0
9262
Газета Армии Интернет-версия

26.02.2016 00:01:00

Сержанты и солдаты запаса – в начале трудного пути

Завершается первый этап военной подготовки студентов для службы в армии

Адам Нижаловский

Владимир Коргутов

Об авторе: Адам Владимирович Нижаловский – генерал-майор запаса, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», кандидат военных наук, доцент, академик Академии проблем качества, член-корреспондент Академии военных наук. Владимир Александрович Коргутов – полковник, Герой Российской Федерации, начальник военной кафедры при Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики».

Тэги: шойгу, минобороны, вшэ, образование, армия


шойгу, минобороны, вшэ, образование, армия Подготовка рядового и сержантского составов в современной армии – процесс высокотехнологичный. Фото Reuters

Взятый два года тому назад военно-политическим руководством страны курс на развертывание новой системы военной подготовки студентов находит все более широкую поддержку не только в студенческой среде, но и во всем обществе. Расширение категорий подготовки военнослужащих запаса (кроме офицеров с 1 сентября 2014 года начато обучение на военных кафедрах сержантов и солдат запаса), увеличение в два-три раза объемов их подготовки и количества военно-учетных специальностей позволили расширить географию подготовки специалистов запаса, вовлечь в сферу военного обучения и военно-патриотического воспитания десятки тысяч молодых людей.

Тот факт, что новая система военной подготовки студентов состоялась, нашел еще одно подтверждение в ходе встречи министра обороны РФ С.К. Шойгу со студентами вузов, обучающимися по программам подготовки сержантов и солдат запаса 20 ноября 2015 года. В ходе этой встречи в 16 вопросах и выступлениях (из 18 заданных, около 90%) выражалась благодарность руководству страны и Министерства обороны за предоставленную студентам возможность выполнить конституционный долг и обязанность по защите Отечества без отрыва от учебы в университете.

ОТВЕТЫ РУКОВОДСТВА

В своем выступлении и при ответах на вопросы студентов министр обороны РФ Сергей Шойгу разъяснил многие положения, в том числе и проблемные вопросы функционирования новой системы военной подготовки на ближайшую перспективу. Он подтвердил неизменность курса на полное развертывание этой системы, несмотря на осложнившуюся военно-политическую обстановку и экономические трудности. Это означает, что решение задачи государственной важности по восстановлению людского мобилизационного ресурса страны будет продолжено и нынешние студенты вузов в перспективе составят его внушительную и скорее всего лучшую часть.

В словах министра нашли отражение и ответы на ряд вопросов, поставленных в предыдущих статьях по данной проблематике («НВО» № 2, 23–29 января 2015 года; «НВО» № 22, 26 июня – 2 июля 2015 года). Однако ряд нерешенных вопросов остается, а по мере внедрения новой системы возникают новые трудности, требующие публичного обсуждения и принятия взвешенных решений.

Прежде всего хотелось бы определиться, что же мы имеем сейчас, на каком отрезке пути находимся, что уже сделано, а что предстоит в ближайшей перспективе? Что происходит в новой системе военной подготовки студентов спустя два года после старта?

Во-первых, по словам министра обороны РФ, мы сейчас ведем подготовку более 10 тыс. студентов по программам сержантов и солдат запаса более чем в 60 вузах страны. В предыдущих статьях приводились данные о том, что в сентябре 2014 года было отобрано для обучения более 11 тыс. студентов. Можно предположить, что за время теоретической подготовки, по разным причинам, было отстранено от обучения около 10% студентов. Этот показатель подтверждается и опытом военной кафедры при Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ). За период с сентября 2014 года по февраль 2016 года из отобранных для обучения 362 студентов отстранено от военной подготовки 52 человека (14%).

Анализ причин отстранения студентов позволяет сделать вывод о том, что главная причина наших «потерь» – неуспеваемость студентов. Причем прежде всего неуспеваемость по основным образовательным программам, что приводит к отчислению из университета или возврату на 1-й курс (26 человек, 50%). За неуспеваемость по военной подготовке отчислено 4 студента (8%), а по собственному желанию (которое в большинстве случаев также связано с плохой учебой) – еще 8 студентов (15%). Получается, что по этой причине за период теоретической подготовки мы потеряли 38 студентов (73%). Остальные 27% были отстранены за непосещение занятий и нарушение правил внутреннего распорядка военной кафедры.

Это отзвуки той проблемы, которая поднималась в предыдущих статьях. В погоне за количеством обучаемых (к чему нас настойчиво призывало Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба ВС РФ) мы вынуждены были зачислять на обучение практически всех желающих, прошедших медицинское освидетельствование, а не лучших из лучших, как это делалось ранее, при отборе студентов на подготовку по программам офицеров запаса и где процент отчисления составлял всего 2–3%.

Во-вторых, министр обороны подтвердил на встрече со студентами, что первый учебный сбор с сержантами и солдатами запаса состоится летом 2016 года. Уже определены места проведения сборов, где в течение месяца студентам предстоит пройти второй этап подготовки – практический. Нисколько не умаляя важности теоретической подготовки, получаемой студентами на первом этапе (на военной кафедре), все же следует признать, что именно учебный сбор призван сделать из наших питомцев настоящих военных специалистов. В течение месяца они должны закрепить и углубить полученные на военной кафедре знания, отработать требуемые нормативы на военной технике и вооружении, пройти курс выживания в экстремальных условиях, принять военную присягу.

В этой связи остро встает вопрос, готовы ли базовые воинские части, определенные командующими войсками военных округов для проведения учебных сборов, к приему такого количества студентов в июне этого года? Есть ли в этих воинских частях достаточное количество офицеров для командования курсантскими подразделениями и проведения с ними всех видов занятий? Ведь преподаватели военных кафедр, состоящие в основном из офицеров запаса, для этого не предназначены, они уже свою миссию выполнили на первом этапе военной подготовки. Готовы ли учебно-методические материалы для проведения занятий и учебно-материальная база? Имеются ли в достаточном количестве запасы материальных средств? Эти и ряд других вопросов требуют тщательной проработки в каждом военном округе и в каждой базовой воинской части. А времени на это остается очень мало.

В-третьих, военная подготовка первого набора студентов по программам солдат запаса завершена. Отведенные им 225 часов учебного времени заняли 1,5 года обучения методом «военного дня». Подготовка сержантов того же набора продолжается до мая (ее объем составляет 300 часов, а продолжительность – 2 года).

Реализация текущих программ военной кафедры при НИУ ВШЭ позволит существенно повысить уровень подготовки военнослужащих запаса. 	Фото c сайта www.mos.ru
Реализация текущих программ военной кафедры при НИУ ВШЭ позволит существенно повысить уровень подготовки военнослужащих запаса. Фото c сайта www.mos.ru

По завершении теоретической подготовки солдат запаса с ними проведены контрольные занятия, позволившие определить степень усвоения материала. К примеру, на военной кафедре при НИУ ВШЭ неудовлетворительных оценок нет. Видимо, это связано в том числе и с тем, что все нерадивые студенты были выявлены в период учебы и отстранены от обучения.

ОБЪЕМЫ – ЗАВЫШЕНЫ, СРОКИ – РАСТЯНУТЫ

Анализ пройденного первого цикла теоретической подготовки солдат запаса показывает, что объемы их обучения несколько завышены, а растягивание в связи с этим срока подготовки себя не оправдывает. Изначально Министерство обороны РФ определило теоретическую подготовку рядового запаса в объеме 225 часов, то есть 1,5 года. По нашему мнению, к этим нормативам нужно еще раз вернуться.

Анализ учебных программ солдат и сержантов показывает, что по многим дисциплинам количество часов превосходит даже офицерские программы. Например, по общевоинским уставам и строевой подготовке – в 2,5 раза, по военной топографии, радиационной, биологической и химической защите – в 1,5–2 раза и т.д. Ну зачем солдату, к примеру, 28 часов (а это более четырех «военных дней») для изучения общевоинских уставов? По офицерским программам на эту дисциплину совершенно справедливо отводится не более 10–12 часов. Нужно смело пойти на сокращение этих часов, которое не повлияет на качество подготовки солдат запаса. Имеются резервы и по другим учебным дисциплинам. Сократив объем военной подготовки солдат запаса до 150 часов, мы сможем установить сроки военной подготовки для этой категории в один год.

При этом условии решается и вторая проблема, возникшая в связи с продолжительностью обучения 1,5 года. Она уже поднималась в предыдущих публикациях и связана с нарушением одного из наиболее важных принципов военного обучения – его непрерывности. При классическом и наиболее удобном начале обучения по программам подготовки солдат запаса в сентябре его окончание приходится на декабрь-январь. А учебный сбор, как известно, проводится в июне-июле. За эти полгода студенты, естественно, забудут все теоретические положения и приобретенные на военной кафедре знания, поскольку они не закреплены умениями и практическими навыками (именно для этих целей проводится учебный сбор). Трудно себе представить, что студент, и без того перегруженный основными образовательными программами, будет искать в своем непростом графике время для повторения материала по военной подготовке. Он прибудет к месту учебного сбора в воинскую часть, как мы говорим, «пустой». В лучшем случае – с конспектами по военной подготовке, если и они не будут утеряны за эти месяцы.

Предпринятая в НИУ ВШЭ попытка нивелировать этот недостаток началом обучения студентов по программам солдат запаса не с сентября, а с января в принципе себя оправдывает. Однако это приводит к некоторым неудобствам в организации образовательной деятельности, трудностям в планировании занятий по военной подготовке в рамках университета, нерациональному использованию бюджета учебного времени. А если говорить проще, то с сентября по январь студенты, отобранные на военную кафедру по этой категории обучения, имеют один свободный день, который, по идее, должен был быть «военным днем».

В случае перехода на обучение солдат запаса по учебным программам, рассчитанным на 150 часов, вырисовывается четкая картина подготовки военных специалистов запаса: солдаты – 150 часов (1 год); сержанты – 300 часов (2 года); офицеры – 450 часов (3 года).

Как показывает опыт первых двух лет функционирования новой системы военной подготовки, приобретают массовый характер просьбы студентов о переводе из одной категории обучения на другую. В основном отмечается стремление к обучению по более престижным офицерским программам (на военной кафедре при НИУ ВШЭ за 2 года подано 28 таких рапортов). Однако нередко имеют место и другие желания – перейти на обучение по солдатским или сержантским программам (4 рапорта). Здесь мотивация одна: более короткие сроки военной подготовки, а итог тот же – специалист запаса и законный военный билет по окончании. Руководящими документами пока не предусмотрены подобные переводы. Умолчал о них и министр обороны на встрече со студентами, хотя подобные вопросы возникали.

УПРАВЛЕНИЕ МОТИВАЦИЕЙ

Очевидно, есть смысл поразмыслить над этим и предусмотреть соответствующие механизмы в новом Положении о военных кафедрах и новом совместном приказе министра обороны РФ и Министерства образования и науки РФ.

При наличии такого разрешения начальник военной кафедры получает мощный инструмент регулирования мотивации студентов на отличную учебу как в «восходящем» направлении (на более высокие категории подготовки), так и в «нисходящем». К примеру, за отличную учебу при освоении солдатских и сержантских программ в течение первого семестра студент получает возможность перейти на подготовку по офицерским программам (по его желанию). И наоборот, при низкой успеваемости по офицерским программам в течение первого учебного года студент переводится на обучение по сержантским или солдатским программам (но уже не по его желанию, а по решению начальника военной кафедры). Безусловно, при этом общий объем заказа на подготовку специалистов запаса должен выдерживаться.

Требует осмысления и дополнительной проработки, на наш взгляд, еще один вопрос. С переходом на подготовку сержантов и солдат резко увеличивается число военно-учетных специальностей (ВУС). В предлагаемом перечне их сотни. А хорошо ли это? С точки зрения организации военной подготовки – однозначно плохо. Мы сильно «мельчим». Ведь каждая ВУС требует своих преподавателей-специалистов, своей учебно-материальной и методической базы. А где на это взять средства? Как достичь баланса интересов Министерства обороны, Министерства образования и науки, непосредственно университетов? В конечном счете выгодно ли это в целом стране, особенно в столь трудное время?

Может быть, есть смысл определить десяток-другой базовых военно-учетных специальностей для каждого вида Вооруженных сил и рода войск, по которым готовить специалистов запаса в вузах. По этим направлениям можно было бы разработать типовые комплекты учебно-материальной базы, учебно-методические материалы. Существенно упростился бы вопрос комплектования военных кафедр преподавательским составом. Да и военным комиссариатам проще было бы оперировать базовыми специальностями. Нужен поиск оптимального решения, направленного на повышение мобилизационного потенциала страны при минимальных затратах.

Таким образом, пройденный первый этап теоретической подготовки студентов по программам сержантов и солдат запаса позволяет сделать вывод о том, что новая система военной подготовки востребована в студенческой среде и в обществе. Она показала свою жизненность и продолжает развиваться. Одновременно с этим возникает ряд проблемных вопросов, которые требуют более детальной проработки на различных уровнях военного управления и принятия решений. Наступает время реализации более сложного и ответственного этапа – практической подготовки специалистов запаса на учебных сборах в войсках, которые пройдут летом этого года.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Суд отказался помещать под арест австрийского полковника, подозреваемого в шпионаже в пользу Москвы

Суд отказался помещать под арест австрийского полковника, подозреваемого в шпионаже в пользу Москвы

0
492
Меркель призвала граждан континента взять судьбу в собственные руки

Меркель призвала граждан континента взять судьбу в собственные руки

Фемида Селимова

Немецкий канцлер предложила создать общеевропейскую армию

0
921
Меркель объявила армейский призыв

Меркель объявила армейский призыв

Андрей Рискин

Путину пришлась по душе инициатива создания европейской армии

0
767
Европейскую безопасность решили умножить на два

Европейскую безопасность решили умножить на два

Игорь Субботин

Общая армия стран ЕС не станет альтернативой НАТО

0
854

Другие новости

Загрузка...
24smi.org