0
3421
Газета История Интернет-версия

21.10.2016 00:01:00

Сирийский «солдат Алеша»

Как взрывали, да так и не взорвали «синий дом» в Дамаске

Равиль Мустафин

Об авторе: Равиль Зиннатуллович Мустафин – подполковник в отставке, военный переводчик, журналист.


Советские военспецы с женами на фоне «синего дома» в Дамаске. Фото с сайта www.veteransyria.org

Первые потери от атак религиозных экстремистов Москва понесла в Сирии задолго до нынешних событий. В конце 70-х – начале 80-х годов прошлого столетия эту ближневосточную страну накрыла волна террористических актов, за которыми стояла организация «Братья-мусульмане» (организация признана в России террористической). Среди их жертв помимо сирийцев оказались и советские граждане из числа военных и гражданских специалистов и членов их семей.

ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛИ СИРИЙСКИЕ «БРАТКИ»

В Сирии «Братья-мусульмане» впервые появились еще в 1937 году, сначала как филиал «материнской», египетской организации. К возникновению сирийских «братков» приложил руку сам отец-основатель Хасан аль-Банна, прельстивший своими речами и идеями нескольких сирийских студентов, учившихся в каирском религиозном университете Аль-Азхар. Среди них были Мухаммед аль-Хамид и Мустафа ас-Сибаи, которые основали в Алеппо первую на сирийской земле ячейку «Братьев-мусульман». По сути, Сирия оказалась первой страной, куда удалось успешно экспортировать исламский фундаментализм, зародившийся в Египте в 1928 году. Забегая далеко вперед, скажем, что вербовка прибывающих на учебу студентов с еще не оформившимся мировоззрением стала одним из наиболее распространенных способов привлечения в ряды экстремистов молодежи.

До начала 1960-х годов «Братья-мусульмане» никак не проявляли себя в качестве оппозиционной силы. Более того, после развала в 1961 году Объединенной Арабской Республики премьер-министром Сирии стал один из членов «братства» Мааруф ад-Давалиби, правда, тогда он выступал под вывеской Народной партии. Другой «брат-мусульманин» Исам аль-Аттар стал членом правительства и, по планам фундаменталистов, должен был стать следующим премьером. Возможно, так бы и случилось, но страна вступила в полосу военных переворотов. В начале 1963 года к власти в Сирии пришла партия БААС, провозгласившая антиимпериалистическую, антиамериканскую программу и взявшая курс на сотрудничество с СССР и странами «соцлагеря», а также на национализацию природных богатств страны, что вызвало недовольство как западных держав, так и местных олигархов и связанных с ними «Братьев-мусульман».

В 1966 году последовал новый переворот. На ключевые посты, прежде всего в органах безопасности, а также в государстве и в партии БААС пришли алавиты, составлявшие тогда не более 11% населения страны. Итоговую черту в ноябре 1970 году подвел Хафез Асад, возглавивший очередной мятеж и пришедший на вершину власти. В результате прошедших в 1971 году выборов он стал президентом страны.

Приход к власти алавитов и их стремление построить экономику страны, используя советские лекала, послужили мощным импульсом для активизации «братков». В 1963 году с минбара (то есть с кафедры) мечети Омейядов в Дамаске в адрес нового руководства страны прозвучали проклятия «Братьев-мусульман». Они считали, что алавиты вообще немусульмане и представляют собой еретиков, которых разрешено убивать. В 1964 году фундаменталисты инспирировали восстание в Хаме. Правда, введенные войска довольно быстро подавили мятеж. Дальше дело не пошло. «Братья-мусульмане» посчитали, что пока у них все еще недостаточно сил, чтобы идти на открытое столкновение с правительством.

ВОЛНА ТЕРРОРА

До поры борьба продолжалась по-тихому, «под ковром». Сирийский мухабарат время от времени отстреливал фундаменталистов или выдавливал за границу лидеров запрещенной в 1964 году под страхом смертной казни партии. В свою очередь, «братки» накапливали силы, и – тоже без особой рекламы – устраняли кого-нибудь из высокопоставленных чиновников. Однако в конце 1970-х годов, после того как в Иране победила исламская революция, а в Афганистан были введены советские войска, исламисты в Сирии развязали открытую войну против правительства. В июне 1979 года они учинили жестокую резню в артиллерийской академии в Алеппо, в результате которой было убито несколько десятков курсантов-алавитов. А дальше пошло-поехало по принципу око за око, зуб за зуб. Выступления исламистов часто переходили в настоящие бои. На улицах Дамаска и Алеппо, Хамы и Хомса, других сирийских городов гремели взрывы, раздавались автоматные очереди. Террористы стали применять новую тактику, используя террористов-смертников в качестве водителей начиненных взрывчаткой автомобилей.

Правительственные здания, военные штабы стали объектами нападений боевиков-террористов. В Дамаске «братки» взорвали здание Совета министров Сирии и штаб ВВС и ПВО. Устраивались налеты и на дома, где жили высокопоставленные сирийские чиновники и функционеры-баасисты со своими семьями. На них открыли настоящую охоту. В кварталах, примыкавших к одной из центральных и красивейших улиц Дамаска Абу-Румани, где находились дома министра обороны генерала Мустафы Тласа и министра иностранных дел Абдель Халима Хаддама, несколько дней не стихали отчаянные бои между экстремистами и силами безопасности.

Очень быстро целями боевиков стали и советские граждане из числа как гражданских, так и военных специалистов, советников, а также их жены. Теракты против наших соотечественников начались в Алеппо и очень быстро перекинулись в Хомс и Хаму, город, ставший настоящим оплотом экстремистов, а затем уже в Дамаск. Наших людей похищали на улицах городов, устраивали засады по дороге на службу, убивали, взрывая автобусы, или просто расстреливали из автоматов в спину на рынке аль-Хамидийе в центре сирийской столицы.

Советским гражданам запретили выходить в город поодиночке, договорившись с сирийцами, выдали личное оружие. Наша военная контрразведка плотно работала со своими сирийскими коллегами, организуя охрану, меняя маршруты движения, чтобы запутать, сбить со следа боевиков-исламистов. Но полностью избежать потерь в условиях тотальной террористической войны было невозможно. В первую очередь думали о том, как обеспечить безопасность наших людей, вывести из-под удара террористов наиболее важные и уязвимые объекты. Одним из них стал «синий дом».

ПОДВИГ СОЛДАТА

На календаре 1981 год. Двенадцатиэтажное здание, построенное в одном из новых кварталов Дамаска, ближе к выезду из столицы на север, в сторону Хомса. На первых двух этажах располагался аппарат главного военного советника, выше – квартиры, где жили наши специалисты с семьями. «Синий дом» стоял немного особняком. Территория вокруг него обнесена не очень мощным, скорее декоративным, чем функциональным, забором. Тем не менее преодолеть это препятствие с ходу, даже на грузовике не получится, поскольку вдоль забора по периметру установлены бетонные кубы-надолбы.

Въехать на территорию можно, лишь миновав КПП с парой шлагбаумов. Один из них, внешний, охраняют сирийские автоматчики, другой – наш солдат-срочник с АКМ и парой запасных «рожков». От КПП до единственного подъезда «синего дома» с полсотни метров. Там же, у подъезда, массивная металлическая крышка в асфальте закрывает люк в подземный, тонн на десять, а то и больше, резервуар с мазутом. Зимой им отапливают квартиры дома.

Если, подогнав начиненную взрывчаткой машину, поставить ее точно над закопанной в землю цистерной с мазутом и подорвать заряд, здание в мгновение ока запылает гигантским факелом. А то и обвалится, даже если не полностью, то все равно мало не покажется. Именно в этом и заключался план террористов. Если бы его удалось осуществить, погибли бы сотни наших людей, в первую очередь женщины и дети. Экстремисты сумели бы вызвать огромный общественный резонанс и в регионе и в мире – чего они в принципе и добивались.

Начало октября в Дамаске, пожалуй, самое комфортное время в году, когда иссушающая летняя жара уже позади, а до зимней промозглости еще есть время. В тот день на дежурство по КПП заступил рядовой Алексей Теричев. Он только что встретил автобус, который привез ребят из школы. Мамы быстро разобрали детей – уж больно время неспокойное – увели по квартирам обедать. Малыши-дошкольники возились на детской площадке у бассейна. Здесь же их мамы дожидались, когда вот-вот привезут с работы глав семейств. Несколько сирийских автоматчиков не спеша прохаживаются вдоль улицы рядом с КПП. Только одна девочка, совсем малышка, видно, заигравшись, оказалась возле въезда на территорию «синего дома».

Тишину вспороли автоматные очереди. Стрелял кто-то, сидевший рядом с водителем грузовика, таранившего шлагбаум. Стреляли и по грузовику. Сирийские солдаты поначалу не обратили внимания на медленно ползущий по улице небольшой грузовик. Машина как машина. И лишь, когда «Судзуки», взревев двигателем, резко повернул в сторону КПП, давая знать о намерении прорваться во двор «синего дома», охрана открыла ответный огонь. Все произошло в течение нескольких секунд. Один из сирийских солдат упал как подкошенный. Но и автоматчик в грузовике ткнулся головой в «торпеду».

Наш Алексей успел сдернуть с плеча автомат и, сняв его с предохранителя, короткими очередями достал водителя. Машина, дернувшись, застыла в проеме ворот. В то же мгновение ногу пронзила острая боль – сработал снайпер. Может быть, и было у Алеши еще время отползти чуть в сторону от грузовика, если бы не та маленькая девочка, что случайно оказалась у КПП. Испугалась выстрелов, прижалась к ноге солдата, обхватила детскими ручонками его сапог. Еще через несколько секунд раздался врыв. Кто-то на крыше соседнего здания нажал кнопку дистанционного пульта обычного телевизора.

Четверть тонны взрывчатки превратила в металлолом и разметала грузовик. На его месте возникла большая яма, а взрывная волна выбила стекла и двери в квартирах на всех 12 этажах. И эти осколки толстых стекол летали по квартирам, нанося глубокие резаные раны всем, кто оказался в этот лихой час внутри помещений. Несколько десятков людей было госпитализировано с тяжелыми контузиями и ранениями. «Солдат Алеша», как назвали его обитатели «синего дома», и девочка погибли сразу. Но зато удалось избежать худшего. Террористы так и не сумели реализовать свой дьявольский план – добраться до подземного хранилища с мазутом. Солдат Алеша, простой русский парень из Вологды, которому оставалось служить в армии всего несколько недель, ценой своей жизни спас сотни людей. Не растерялся, до конца выполнил свой воинский долг. Родина посмертно наградила его орденом Красной Звезды. Через 20 лет на месте гибели Алексея открыли памятник, приказом министра обороны Сирии его наградили орденом «Боевое содружество».

ВОССТАНИЕ РАЗГРОМЛЕНО, НО КОРНИ ЭКСТРЕМИЗМА ОСТАЛИСЬ

Через год, когда брат президента Рифат Асад разгромил исламистов в Хаме, по сути, сровняв с помощью авиации и танков город с землей, восстание пошло на убыль. Количество убитых и раненых никто не считал. По оценкам, оно составляло от нескольких тысяч до 25–30 и даже до 40 тыс. человек. Многие лидеры экстремистов успели перебраться за рубеж, найдя для себя спонсоров как среди богатых нефтью арабских стран Персидского залива, так и среди спецслужб западных держав. Однако полностью выкорчевать корни религиозного экстремизма не удалось.

Осенью 1986 или 1987 года один такой случай имел место в Тартусе, где уже тогда находился пункт материально-технического обеспечения нашего флота. В один далеко не прекрасный день команда нашего стоявшего у стенки катера вдруг обнаружила, что круживший до того чуть в стороне вертолет сирийских ВВС вдруг пошел на боевой разворот. Моряки расстелили на палубе флаги СССР и Военно-морского флота, надеясь, что летчик чего-то не понял, что происходит какое-то недоразумение. Оказалось, пилот все понял правильно. Для начала он дал очередь из пулемета, а потом запустил по катеру НУРС. Снаряд насквозь пробил грудь мичмана, державшего в руках флаг СССР, и застрял в теле, так и не взорвавшись. Наши врачи, понимая, что мичман обречен, тем не менее сумели сделать уникальную операцию и вместе с саперами извлечь боеприпас. Говорили, что сирийское командование после того, как само разобралось с тем вертолетчиком, предлагало передать его нашим военным. Дескать, берите и делайте с ним все, что угодно: хоть живьем варите, хоть голову рубите. Понятное дело, наши отказались.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Депутаты вступили в битву за рыбные квоты

Депутаты вступили в битву за рыбные квоты

Сергей Никаноров

Комитет Госдумы решил детальнее разобраться с перспективой возврата аукционов на вылов биоресурсов

0
247
Матвиенко: У России зреет желание выйти из Совета Европы

Матвиенко: У России зреет желание выйти из Совета Европы

0
208
ВЦИОМ: в целом 81% респондентов в той или иной мере пользуются Сетью

ВЦИОМ: в целом 81% респондентов в той или иной мере пользуются Сетью

0
200
Россия отказывается обсуждать биологическое оружие в  грузинской "лаборатории Лугара"

Россия отказывается обсуждать биологическое оружие в грузинской "лаборатории Лугара"

Юрий Рокс

В Тбилиси назвали бредом обвинения в опытах, проводимых над людьми

0
390

Другие новости

Загрузка...
24smi.org