до сих пор и которые в основном выражаются в нарушениях взаимодействия главкомов ОК с начальниками штабов видов ВС, периодических трениях между "видовиками" и др.

МОДЕЛИ РУКОВОДСТВА ВС

В целом система административно-оперативного руководства ВС США представляет собой одну из двух существующих в настоящее время в мировой практике основных моделей руководства вооруженными силами. И если рожденная и сформированная в США система относительно четкого раздельного административного и оперативного руководства ВС (т.н. "англо-саксонская модель"), воспринятая и копируемая многими государствами мира, в основе своей в принципиальном плане предполагает функционирование "сепаратно" развивающихся видов ВС под номинальным контролем со стороны комитета начальников штабов (тех же видов), то альтернативная ей так называемая "прусская модель", на которой базируется отечественное военное строительство, предполагает объединение вооруженных сил страны в "единую команду" под жестким контролем их организации, функционирования и развития со стороны "интегрального (объединяющего) органа" - генерального штаба. С одной стороны, отдавая должное "истинно" американской традиции "независимого" развития отдельных видов ВС при "мягком контроле" со стороны КНШ (отсюда якобы "свобода" в формулировании и реализации оперативно-тактических концепций, заказов "необходимых" ВВТ и т.д.), некоторые западные военные теоретики и специалисты, при поддержке определенных кругов в законодательных структурах их стран, все в большей степени склоняются к необходимости интеграции (объединения) отдельных видов ВС в "единую команду", соответственно под более жестким контролем со стороны управляющих и контролирующих инстанций, то есть выступают за преобразование "разрозненных" органов управления ВС в единый механизм управления ими - некое подобие генерального штаба.

ЧТО ПРИМЕНИМО К РОССИИ?

Если сравнить происходящие процессы в странах с "англо-саксонской моделью" военного устройства с отечественными, то было бы некоторым преувеличением говорить о том, что у нас реформа развивается как бы в обратном направлении - от "прусской" к "англо-саксонской модели", поскольку, как представляется автору, судя по открытым выступлениям в печати, в том числе и на страницах "Независимого военного обозрения", отечественные теоретики военной реформы не только не определили конечные цели преобразования существующих структур управления ВС, но и по-настоящему не разобрались в нюансах, не вскрыли позитивные и негативные стороны обеих моделей и, самое главное, возможность и последствия кардинальной реструктуризации системы управления ВС РФ.

И все же, не претендуя на окончательные выводы, позволю себе поделиться некоторыми соображениями.

Во-первых, принимая во внимание исторически сложившуюся, оставленную в наследство от СССР т.н. "прусскую модель" с "русской спецификой" руководства и организации Вооруженных сил, и настоятельную необходимость их приведения в соответствие с возможностями страны, нельзя допустить "слепого" копирования военного строительства в США или каком-либо другом государстве мира.

Во-вторых, с учетом наработанного некоторого позитивного опыта функционирования двух формально разделенных, но зачастую дублирующих ветвей руководства вооруженными силами в большинстве государств Запада следует скорректировать развитие военной реформы в нашей стране. Фактически это, как представляется, должно привести к разграничению административных и оперативных функций на оперативно-стратегическом уровне управления. И если с административным контуром все ясно (Министерство обороны, главкоматы видов ВС), то оперативные функции в этом случае могут быть полностью переданы от главкоматов (с соответствующим упразднением штабов видов ВС) к аналогичным по сути американским ОК отечественным Оперативно-стратегическим командованиям (ОСК) (региональным), создание которых предполагалось в ходе реформирования ВС РФ на базе военных округов, и сформированным функциональным - космическому, ракетно-ядерному (стратегическому), транспортному (стратегических перебросок) и др. Особенностью же реструктуризации отечественной системы управления должно стать исключение кардинальной "ломки" апробированных десятилетиями функций и структур Генерального штаба (или его аналога) и его ядра - ГОУ, ГРУ, ГОМУ и др. При этом в ГОУ возможно перераспределение функций между управлениями в целях усиления подразделений, осуществляющих оперативное планирование и управление, объединенными формированиями вплоть до ОСК.

В-третьих, так называемые другие войска, если модель раздельного оперативного и административного руководства будет взята за цель и эталон реформы, должны быть либо подчинены главкомам ОСК (в регионах), либо сведены в функциональные командования (пограничное, железнодорожное и др.) с подчинением их через министра обороны (тыловое снабжение, финансирование и т.п.) непосредственно Верховному главнокомандующему - президенту. При этом весьма значительная экономия людских, материальных и финансовых ресурсов не может вызвать сомнений.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Высшая мера социальной справедливости

Высшая мера социальной справедливости

Анастасия Башкатова

Власти защитят пенсионную реформу репрессивными методами

0
2306
ЦБ нашел оригинальные аргументы в пользу пенсионной «реформы»

ЦБ нашел оригинальные аргументы в пользу пенсионной «реформы»

Михаил Сергеев

Три четверти населения по-прежнему против увеличения возраста выхода на заслуженный отдых

0
6521
На акцию против повышения пенсионного возраста в Петербурге вышло около тысячи человек

На акцию против повышения пенсионного возраста в Петербурге вышло около тысячи человек

  

0
1095
Поклонскую подводят под изменение штатного расписания

Поклонскую подводят под изменение штатного расписания

Иван Родин

"Единая Россия" нашла способ наказать нарушителя фракционной дисциплины неявным образом

0
2467

Другие новости

Загрузка...
24smi.org