0
2972
Газета История Интернет-версия

10.07.2009

Полтавская виктория породила великую державу – Россию

Полтавское сражение стало одной из величайших побед России

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад - историк.

Тэги: войны, полтава, держава, россия


войны, полтава, держава, россия Петр I и его военачальники.
Картина художника Николая Овечкина, 1988 год

Полтавское сражение стало одной из величайших побед России и первой победой русских в новой истории нашей страны, начатой Петром I. Но, увы, держу пари, что сегодня подавляющее большинство российских граждан не смогут объяснить, из-за чего началась Северная война, как вообще шведский король Карл XII оказался под Полтавой.

Чтобы разобраться в этом, нам придется совершить краткий экскурс в XVII столетие.

ПРЕДЛОГ – НАДУМАННЫЙ, ШАГ – НЕИЗБЕЖНЫЙ

В 1609 году царь Василий Шуйский имел глупость позвать шведские войска в Россию для отражения вторжения поляков. Шведы пришли, но вместо оказания помощи начали грабить русские земли и захватывать русские крепости. В итоге в феврале 1617 года уже послам царя Михаила Романова пришлось заключить с дипломатами короля Густава II Адольфа Столбовский мир, по которому Иван-город, Ям, Копорье, Орешек, все Приневье и русская часть Карельского перешейка отошли к Шведскому королевству вместе с проживавшим там русским населением.

Так Россия оказалась отрезанной от Балтийского моря и от всей Европы.

Что это такое, мы только сейчас начинаем чувствовать. Не идет Москва на абсолютно неприемлемые для нее уступки западным соседям, и тут же оказывается под угрозой экспорт российских энергоносителей европейским потребителям, транзит людей и грузов в Калининградскую область, строительство магистрального газопровода по дну Балтики.

Естественно, что Россия с перекрытием древнейшего и государствообразующего «пути из варяг в греки» смириться не могла. В мае 1656 года царь Алексей Михайлович объявил войну Швеции, и уже в июне 1656 года отряд стольника Петра Потемкина овладел городом и крепостью неприятеля Ниеншанц. Кстати, ныне это место находится почти в центре Санкт-Петербурга у впадения в Неву реки Охты.

Однако Русское государство в ту пору уже воевало с Речью Посполитой (Русско-польская война 1654–1667 годов) и сражаться одновременно с двумя противниками царю Алексею оказалось не под силу. Вот почему 21 июня 1661 года на мызе Кярун (в русских источниках – Кардис) был заключен Кардисский мирный договор, по которому Россия уступала Швеции все свои завоевания в Приневье и Прибалтике.

Минуло 38 лет, и в конце июля 1699 года в Москву прибыло шведское посольство, целью которого являлось подтверждение Кардисского мирного договора 1661 года. 20 ноября шведы получили прощальную аудиенцию у царя Петра Алексеевича, после чего вернулись в Стокгольм. Они привезли с собой не только врученные им в качестве подарка ценные меха, но и – самое главное – царскую грамоту. А сей документ содержал, в частности, такую фразу: «По Кардисскому вечному договору, плюсскому совершению и Московскому постановлению в соседственной дружбе и любви мы с вашим королевским величеством быти изволяем».

Прошло девять месяцев, и вот 9 августа 1700 года Петр I внезапно объявляет Швеции войну. Повод более чем смехотворен – «бесчестье» российскому самодержцу, нанесенное рижским караулом в 1697 году, когда Петру запретили рисовать схемы местных укреплений. Кстати, царь путешествовал инкогнито, и караул не знал, с кем имеет дело.

Предвижу обиды монархистов – как можно говорить такое о Петре Великом? Можно и нужно. Давно пора понять, что навязанный в Смутное время России договор – не что иное, как клочок бумаги. Можно временно ослабленному государству приставить нож к горлу или подпоить оказавшегося в ходе Смуты у власти самозванца («Кемска волость? Да забирайте! Государство не обедняет»). Но платить за такие фокусы рано или поздно придется. А повод предъявить счет всегда найдется.

Петр дождался заключения мира с Турцией и в союзе с Данией, Саксонией и Речью Посполитой (две последние управлялись одним лицом – курфюрстом и королем Августом Сильным) начал войну со шведами. Но, к большому удивлению противников Стокгольма, его поддержали Англия и Голландия. Шведская, голландская и английская эскадры подошли к Копенгагену. Восемнадцатилетний Карл XII – король Швеции – пригрозил полностью разрушить город, если датчане откажутся подписать мир на его условиях. 7 августа 1700 года Дания вышла из войны.

19 ноября 1700 года небольшая, но отлично обученная армия Карла XII разгромила значительно превосходящие ее по численности русские войска под Нарвой. Надвигалась зима, и король отвел своих солдат в Эстляндию, входившую тогда в состав Швеции. Ну а затем на шесть лет увяз в войне в Речи Посполитой и в Саксонии, считая, что для сдерживания разбитых «московитских орд» достаточно небольших отрядов.

Между тем благодаря энергичным мерам царя русская армия после «Нарвской конфузии» к весне 1701 года не только полностью восстановилась, но и значительно усилилась...

Здесь же нельзя не сказать вот о чем. Важнейшим событием для хода и исхода Северной войны (1700–1721) стала, как это ни покажется странным кому-то из читателей, смерть... испанского короля Карла II. Спор Франции, Англии, Священной Римской империи, Голландии и большинства германских княжеств за «испанское наследство» вылился в кровопролитную войну 1701–1714 годов. Вследствие многолетней и кровопролитной вооруженной борьбы за испанский престол Петр I получил уникальную для России возможность сражаться с врагом без вмешательства Западной Европы.

ДВА ТВД

Воспользовавшись уходом основных сил шведов в Польшу, летом–осенью 1701 года русские войска вторглись в Прибалтику. Взять большие крепости-порты типа Риги и Ревеля им удалось лишь после Полтавского сражения, но почти вся территория Прибалтики в 1701–1709 годах оказалась зоной действия русской армии.

В октябре 1702 года царь захватил крепость Нотенбург (древняя новгородская крепость Орешек) при впадении Невы в Ладожское озеро, а в апреле 1703 года – Ниеншанц. Поначалу Петр решил сделать новой столицей и портом Ниеншанц, но по здравом размышлении 16 мая основал Санкт-Петербург в восьми верстах выше Ниеншанца по течению Невы.

Однако успехи царя мало волновали Карла XII. Он увлекся польскими делами. 14 мая 1702 года поляки без боя впускают шведов в Варшаву.

Женоненавистник и аскет Карл XII люто ненавидел сибарита и развратника Августа Сильного. Современники насчитывали у последнего 700 любовниц и 354 внебрачных ребенка. Шведский монарх призывает панов избрать нового короля – 27-летнего Станислава Лещинского. Примас Радзивилл удивился: «Он еще слишком молод!» – «А я еще моложе», – ответил Карл.

Осенью 1706 года шведы заняли Саксонию. Август Сильный вынужден был заключить мир с Карлом и отказаться от польской короны.

Тут автор считает должным сделать одно небольшое отступление. С конца XVII века большая часть Правобережной Малороссии, официально находившаяся под властью Речи Посполитой, контролировалась независимыми казацкими атаманами Палием, Самусем и другими, величавшими себя полковниками. Еще в 1688 году Семен Палий обратился к царевне Софье с просьбой о принятии в российское подданство земель по правому берегу Днепра, но получил отказ. В ходе Северной войны территория Правобережья, контролируемая казаками, постоянно увеличивалась.

В 1704 году Петр был вынужден направить в Речь Посполитую войска на помощь Августу Сильному и части польских магнатов, сражавшихся против шведов. Замечу, что иные паны по многу раз переходили от одной стороны к другой. Любопытный момент: гетман Синявский хвастался, что он-де честный рыцарь («Я не такой, я на рупь дороже») и если перейдет от русских к шведам, то перед этим обязательно уведомит царя.

Постепенно для русских Польша вместо Приневья становится главным театром военных действий, а война приближается к западным границам России.

В сентябре 1707 года 34-тысячная шведская армия оставила Саксонию и двинулась на восток.

ТАКТИКА ВЫЖЖЕННОЙ ЗЕМЛИ

Вечером 25 января 1708 года Карл подошел к Неману и узнал, что в Гродно находился Петр. 26 января русские войска во главе с царем в панике оставили город, в который ворвался шведский король всего с 800 всадниками. Шведы захватили мост через Неман.

Из Гродно Карл двинулся на запад. В феврале 1708 года шведы заняли Сморгонь, где простояли до 17 марта. Затем королевские войска вошли в Радошковичи и задержались там на три месяца, чтобы переждать весеннюю распутицу.

Успехи непомерно вскружили голову Карлу XII. Дошло до того, что, прощаясь, он сказал Станиславу Лещинскому: «Я надеюсь, что князь Собеский нам всегда останется предан. Не полагаете ли вы, что он мог бы быть отличным царем России?»

А ведь шведского короля на российских пространствах ждала неизбежная гибель. История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, но элементарные расчеты показывают, что Карл, двинувшись на север и соединившись в Курляндии (ныне территория Латвии) с находившимся там корпусом генерала Адама Людвига Левенгаупта, мог выбросить русских из района Невы, нанеся им огромные потери в живой силе. А дальше не было никакой нужды идти на восток: следовало лишь построить мощные крепости в Орешке, Ниеншанце и Нарве, но не по канонам Средневековья (именно им отвечали эти опорные пункты шведов, когда их брал Петр), а по образцам французских крепостей начала XVIII века, и, разумеется, оставить там сильные гарнизоны.

11 сентября 1708 года шведское войско остановилось у Старишей – пограничного городка, раскинувшегося по обе стороны большой дороги на Москву. Отсюда до Смоленска было всего около 14 верст.

Четыре дня Карл XII оставался в нерешительности. По приказу Петра русские разоряли собственную страну так же, как и Польшу. Чтобы не быть голословным, приведу цитату из указа царя: «Ежели же неприятель пойдет на Украйну, тогда идти у оного передом и везде провиант и фураж, також хлеб стоячий на поле и в гумнах или в житницах по деревням (кроме только городов)┘ польский и свой жечь, не жалея, и строенья перед оным и по бокам, также мосты портить, леса зарубить и на больших переправах держать по возможности».

Нарушителей ждала суровая кара: «┘сказать везде, ежели кто повезет к неприятелю что ни есть, хотя за деньги, тот будет повешен, також равно и тот, который ведает, а не скажет».

В другом указе царь велел не вывезенный в Смоленск хлеб «прятать в ямы», а «мельницы, и жернова, и снасти вывезть все и закопать в землю, или затопить где в глубокой воде, или разбить», чтобы «не досталось неприятелю для молонья хлеба». Генерал-поручик Бауэр получил аналогичный приказ Петра: «┘главное войско обжиганием и разорением утомлять».

КАМПАНИЯ НА УКРАИНЕ

15 сентября Карл отдает приказ о походе на Малороссию. Армия поворачивает на юг и движется на город Стародуб.

Сыграло ли какую-нибудь роль в решении короля идти в Малороссию информация о желании Мазепы изменить Петру? Ну, во-первых, никаких достоверных данных о сношениях гетмана со шведами на тот момент нет, а во-вторых, его позиция мало что значила для планов Карла XII, которые король задумал еще в Польше.

28 сентября 1708 года русские войска разгромили 12-тысячный корпус Левенгаупта, шедший на соединение с армией короля. Русские источники говорят о 15 тыс. шведов, но тут, видимо, учтены гражданские и военные в огромном обозе (свыше 7 тыс. повозок).

Лишь 12 октября остатки корпуса Левенгаупта численностью около 6500 человек смогли добраться до расположения армии Карла XII.

Поздней осенью 1708 года Мазепа вступил в переписку со шведами. 24 октября он выехал из гетманской столицы Батурина и через два дня прибыл в шведский лагерь. Вместе с Мазепой к шведам перешли, по разным данным, от 1,5 до 5 тыс. казаков. 29 октября гетмана принял Карл XII.

Причины измены Ивана Мазепы – вопрос отдельный. Вместе с тем следует отметить, что после смерти Богдана Хмельницкого в 1657 году малороссийские гетманы и полковники по несколько раз переходили от царя к польскому королю, от короля к крымскому хану, от хана к турецкому султану и наоборот.

Поляки и турки сурово карали таких перебежчиков. Так, в Речи Посполитой казнили гетмана Выговского, а в Оттоманской империи – гетмана Юрия Хмельницкого. А вот царь Алексей либеральничал и не отправил на плаху ни одного гетмана или полковника. Высшей мерой наказания для них была ссылка в великороссийские имения, данные царем изменникам в вечное пользование. В крайнем случае виновных ссылали в Сибирь┘ воеводой в захудалом городишке.

Видимо, Мазепа, часть малороссийской старшины, а также запорожский атаман Костя Гордиенко сочли, что вновь наступили смутные времена, когда можно было безнаказанно ловить рыбку в мутной воде. Однако на сей раз и Петр I, и его любимец Александр Меншиков действовали оперативно и жестко. 2 ноября 1708 года «сердечный друг» царя взял штурмом гетманскую столицу – крепость Батурин.

По моим расчетам, в Батурине на 2 ноября 1708 года находилось от 4 до 6 тыс. комбатантов, из которых большинство составляли сердюки и «компанейцы», то есть наемники, в основном – поляки, молдаване, татары и даже «москали». Их даже известный украинский историк-националист Микола Грушевский называл «всяким сбродом». Малороссы являлись меньшинством в этом «сброде».

При штурме Батурина большая часть комбатантов были перебиты. Естественно, пострадали и обыватели. Посад, то есть основную часть города, сожгли сами мазепинцы, а строения в батуринском замке – русские. Не оставлять же цитадель шведам!

Сейчас оранжевые историки утверждают, что в октябре 1708 года в Украине вспыхнуло антиколониальное восстание под руководством патриота Ивана Мазепы, а злыдень Петр приступил к геноциду украинского народа и для начала перебил все население Батурина.

А между тем 22 декабря 1708 года новый гетман Скоропадский выдал батуриринскому атаману Даниилу Харевскому универсал, разрешавший жителям Батурина селиться на прежних местах. Любопытно, мертвецам, что ли, он давал сей документ – ведь самостийные мифотворцы перебили всех батуринцев еще 2 ноября.

На беду оранжевым историкам все сохранившиеся русские и шведские документы свидетельствуют о том, что подавляющее большинство малороссов на левом (русском) берегу Днепра остались верны царю. А может, население боялось петровских войск и геноцида? Однако ж на Правобережье русские солдаты вообще не переходили, а вся власть там принадлежала местным атаманам. Так там ни «антиколониального восстания», ни мазепинцев вообще не было. Все правобережные атаманы всегда держали сторону царя.

Зато возник раскол в Запорожской сечи: старые казаки стояли за Петра, молодые же во главе с кошевым атаманом Костей Гордиенко были против. В конце концов запорожцы согласились поддерживать царя, но выдвинули условия, ряд из которых Петр признал неприемлемыми...

А русская армия уклонялась от генеральной баталии. Зато с ноября 1708 года в Малороссии шла борьба за города и «магазины», то есть склады продовольствия. Полки Петра хотя и испытывали некоторую нужду в боеприпасах и провианте, но Карл XII был почти лишен сообщения со своими войсками в Прибалтике и в районе Варшавы. Шведам приходилось рассчитывать только на реквизиции, то есть на грабежи местного населения. Естественно, это ожесточило как старшину, так и селянство. Повсеместно малороссы в инициативном порядке нападали на малые шведские отряды.

Зимой 1708–1709 годов Костя Гордиенко совершил ряд провокаций и весной сумел поссорить Запорожскую сечь с царем. Произошло несколько стычек запорожцев с русскими войсками.

В ответ Петр приказал Меншикову посадить три пехотных полка в Киеве на суда и отправить вниз по Днепру, чтобы покарать запорожских казаков. Параллельно по берегу должны были идти драгунские полки. Командовал карательной экспедицией полковник Петр Яковлев.

16 апреля Яковлев напал на местечко Келеберду и сжег его, перебив все население. Затем наступила очередь городка Переволочны, где было около тысячи запорожцев и 2 тыс. местных жителей. Они разделили участь калебердинцев (живыми в плен взяли лишь 12 казаков). В Переволочне и вокруг нее были сожжены все дома, мельницы, лодки и т.п.

Замечу, что городки Келеберда и Переволочна за 40 лет до этого царь Алексей Михайлович подарил Запорожской сечи за верную службу.

14 мая 1709 года солдаты Яковлева и конные малороссийские казаки полковника Игната Галагана разорили Запорожскую сечь. Уцелевшие запорожцы бежали вниз по Днепру в турецкие владения. Однако 8 тыс. запорожцев еще до взятия Сечи присоединились к шведской армии.

ФИНАЛ У ПЕРЕВОЛОЧНЫ

Весной 1709 года шведская армия оказалась в бедственном положении: не было ни боеприпасов, ни продовольствия. Многие генералы уговаривали короля уйти за Днепр в Речь Посполитую. Премьер-министр граф Карл Пипер был того же мнения, утверждая, что тогда король может соединиться с войском Станислава Лещинского и с корпусом генерала Крассова, стоявшим в Польше. Мазепа больше всех противился этому и требовал сначала взять Полтаву, чтобы иметь опору в Малороссии и поддерживать коммуникации с Запорожьем. Карлу казалось, что Полтаву взять легко, потому что она не имеет мощных укреплений, осадные же работы можно поручить запорожцам. Тогда генерал-квартирмейстер Гилленкрок, вообще не расположенный оставаться в Малороссии и постоянный противник Мазепы, иронически сказал своему королю: «Если с нами не станется какое-нибудь чудо, то ни один из нас не выйдет из Малороссии; потеряет король и свое войско, и свое государство, и будет несчастнейший из государей в истории».

Самоуверенный Карл XII не послушал своих генералов и 24 апреля двинул полки к Полтаве. Крепость защищали 4200 солдат и 2600 малороссийских казаков при 28 пушках и одной мортире. Комендант крепости полковник Алексей Келин упорно отстаивал город от многократно превосходящих сил неприятеля.

На помощь осажденной Полтаве подошли основные силы русских. 27 июня (по старому стилю, 8 июля – по новому) 1709 года «грянул бой, Полтавский бой».

Объем статьи не позволяет подробно рассказать о сражении. Отмечу лишь две детали.

По приказу Карла XII в бой были взяты лишь четыре 3-фунтовые легкие пушки. Еще около 30 орудий король приказал держать при обозе. Отчасти это было связно с нехваткой боеприпасов. В свою очередь Петр активно использовал мощь полевой артиллерии (102 ствола, не считая 3-фунтовых мортирок) и артиллерию Полтавской крепости.

Ни мазепинцы (около 2 тыс. человек), ни запорожцы (6–8 тыс.) в битве под Полтавой не участвовали. Все они стояли в резерве у деревни Пушкаревки. У Петра полки малороссийских казаков также находились в резерве. Так что это была битва исключительно регулярных шведских и русских войск, если, конечно, не считать около 2–3 тыс. конницы из валахов и поляков, сражавшихся на стороне Карла XII. Среди них был и генерал Станислав Понятовский, отец последнего польского короля.

Под Полтавой из 19,7 тыс. шведов, участвовавших в битве, погибли и были взяты в плен примерно 9,5 тыс. Тем не менее остальные солдаты и офицеры, соединившись с резервом в Пушкаревке, начали в полном порядке отступление на юг. Король сохранил всю свою артиллерию и большую часть конницы. В первый день русские даже не пытались преследовать противника.

Катастрофой же для него стало прибытие в Переволочну. Там шведские инженеры надеялись найти многочисленные лодки, а также разобрать деревянные строения для устройства понтонного моста через Днепр. Замечу, что в 1702–1707 годах шведы наводили великолепные переправы через большие реки. Остатки моста Карла XII у крепости Осовец были видны еще в начале ХХ века.

Но не зря полковник Яковлев разорил Переволочну. К моменту прибытия шведов лодок там не оказалось, а все деревянные постройки были сожжены.

Переправиться через Днепр удалось лишь Карлу XII, Мазепе и нескольким сотням королевских гвардейцев и казаков.

30 июня в 11 часов утра генерал Левенгаупт, командовавший шведами, оставшимися на левом берегу Днепра, капитулировал перед русскими войсками. В плен сдались 20 тыс. человек. Под Переволочной русским досталась и вся шведская артиллерия – 31 орудие (21 пушка, 2 гаубицы и 8 мортир).

Так победоносное сражение со шведами, начатое под Полтавой, закончилось блестящим успехом у Переволочны.

Летом 1709 года была разбита не только шведская армия, но и рухнула шведская империя, занимавшая большую часть Северной Европы. Как писал современный шведский историк Петер Энглунд: «Битва под Полтавой и последовавшая за ней капитуляция означали решительный перелом в войне. Заключенный позднее мир положил конец шведскому великодержавию и одновременно (а может быть, и в первую очередь) возвестил о рождении в Европе новой великой державы – России. Этому государству предстояло расти и становиться все могущественнее, а шведам оставалось лишь учиться жить в тени этого государства. Шведы покинули подмостки мировой истории и заняли места в зрительном зале».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Человек номер два, как точка сборки качественных решений на этаж ниже Путина, отсутствует

Константин Ремчуков: Человек номер два, как точка сборки качественных решений на этаж ниже Путина, отсутствует

0
1591
Сенатор Алексей Александров: «Пришло время Русского права»

Сенатор Алексей Александров: «Пришло время Русского права»

Татьяна Астафьева

0
477
Пентагон усилил авианосную группировку в Персидском заливе

Пентагон усилил авианосную группировку в Персидском заливе

Владимир Мухин

Главным врагом Дамаска становятся не террористы, а США и их союзники

0
1300
Либералы расходятся  по противоположным углам

Либералы расходятся по противоположным углам

Дарья Гармоненко

Форум свободной России против Общероссийского гражданского форума

0
1858

Другие новости

Загрузка...
24smi.org