0
3809
Газета История Интернет-версия

28.12.2018 00:01:00

Честь самурая

Последний солдат империи 29 лет воевал в одиночку

Александр Калистратов

Об авторе: Александр Иванович Калистратов – полковник в отставке, кандидат военных наук, профессор кафедры оперативного искусства Общевойсковой академии ВС РФ.

Тэги: Япония, Филиппины, Хироо Онода, самурай, разведчик, война


10 марта 1974 года на Филиппинах сдался местной полиции Хироо Онода – последний военнослужащий Императорской армии Японии. 29 лет после окончания Второй мировой войны он скрывался в джунглях, продолжая вооруженную борьбу и отказываясь капитулировать.

Онода вышел из джунглей и сдался филиппинским властям в полном обмундировании, с исправной винтовкой Арисака тип 99 калибра 7,71 мм, 500 патронами к ней, несколькими ручными гранатами и самурайским мечом. Церемонно поклонившись пораженным полицейским, бережно положил на землю старую винтовку и отрапортовал: «Я – младший лейтенант Хироо Онода. Подчиняюсь приказу моего начальника, который велел мне сдаться».

Хироо Онода родился в 1922 году в семье педагогов, где были еще три брата и сестра. В средней школе он особенно упорно изучал кендо – японское фехтование. После окончания школы в 1939 году работал в частной торговой компании, в декабре 1942 года его призвали на военную службу. В январе 1944 года в звании капрала был направлен в Первое армейское училище Куруме по подготовке командного состава. Во время учебы получил звание сержанта, а после выпуска – старшего сержанта. Его направили продолжить обучение при Генеральном штабе ВС Японии.

Онода все же выбрал карьеру боевого офицера и в августе 1944 года поступил на отделение Футамата армейского училища Накано, готовившего офицеров разведки. Закончить обучение ему не удалось – срочно отправили на фронт, на Филиппины командиром спецотряда по проведению диверсионных операций в тылу противника. В январе 1945 года он был повышен в звании до младшего лейтенанта и отправлен на филиппинский остров Лубанг.

От своего командира, генерал-лейтенанта Сидзуо Екоямы, молодой офицер получил приказ: «Самоубийство категорически запрещается! Держись три–пять лет. Я обязательно приду за тобой. Продолжай борьбу, пока жив хотя бы один солдат, даже если придется питаться плодами пальм. Повторяю, самоубийство строго запрещено».

После захвата острова американскими войсками молодой разведчик со своим отрядом из двух рядовых и одного капрала бежал в горы. Онода обустроил базу в джунглях и начал партизанскую войну в тылу врага. За многие годы Онода адаптировался к условиям джунглей, вел кочевой образ жизни, собирал сведения о противнике и событиях в мире. С подчиненными он совершил более 100 нападений на американский радиолокационный пост, филиппинских чиновников и полицию. В этих операциях ими были убиты 30 и тяжело ранены более 100 военных и гражданских лиц.

Патроны приходилось экономить, питались подножным кормом. Время от времени отряд делал набеги на окрестные деревеньки, угонял коров, мясо вялили на солнце, его хватало надолго.

Обмундирование стирали в ручье золой, штопали нитками из побегов пальмы. Больше бойцы заботились о винтовках – регулярно смазывали говяжьим жиром, чистили. В холода закутывали в ветошь, в дожди укрываться было нечем.

Спустя годы в своих книгах Онода вспоминал: когда вы годами находитесь в джунглях, то становитесь их частью, понимаете, что змея никогда просто так не нападет – она сама вас до смерти боится. То же и с пауками – они не ставят целью охотиться на людей, достаточно не наступать на них. Разумеется, сначала лес будет страшен, но через месяц привыкнете ко всему. Мы опасались вовсе не хищников или змей, а людей – даже суп из бананов варили исключительно ночью, чтобы дым не увидели в деревне.

Через некоторое время один солдат и капрал погибли в перестрелках, второй солдат сбежал и сдался. Оставшись один, разведчик питался сушеным мясом подстреленных им диких буйволов, плодами пальм, преимущественно кокосов.

По свидетельству филиппинской полиции, в убежище японца было чисто, висели лозунги с иероглифами «Война до победы!», на стене был закреплен вырезанный из банановых листьев портрет императора. Пока были живы его подчиненные, он проводил с ними тренировки, устраивал конкурсы стихов.

На него случайно натолкнулась японская поисковая группа. Младший лейтенант не поверил рассказам об окончании войны и современном состоянии Японии. Конечно, Онода получал информацию о капитуляции Японии и окончании войны, но еще перед отправкой на фронт его учили, что противник будет прибегать к массовой дезинформации о конце войны, поэтому он воспринимал события именно так. Разведчик думал, что правительство, которое контролирует Японию после 1945 года, – марионетка США, а настоящее правительство находится в изгнании на территории Маньчжурии, под защитой Квантунской армии.

Корейская война 1950–1953 годов казалась Оноде началом контрнаступления японцев из Маньчжурии на позиции США на юге Кореи, а затяжная война во Вьетнаме 1959–1975 годов расценивалась им как успешная кампания Императорской армии Японии против американцев, которые вот-вот должны капитулировать.

Группа Хироо Оноды была не единственной, продолжавшей сопротивление на островах Тихого океана. Японское правительство с 1950 года предпринимало попытки розыска и спасения своих солдат. В феврале 1974 года молодой волонтер студент Норио Судзуки случайно нашел Оноду в джунглях Лубанга. Судзуки пытался склонить его к возвращению на родину, рассказывая о конце войны, поражении японцев и современном процветании Японии. Онода отказался. Объяснил, что не может покинуть место службы, потому что не имеет разрешения на это от своего старшего офицера. Судзуки привез в Японию фотографии разведчика, которые произвели фурор. Японское правительство срочно связалось с Есими Танигути, бывшим майором Императорской армии Японии и непосредственным командиром Оноды.

В марте 1974 года тот прилетел на Лубанг, вышел на связь с Онодой, оделся в военную форму и объявил отшельнику: «1. Согласно приказу Его Величества все военные подразделения освобождаются от выполнения боевых операций. 2. Согласно приказу № 2003 о боевых операциях «А», особая группа Генерального штаба 14-й армии освобождается от выполнения всех операций. 3. Все подразделения и лица, которые подчиняются особой группе Генерального штаба 14-й армии, должны немедленно прекратить бои и маневры и перейти под командование ближайших высших офицеров. Если это невозможно, они должны непосредственно связаться с Армией США или армиями их союзников и следовать их инструкциям. Командир особой группы Генерального штаба 14-й армии майор Есими Танигути».

Хироо Онода подчинился приказу. По филиппинскому законодательству ему грозила смертная казнь за грабежи и убийства, нападения на полицию и военных в течение 1945–1974 годов. Однако благодаря вмешательству МИД Японии он был помилован. На церемонии капитуляции присутствовали высокопоставленные лица обеих стран, в том числе тогдашний президент Филиппин Фердинанд Маркос.

Онода торжественно вернулся на родину 12 марта 1974 года. У многих японцев он пользовался уважением. Ему предлагали баллотироваться в Палату представителей парламента Японии, но он отказался. Кабинет министров Японии подарил Онода 1 млн иен, но тот пожертвовал всю сумму Святилищу Ясукуни в Токио, в котором почитаются души воинов, погибших за Японию в XIX–XX веках.

Хироо Онода достойно прожил оставшиеся годы жизни, сделал очень много для воспитания молодежи, укрепления связей Японии с Бразилией, где многие годы посвятил развитию животноводства. Он был членом таких правоцентристских организаций, как Национальный совет защиты Японии и Японское собрание, выступал за сохранение традиционных японских ценностей в семье, бизнесе и политике.

Онода – автор нескольких монографий и книг, посвященных его долгой жизни на Филиппинах, Второй мировой войне. Наиболее известны мемуары «Моя тридцатилетняя война на Лубанге». Ушел из жизни в январе 2014 года в Токио, не дожив два месяца до 92 лет.

А как у нас? Есть ли что-то подобное?

В феврале 1942 года Георгий Жуков писал, что партизаны Белоруссии и Украины продолжают натыкаться в лесу на склады оружия, которые охраняют одинокие советские солдаты: «Их поставили на охрану командиры за день до начала войны или через неделю после ее начала. Потом о них забыли, но они не ушли с поста, ожидая разводящего или начальника караула. Одного из таких часовых пришлось ранить в плечо – иначе он не подпускал людей к складу».

Есть и другой пример. Летом 1943 года германский капитан Иоганн Вестман в Брестской крепости записал в дневнике: «Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости. Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удается жить там два года без еды и питья? Я этого не знаю».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Торговая война выходит на новый уровень

Торговая война выходит на новый уровень

Ольга Соловьева

Венесуэла становится разменной монетой в противостоянии США–КНР

0
1128
США не смогли победить терроризм в Сирии

США не смогли победить терроризм в Сирии

Владимир Мухин

Москва и Дамаск готовятся к новым боям за Идлиб

0
1244
Непростая судьба военного министра

Непростая судьба военного министра

Владимир Щербаков

Впервые представлена полная биография Алексея Николаевича Куропаткина

0
904
Мальчик с горного склона

Мальчик с горного склона

Андрей Кротков

Свободное время в компании друзей Томас Вулф проводил на манер Гаргантюа

1
1123

Другие новости

Загрузка...
24smi.org