0
2598
Газета Армии Интернет-версия

06.02.2009

Армия становится "зоной особого риска"

Тэги: армия, потери, минобороны


армия, потери, минобороны Тяжел удел российского солдата.
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

В минувшем году в Вооруженных силах России, в других войсках и воинских формированиях зарегистрировано 20 425 преступлений. Это на 2,3% больше, чем в 2007 году. Но самая большая проблема – рост небоевых потерь среди военнослужащих. Они составили 604 человека. И большая их часть приходится на армию и флот – 471 военнослужащий, или почти полтора батальона. В предыдущем году данный показатель был гораздо меньше – 442 человека. Об этом говорилось на минувшей неделе на заседании комиссии Общественной палаты Российской Федерации по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей. Она подвела итоги работы органов военного управления силовых структур по обеспечению безопасности военной службы, сохранению жизни и здоровья людей в погонах в 2008 году.

Обращает на себя внимание тот факт, что рост небоевых потерь, то есть гибель людей, никак не связанных с проведением антитеррористических операций, действий по принуждению к миру и по поддержанию мира, продолжается только в частях и подразделениях Министерства обороны РФ – на 6,6%. В пограничных органах Федеральной службы безопасности, Внутренних войсках Министерства внутренных дел, в войсках гражданской обороны МЧС, в воинских формированиях других силовых структур Российской Федерации происходит заметный спад таких трагических происшествий. Во Внутренних войсках, например, – на 57,6%. А в армии и на флоте наблюдается обратная тенденция. В результате за последние четыре года в Вооруженных силах погиб 2531 человек (2005 год – 1064, 2006-й – 554, 2007-й – 442, 2008-й – 471) – развернутый мотострелковый полк военного времени. Причем в основном (как, впрочем, и везде) вследствие самоубийств.

ТРАГИЧЕСКИЙ МАРТИРОЛОГ

Армейский суицид в 2005 году унес 210 жизней (37,9% от общего числа смертей), в 2007-м его жертвами стали 224 человека (50,7%), в 2008 году 231 военнослужащий (49%). В то же время во Внутренних войсках число самоубийств за последние два года сократилось почти в два раза – с 47 до 27. В погранорганах на 20% – с 18 до 15. В МЧС зафиксировано одно самоубийство.

И если в 2008 году небоевые потери составили по армии и флоту, как уже отмечалось, – 471 человек, по Внутренним войскам МВД – 59, по Пограничным органам ФСБ – 35 и по другим силовым структурам – 39 человек.

Конечно, можно сказать, что армия и флот по своему количественному составу превышают по отдельности и Внутренние войска, и пограничные части, и другие силовые структуры, потому и цифры происшествий со смертельным исходом – больше. Можно добавить и другие резоны. Однако, как заявил «НВО» председатель комиссии Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей Александр Каньшин, «рост количества небоевых потерь в Вооруженных силах, в том числе и самоубийств, является свидетельством прежде всего нездоровой морально-психологической обстановки в отдельных воинских коллективах».

С этим утверждением трудно не согласиться. О низких уровнях денежного содержания войсковых командиров, даже несмотря на премии министра 10% из них, уже говорилось не раз. Кстати, оклады армейских офицеров, если кто-то не знает, значительно ниже, чем в погранчастях и ВВ. Сообщалось и о том, что практически каждая вторая-третья офицерская семья не имеет крыши над головой, и эта проблема не решается долгие годы. Командиры войскового звена переживают и другие сложности, на которые накладывается неопределенность постоянных военных реформ и преобразований. Отсюда стрессы и психологические срывы.

Анализ причин, приведших людей к трагическому решению, утверждают военные эксперты, говорит о том, что львиная доля покончивших жизнь самоубийством приходится на военных профессионалов – офицеров и прапорщиков – 32,5%. Еще 30,7% – на солдат и сержантов – контрактников. Самой социально-незащищенной категории военнослужащих. Не случайно доминирующими основаниями для суицида у этой категории военнослужащих, как фиксирует статистика, являются личностные проблемы и неурядицы семейно-бытового плана. На все это приходится до 60% самоубийств среди контрактников.

И хотя от общего числа суицидов на солдат и сержантов срочной службы «выпадает» только 36,8 остальных процентов, проблемы семейно-бытового плана тоже выходят у них в последнее время на первый план. Но в то же время главными остаются трудности адаптации к условиям воинской службы и неразделенная любовь. Она для некоторых парней с неустоявшейся психикой и жизненными устремлениями почему-то становится непреодолимым препятствием. И никого не находится рядом, ни командира, ни его заместителя по воспитательной работе, ни просто мудрого и пожившего человека, чтобы помочь восемнадцатилетнему мальчишке преодолеть боль разлуки, объяснить ему, что первая любовь не обязательно должна быть последней...

Одной из причин отсутствия таких людей в подразделениях выступавшие на комиссии Общественной палаты называли халатное отношение командиров и начальников к выполнению своих прямых служебных обязанностей, высокомерие и черствость к подчиненным, проявленные с их стороны, несоблюдение законных прав людей в погонах, а также низкое морально-психологическое состояние самого командного состава, неудовлетворительное состояние дисциплины офицеров, преступные проявления с их стороны. Что вызывает законную тревогу общественности. «Если отдельные военачальники заняты проблемами личного обогащения, – сказал Александр Каньшин, – стяжательством, замешаны в коррупционных связях, им не до забот о подчиненных, не до контроля за их жизнью и службой». И это многое объясняет.

Правда, отдельные генералы, в том числе и начальник Главного управления воспитательной работы ВС РФ генерал-лейтенант Анатолий Башлаков, объясняя, а точнее оправдывая столь большое количество самоубийств в войсках, пытались представить ситуацию в армии и на флоте гораздо более радужной, чем складывается она в российском обществе. Он даже заявил, что уровень суицида в Вооруженных силах значительно ниже, чем в России в целом. Если у нас в стране на 100 тыс. населения приходится до 30 человек, наложивших на себя руки, то в Вооруженных силах только 20. Что, по мнению начальника ГУВРа, говорит о том, что личный состав армии и флота в морально-нравственном отношении гораздо здоровее, чем все прочие граждане РФ.

Но генералу Башлакову резонно ответили, что в обществе человек представлен сам себе – там достаточно много алкоголиков, наркоманов, просто психически больных людей, которым в армии – не место. Кроме того, солдат, сержант, офицер должны постоянно находиться под контролем командира. Граждане России, на деньги которых собственно и существуют Вооруженные силы, доверили Минобороны жизнь родного и близкого им человека. И если он расстается с нею по своей воле, значит, обстоятельства, ситуация, командирская черствость довели человека до такого состояния, что дальше ему жить невозможно. Тут ответственность целиком и полностью ложится на плечи командования. Как бы и кто бы ни пытался от нее откреститься.

Но кроме суицида (231 случай) в армии и на флоте, к сожалению, достаточно много смертей по другим причинам. В 2008 году, например, 50 воинов погибли из-за нарушения правил дорожного движения и критических ошибок в эксплуатации транспортных средств, 53 – вследствие нарушений правил безопасности, 19 – из-за грубых нарушений правил обращения с оружием, 6 человек – по причине недостатков в организации боевой подготовки, 26 воинов были убиты сослуживцами или гражданскими преступниками. По личной неосторожности расстались с жизнью 72 военнослужащих. За пределами воинской части – в отпуске, увольнении и в домашних условиях, то есть не при исполнении служебных обязанностей, – погибли 404 человека в погонах.

Вдобавок 800 военнослужащих получили травмы в результате нарушения правил дорожного движения, а общее количество травмированных превысило в армии и на флоте 22 тыс. человек.

Об основных причинах этих происшествий, часто заканчивающихся смертью или увечьем военнослужащих, мы уже говорили. Но есть и другая сторона вопроса – «качество человеческого материала», который два раза в год становится в боевой строй. Тут Вооруженным силам и обществу тоже, к сожалению, похвастать нечем.


Не хиловат ли будущий защитник Родины?
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

НЕКАЧЕСТВЕННЫЙ ПРИЗЫВНИК

Первые официальные данные о завершившейся осенней призывной кампании 2008 года свидетельствуют о том, что указ президента РФ выполнен полностью – под ружье поставлено 219 тыс. молодых людей в возрасте от 18 до 27 лет. Из них 14,2% имеют высшее образование. Но тем не менее качество призывного контингента как по морально-нравственным, так и по физическим качествам оставляет желать лучшего. Иллюстрацией к таким утверждениям служит прошедшая на прошлой неделе пресс-конференция врио председателя 1-й Центральной военно-врачебной комиссии Минобороны России полковника медицинской службы Виктора Красникова.

По его словам, медицинское освидетельствование по месту жительства осенью минувшего года прошли 1 млн. 80 тыс. юношей призывного возраста. Это на 20 тыс. меньше, чем ровно год назад. При этом годными к военной службе признаны 67,9%, ограниченно годными – 24,4%, временно не годными (те, кому предстоит подлечиться) – 6,5%, абсолютно не годными – 1,2% парней. Это значит, что в армию и на флот, в другие воинские формирования можно было направить 730 тыс. человек. Тот же показатель ровно год назад – 796 тыс. человек. Из этих цифр Виктор Красников сделал вывод, что здоровье молодежи продолжает ухудшаться.

При этом, как свидетельствуют данные Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба, из 81,1 тыс. молодых граждан, направленных в медицинские учреждения на дополнительные обследования, 1,2 тыс. парней его не прошли. Фактически попытались уклониться от воинской службы. Кстати, число уклонистов хотя и сокращается по сравнению с предыдущими годами (в 2006-м их было 11 955, в 2007-м – 10 848, в 2008-м – «всего» 4850), что связано с уменьшением срока службы с двух лет до одного, тем не менее продолжает оставаться достаточно приличным. «Бегает» по просторам России от армии и флота целая штатная мотострелковая бригада.

Но помимо уклонистов, и каждый третий призывник, прошедший военно-врачебную комиссию, не мог быть поставлен в строй по состоянию своего здоровья. В перечне недугов, по которым освобождают от ратной службы хотя бы на время, лидируют заболевания костно-мышечной системы (19,3%), затем идут психические расстройства (15,7%), желудочные болезни (11,1%). На четвертом месте – заболевания нервной системы (9,5%). В результате более половины граждан, призванных на военную службу и поступивших в войска, имеют различные ограничения по состоянию здоровья и их невозможно направить на комплектование подразделений спецназа, элитных частей ВДВ, ВМФ, Внутренних и Пограничных войск.

Проблема даже не в том, как заявил Виктор Красников, что у военного ведомства ограничен выбор призывной молодежи, хотя серьезных демографических проблем пока не наблюдается, они – впереди. Вызывает озабоченность генетическое здоровье нации.

Особенно беспокоит военных медиков увеличение количества парней, которых нельзя призвать из-за социально-значимых болезней – ВИЧ-инфицированных, больных гепатитом, сифилисом, наркозависимых. Последние вызывают особенную обеспокоенность. Хотя во многих субъектах Федерации есть соответствующее оборудование, которое помогает выявить людей, регулярно принимающих наркотики (например, с 2004 года такую проверку прошли 500 тыс., выявлено 3 тыс. наркозависимых и из них половина – постоянно «сидящих на игле»), но, к сожалению, не везде и не всегда. Отсюда и ЧП в войсках. Армия становится «зоной особого риска». Медики Минобороны предлагают принять специальный закон, который закрыл бы доступ к оружию «ненадежных» людей и заставил бы местные военно-врачебных комиссии более ответственно относиться к проведению своей работы.

ВЫВОДЫ БЕЗ ВЫВОДОВ

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что тревожные отчеты о состоянии дел с дисциплиной и призывным контингентом в Российской армии, которые ежегодно или два раза в год предоставляют общественности официальные лица, в принципе ничем особенным не отличаются. Только меняются в ту или иную сторону цифры. Но не намного, на доли процентов.

Ничего по существу не меняется и в войсках. И реформа, придание «нового облика Вооруженным силам» тут по большому счету ничего не меняют. Причина всем известна – в основе этих реформ и преобразований нет человека с его проблемами, болями и надеждами.

Если почитать отчеты Главного управления воспитательной работы Вооруженных сил, то основной объем их составляет перечень проведенных совещаний, сборов, инструктажей, конкурсов, а также подготовленных приказов, концепций, директив, методических рекомендаций, социологических исследований и внедрения комплексных планов по предупреждению гибели военнослужащих, по изучению путей сплочения воинских коллективов, по укреплению в них правопорядка и воинской дисциплины.

Нет одного – индивидуальной работы с офицерами, сержантами и солдатами, конкретной помощи им в решении их животрепещущих жизненных и служебных проблем. Нет реальной заботы о повышении благосостояния офицеров и членов их семей. Не на словах, а на деле.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Узбекистан строит оборону по советским лекалам

Узбекистан строит оборону по советским лекалам

Владимир Мухин

Пока Москва присматривается, Пекин уже активно сотрудничает с Ташкентом в военной сфере

0
2805
Обмыл Звезду Героя – получи партвзыскание

Обмыл Звезду Героя – получи партвзыскание

Игорь Шелудков

В горбачевскую кампанию борьбы с пьянством и алкоголизмом воины-"афганцы" святых традиций не нарушали

1
3794
Швеция готовится воевать с Россией

Швеция готовится воевать с Россией

Александр Шарковский

Стокгольм резко увеличивает расходы на оборону

0
6835
Армия Мьянмы признала причастность к гибели десяти мусульман народности рохинджа

Армия Мьянмы признала причастность к гибели десяти мусульман народности рохинджа

0
461

Другие новости

Загрузка...
24smi.org