0
3223
Газета История Интернет-версия

12.10.2012

Крест и сани Наполеона

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад - писатель, историк.

Тэги: история, выставки, наполеон, франция


история, выставки, наполеон, франция В новом музее просторно для посетителей и экспонатов.
Фото автора

В сентябре в Москве состоялось торжественное открытие Музея Отечественной войны 1812 года. В его экспозиции около 2 тыс. подлинных экспонатов начала XIX века. Реконструированные солдатские ранцы и мундиры, пошитые в столетний юбилей Бородинского сражения, – единственные экспонаты, которые не относятся напрямую к эпохе 1812 года.

Особенностью нового музея является сочетание с традиционной экспозицией современных мультимедийных информационных систем. Благодаря установленным во всех залах экранам посетители узнают всю историю войны 1812 года, например, о деятельности наших разведчиков, о Бородинском сражении и об отступлении французской армии. В конце экспозиции установлен экран, где демонстрируется сюжет «Казаки в Париже».

ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРОФЕИ

На мой взгляд, большим достоинством нового музея является расширение хронологических рамок экспозиции с 1800 по 1814 год. И действительно, разобраться в событиях 1812 года, вырванных из контекста наполеоновских войн, не так уж просто.

Замечу, что существуют и иные точки зрения. Так, один из довольно хорошо разбирающихся в истории сотрудников музея выразил мнение, что в музее недостаточно полно отражено Бородинское сражение. И вообще, это музей не славы русского оружия, а музей Наполеона. Ему, например, не нравятся установленные на первом этаже бюсты семейства Бонапартов.

Я не разделяю такой точки зрения. На мой взгляд, Бородинское сражение достаточно хорошо отражено в экспозиции. Да и не будем забывать, что в Москве есть великолепный музей «Бородинская панорама», а в самом Бородине тоже есть музей.

Большое пространство зоны музея ярко залито светом и создает праздничное настроение. Хотя и чувствуется какая-то незаполненность. Но я надеюсь, что в ближайшем будущем сюда поступят новые экспонаты.

Очень впечатляет большая серия картин Василия Верещагина, посвященных войне 1812 года. А вот встречающая посетителей огромная картина Генриха Семирадского «Святой благоверный великий князь Александр Невский принимает папских легатов» вызывает некоторое недоумение. Картина впечатляет, но к чему она здесь, а не в здании Исторического музея, который находится всего в нескольких десятках метров? Там экспонируются и другие картины Семирадского, и эта украсила бы зал XIII века.

Александра Невского никак нельзя приплести к войне 1812 года, а тем более папских легатов. Наполеона можно обвинить в каких угодно грехах, но уж не в католической агрессии. Общеизвестно, как вольно, мягко говоря, первый консул, а затем император обращался с римскими папами. Тем более что Синод в 1806 году торжественно объявил Наполеона антихристом. В числе обвинений было тайное принятие ислама в 1793 году в Египте и даже участие в сионистском заговоре.

Среди экспонатов – уникальные вещи, принадлежавшие Наполеону. В частности, дуэльный гарнитур работы Лепажа, подаренный Бонапартом генералу Бертье, парадная сабля первого консула, шпага члена Института Египта, звезда ордена Почетного легиона, которой в 1805 году был награжден Наполеон.

К сожалению, в экспозиции музея мало знамен. Так, на втором этаже имеются два французских знамени, да и то закрытые французскими мундирами, а русских знамен нет вообще. Зато экспонируются десятки образцов холодного и стрелкового оружия, принадлежавшего русской, французской, прусской и иным армиям.

Весьма любопытна походная кухня французской армии, захваченная казаками под Вязьмой. Особенность кухни в том, что дровяная печка подогревала воду в баке, а уже в этой воде находился бачок для варки пищи. Таким образом, «водяная баня» полностью исключала подгорание как первого, так и второго блюда. Не меньше интереса вызывают сани, в которых «по музейной легенде Наполеон проделал путь от Вильно до реки Неман»…

Нет, хватит, не буду больше перечислять уникальные экспонаты. Пусть читатель сам сходит в музей и посмотрит их.

ЕСТЬ ВРЕМЯ И МЕСТО ДЛЯ ПОПОЛНЕНИЯ ЭКСПОЗИЦИИ

Как уже говорилось, устроители музея попытались дать как можно больше информации посетителям по всем аспектам войны. Но они забыли гениальную формулу Клаузевица, кстати, участника кампании 1812 года: «Война есть продолжение политики иными средствами». Экспозиция так и не дает ответа, из-за чего Александр I пошел на конфликт с Наполеоном и что конкретно дал мир стране-победительнице? Правда, в конце экспозиции второго этажа представлена серия интереснейших французских карикатур 1814–1815 годов. Увы, понять суть их могут лишь люди, сносно владеющие французским и хорошо знающие историю наполеоновских войн.

Излишне доказывать, что решающая роль в победе над Наполеоном принадлежит Русской армии. Русский народ понес огромные потери в войне. Но в дипломатических баталиях на Венском конгрессе победили Англия и Австрия. Россия же получила – и то после долгих препирательств – лишь небольшой кусок бывшего герцогства Варшавского, населенный поляками. Именно этот кусок доставлял России множество неприятностей вплоть до 1914 года. Куда больше выгоды России, как в XIX веке, так и сейчас, принесла бы передача этого куска Пруссии. Взамен Александр I мог бы потребовать преференции в «Восточном вопросе». К сожалению, этого сделано не было. Кутузов выиграл войну 1812 года, а «коллежский асессор» по части иностранных дел лишил Россию плодов победы. Но на это нет и намека в экспозиции музея.

Впрочем, ни один самый большой музей не в состоянии отразить всех фрагментов войны 1812 года. Тем не менее в просторных залах музея хватило бы места еще для десятков экспонатов. Почему бы не уделить хотя бы одну витрину нашим морякам? Ведь русский флот активно действовал в 1799–1807 годах на Средиземном море, а в 1812–1813 годах – на Западной Двине и на Балтике.

Также не нашла отображения оборона от неприятеля русских крепостей, как, например, Бобруйска и Динабурга. Об осаде русскими войсками крепостей в походах 1813–1814 годов упомянуто лишь в маленькой витрине. Там представлены «Осадные монеты» 1813–1814 годов и ключи от сдавшихся русским городов Дрездена, Данцига и других.

Уверен, что гравюры с изображениями русских и неприятельских крепостей, огромные крепостные ружья, крепостные орудия или их модели, особенно мортиры, дополнили бы экспозицию и стали бы хорошим наглядным пособием для школьников, курсантов военных училищ и всех интересующихся войной 1812 года.

НАРОДЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В БОРЬБЕ С БОНАПАРТОМ

Надо ли говорить, что новые музеи должны соответствовать реалиям времени. На мой взгляд, в Музее 1812 года следовало бы упомянуть об участии в войне татарских конных полков. Стоит ли забывать, что первым в Париж вошел Донской калмыцкий (!) казачий полк, а вместе с другими частями Русской армии в Париж вошли 1-й, 2-й, 5-й, 8-й, 9-й, 12-й, 13-й, 14-й и 15-й конные башкирские полки.

Я повторяю, в музее очень много свободного места. Но даже если бы там не было места, то уверен, что стенды, повествующие об участии в войне народов РФ, украинцев, белорусов, были бы актуальнее бюстов многочисленного семейства Бонапартов.

Я не случайно упомянул о ратных доблестях белорусов и украинцев. Дело в том, что в современных украинских учебниках Отечественная война представлена достаточно кратко и в качестве русско-французской войны, чуждой интересам украинцев. Так, в учебнике для 9-го класса (автор Алексей Струкевич) утверждается, что украинцы пошли на войну с Наполеоном, лишь надеясь на возрождение «древних казачьих вольностей» и «украинской автономии». А в трудах высокопоставленных сотрудников Института истории Национальной академии Беларуси война 1812 года представлена как «гражданская война» между белорусами, служившими царю, и Наполеоном.

В распространении подобных взглядов виноваты в первую очередь российские историки и сотрудники музеев, затушевывавшие роль поляков в войне 1812 года. Между тем именно поляки были на втором месте по численности после французов в составе Великой армии. Непосредственно в Россию вторглось свыше 150 тыс. поляков. В их число я включаю польских помещиков из русских губерний, входящих в нынешнюю Республику Беларусь. Никто из белорусов не желал добровольно идти во французскую армию. Наоборот, по всей Белоруссии началось партизанское движение. Ну, а польские помещики в подавляющем большинстве оказывали содействие французам. Русских помещиков в тогдашней Белоруссии было очень мало, а белорусских не существовало в природе.

Поляки были единственными союзниками Наполеона, добровольно отправившимися в Россию, в отличие от пруссаков, австрийцев, итальянцев, неаполитанцев и других, которых гнали буквально из-под палки. А если учесть поляков, участвовавших на стороне французов в боевых действиях 1813–1814 годов, то их наберется всего до 300 тыс.

Тем не менее в России за последние 50 лет не вышло ни одной книги, посвященной участию поляков в войне, в грабежах Смоленска и Москвы. Не нашла эта тема отражения и в новом музее. Исключение представляет трехфунтовая полевая пушка, отлитая в Варшаве в 1781 году. В табличке, посвященной ей, говорится: «Трофей войны 1812 года». А в какой части служила оная пушка, можно только гадать. Она могла быть у французов, у пруссаков, у саксонцев или у поляков. Как тут не вспомнить Твардовского: «Кто прячет прошлое ревниво, тот и с грядущим не в ладу».

Впрочем, это скорее невольный промах организаторов экспозиции. Но есть и спорные моменты в экспозиции музея, а также откровенные ляпы. Я лишь упомяну о дикторском тексте с монитора о сражениях 1814 года. Там говорится лишь о страшных поражениях Наполеона. Между тем Наполеон с ничтожными силами выиграл целую серию сражений, о которых он говорил: «Я вновь надел свои итальянские сапоги».

Сотрудники музея выдумали новую систему орудий русской армии. Термин «пушки системы Аракчеева» встречается на нескольких стендах. Спору нет, Аракчеев участвовал в модернизации русской артиллерии. Но то, что подразумевается под «системой Аракчеева», – это система орудий образца 1805 года. И вообще, в Русской армии все артиллерийские системы назывались по годам, а не по фамилиям изобретателей или военных министров. Так, в XIX веке на вооружении состояли орудия систем: образца 1805 года, образца 1838 года, образца 1867 года, образца 1877 года и образца 1887 года.

В целом же Музей Отечественной войны 1812 года производит очень хорошее впечатление, и я уверен, что посетившие его, независимо от возраста и профессии, узнают много нового и получат эстетическое удовольствие. Ну, а все указанные недостатки легко устранимы как по временным затратам, так и по материальным.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Игра в письма

Игра в письма

Александра Обломова

Страх за будущее, которого он не знает, шел нога в ногу с человеком во все времена

0
424
Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

0
1736
Фото недели. Во Франции отметили вековую годовщину окончания первой мировой

Фото недели. Во Франции отметили вековую годовщину окончания первой мировой

0
556
Вашингтон испытывает терпение Пекина

Вашингтон испытывает терпение Пекина

Юрий Тавровский

Эскалация напряженности в Тайваньском проливе достигнет нового максимума в ближайшее время

0
1646

Другие новости

Загрузка...
24smi.org