0
819
Газета История Интернет-версия

26.05.2000

Против истины

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Об авторе: Виктор Александрович Анфилов - доктор исторических наук, профессор, участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке


Президент Академии военных наук генерал армии Махмуд Гареев хорошо известен российской и зарубежной общественности как бескомпромиссный борец с фальсификацией истории Великой Отечественной войны. Не замечен был ни раньше, ни теперь в очернении этой героической эпопеи и генерал армии Анатолий Квашнин, начальник Генерального штаба ВС России. И каково же было мое удивление, когда я узнал, что они... обвиняются фактически в фальсификации и очернительстве боевой летописи 1941-1945 гг.

Обвинения выдвинул известный в прошлом советский дипломат Василий Сафрончук на страницах "Советской России" от 11 мая 2000 г. Автора, оказывается, возмутила опубликованная накануне Дня Победы в "НГ" (ранее, 28 апреля в "НВО") статья Гареева и Квашнина "Семь уроков Великой Отечественной".

Явно не понравилось г-ну Сафрончуку уже название материала, которое он характеризует как "претенциозное". Но главное - он недоволен тем, что генералы "ничтоже сумняшеся, берут на себя смелость подвергать критике военное и политическое руководство Советского Союза, и лично Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина... безапелляционно обвиняют Сталина в излишне идеологизированном подходе к военно-стратегическим вопросам, в силу чего, дескать, ему не удалось адекватно оценить надвигающуюся угрозу и подготовить вооруженные силы к отражению агрессии... Наркомат обороны и Генштаб... неправильно оценили начальный период войны и недооценили важность стратегической обороны... обвиняют руководство страны в неправильном отношении к Генеральному штабу... утверждают, что к Генштабу относились как к техническому исполнительному органу или "полевой канцелярии главнокомандования", что Генштаб был лишен разведки, что из его ведения были изъяты вопросы структуры и комплектования вооруженных сил и т.п.".

Со статьей Квашнина и Гареева я знаком. Все исторические факты, приведенные в ней, хорошо знаю, могу даже указать их источники. Они полностью соответствуют исторической действительности. Поэтому считаю, что у бывшего дипломата нет оснований упрекать в чем-либо уважаемых мною людей. Они подвергают критике военное и политическое руководство СССР? Да, подвергают. Однако в этом они не одиноки. Их мнение совпадает, в частности, с основными положениями выступления Маршала Советского Союза Георгия Жукова на Пленуме ЦК КПСС 19 мая 1956 г. (текст хранится в Архиве президента РФ): "Мы не можем забывать, что культ личности и все то, что с ним было связано, принес нам много вреда и в деле обороны нашей страны. Мы обязаны из этого извлечь все необходимые уроки... На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной советскому народу внушалось, что наша страна находится в постоянной готовности дать сокрушительный отпор любому агрессору. На все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне, торжественно заявлялось о том, что мы всегда готовы на удар врага ответить тройным ударом, что, несомненно, притупляло бдительность советского народа и не мобилизовало его на активную подготовку страны к обороне. Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений, что и явилось одной из решающих причин тех крупных военных поражений и огромных жертв, которые понесла наша Родина в начальный период войны...

Вследствие игнорирования со стороны Сталина явной угрозы нападения фашистской Германии на Советский Союз наши Вооруженные Силы не были своевременно приведены в боевую готовность, к моменту удара противника не были развернуты, и им не ставилась задача быть готовыми отразить готовящийся удар противника, чтобы, как говорил Сталин, "не спровоцировать немцев на войну..."

Кроме неподготовленности страны к обороне и неполной подготовленности Вооруженных Сил к организованному отражению нападения противника, - у нас не было полноценного Верховного командования. Был Сталин, без которого по существовавшим тогда порядкам никто не мог принять самостоятельного решения, и, надо сказать правдиво, - в начале войны Сталин очень плохо разбирался в оперативно-тактических вопросах. Ставка Верховного Главнокомандования была создана с опозданием и не была подготовлена к тому, чтобы практически взять в свои руки и осуществить квалифицированное управление Вооруженными Силами. Генеральный штаб, Наркомат обороны с самого начала были дезорганизованы Сталиным и лишены его доверия..."

Мне посчастливилось встречаться с Георгием Константиновичем, и он подтвердил, что, если бы не просчеты Сталина, нам летом 41-го, возможно, удалось бы не допустить врага дальше Днепра и "Смоленских ворот".

Неправильная оценка начального периода войны и недооценка важности стратегической обороны - не вымысел Квашнина и Гареева, как замечает г-н Сафрончук, а самокритичное признание самого Жукова, которое он сделал и в своих "Воспоминаниях и размышлениях". Теперь о том, что Генштаб был лишен разведки. Вновь сошлюсь на Георгия Жукова. 26 мая 1965 г. я был у него с рукописью книги "Провал блицкрига". Когда он увидел в ней докладную записку начальника Главного разведывательного управления Генштаба генерала Филиппа Голикова от 20 марта 1941 г. на имя Сталина, в которой был изложен замысел операции "Барбаросса", встрепенулся и спросил: "Где вы ее взяли?" Я ответил и задал встречный вопрос: "А вы разве не читали этот документ? Ведь Голиков обязан был сообщить все это вам!" "Нет, - резко сказал маршал, - он не подчинялся мне и хотя юридически был заместителем наркома, практически же докладывал только Сталину, информируя лишь иногда Тимошенко".

В этой записке Голиков сделал вывод, что "слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию..." Встретившись с ним однажды в архиве Генштаба, я спросил его: "Филипп Иванович, вы сами верили поступавшей информации?". "В основном верил, - ответил он, - но выводы сделал, учитывая точку зрения Сталина, которую мы знали".

О том, какова она была, сужу по следующим словам Георгия Жукова: Сталин "решительно отвергал нашу с Тимошенко просьбу 13 июня 1941 года о приведении войск западных военных округов в полную боевую готовность, Сталин говорил, что, во-первых, для ведения большой войны с нами немцам нужна нефть и они должны сначала завоевать ее, а во-вторых, необходимо ликвидировать Западный фронт, высадиться в Англию или заключить с ней мир". Наличие двух фронтов, рассуждал Сталин, Гитлер еще в "Майн кампф" считал главной причиной поражения Германии в первой мировой войне".

Все вышеизложенное свидетельствует: авторитарный режим, чрезмерная централизация руководства страной и Вооруженными силами даже в годы войны не всегда были оправданными, а накануне ее - чаще вредными.

Такова объективная истина, она-то и была изложена в статье "НВО" "Семь уроков Великой Отечественной".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Владимир Щербаков

Вашингтон целит в Москву, но бьет по Пекину

0
3342
Крылатые истребители «зверинца» вермахта

Крылатые истребители «зверинца» вермахта

Николай Якубович

Противотанковая артиллерия советской авиации в годы Великой Отечественной войны

0
1443
Человек-магнит

Человек-магнит

Юрий Потапов

Об особенностях конвойной службы и невероятных способностях военного пенсионера

0
636
Павшие воины сами словно взывают из-под земли

Павшие воины сами словно взывают из-под земли

Игорь Плугатарёв

Каждый год поисковики «выводят из боя» под Ржевом сотни без вести пропавших бойцов и командиров

0
717

Другие новости

Загрузка...
24smi.org