1
4173
Газета История Интернет-версия

20.09.2019 00:01:00

«Военный потенциал» и «военная мощь» не синонимы

Опыт русской императорской армии в РККА не пригодился

Тэги: Фронт, военные, Германия, офицеры, Советская Россия, война, танки, Сталин, РККА


34-14-2_a.jpg
Первая мировая война: российские
войска в ожидании немецкой атаки.
 Фото Джорджа Мьюса
Советская историография убеждала: Россия в 1917 году была на грани экономического и военного краха, а большевики, заключив сепаратный мир со странами Центрального блока, спасли страну. Но в этом фейке большевиков нет ни слова правды. Действительно, к 1916 году заканчивались боеприпасы, а промышленность на военные рельсы перейти не успела. Воевать было просто нечем, и пришлось отступить, оставив Польшу, но гигантского котла немцы сделать не смогли, а на фронте с Австрией в плен сдавались тысячами. Начавшиеся поставки боеприпасов фронт стабилизировали. Брусиловский прорыв в конце лета привел к тому, что австрийцы на широком фронте отступили на 80–200 км, потеряв 1,5 млн человек. Экономика России в сопоставлении с другими воюющими странами находилась в отличном состоянии. К 1916 году ВВП Австрии на душу населения упал на 21%, Германии – 19%, а России – 6%. В Германии поголовье скота к 1917 году сократилось в 4,2 раза, Франции – 2,9, Англии – 1,7, а в России выросло на 29%. В Петрограде в том же году выдавали 615 г хлеба, в 3,5 раза больше, чем в Берлине. Промышленные производство в стране выросло на 22%, объем грузоперевозок – на 52%, банковских вкладов – на 78%.

В Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) царских генералов и офицеров было больше, чем у противников, но признать, что они обеспечили победу, советская власть не могла. Были придуманы легенды о героических командирах, возглавляемых первым красным офицером Климом Ворошиловым. От услуг золотопогонников сначала отказались, а затем их как «чуждых элементов» уничтожили. 

Позднее НКВД добрался и до командиров с правильным социальным происхождением, но не желавших или не успевавших колебаться в унисон с генеральной линией партии. Армия оснащалась новым оружием и техникой, а осваивали ее малограмотные конники. Так и командовали, подменяя знания и тактическую гибкость героизмом, смелостью, а главное – преданностью вождю.

Последний штрих о «неизвестной войне»: на каждую тысячу жителей Россия потеряла 11 человек, Германия – 31, Австрия – 18, Франция – 34, Англия – 16. Арифметически сопоставлять потери в двух войнах некорректно, но то, что СССР в Великой Отечественной войне потерял военных и гражданского населения больше, чем все остальные воюющие страны, вместо взятые, давно известно и никем не опровергается.

Попробую объяснить причины этого чудовищного парадокса.

Создание Красной армии

23 февраля 1918 года считается днем создания РККА, но логичнее таким днем считать 15 января, когда был подписан декрет «О Рабоче-крестьянской армии», предусматривающий ее формирование на добровольной основе. Старая русская армия стремительно редела, а новой не было.

3 марта был подписан похабный Брестский мир. Советская Россия выплатила Германии и ее союзникам 6 млрд марок, а также 500 млн золотых рублей в качестве компенсации убытков от революции, отдала Польшу, Прибалтику, часть Белоруссии, Украины, Закавказья. Союзники добили Германию, и большевики мгновенно воспользовались их победой. 11 ноября было подписано Компьенское перемирие о прекращении военных действий в Первой мировой войне, а уже 13 ноября советская Россия аннулировала Брестский мир. Почти все территории она в итоге вернула, но золото, отправленное в Германию в счет ее репараций, досталось союзникам из Антанты.

«Демон революции» Троцкий, отказавшись от ранее провозглашенных принципов добровольности, выборности командиров, борясь с партизанщиной, привлекая царских офицеров, расправляясь не только с дезертирами и трусами, но и с лихими неуправляемыми кавалеристами вроде Миронова и Думенко, за полгода создал боеспособную для борьбы с внутренними врагами армию.

Советская Россия и Германия

По условиям Версальского договора Германию обложили гигантскими репарациями, ограничили численность армии, разработку и производство вооружения. На Генуэзской конференции в 1922 году РСФСР отказалась от выплат прежних долгов, и Запад ввел государственное эмбарго. Обе страны стали изгоями. Одна имела возможность вооружаться, но не имела средств и потенциала, а у другой они имелись, но она не могла ими воспользоваться. Союз стал очевиден и приобрел реальное воплощение. В 1922-м стороны подписали секретное соглашение о сотрудничестве, которое реализовало представительство «Московский центр». В 1927 году на базе «Томка» под Куйбышевом построили завод «Берсоль», производящий 6 т отравляющих веществ в сутки и ставший научно-техническим центром для немецких специалистов. В Липецк для совместного учебного центра по подложным документам поставили 50 фоккеров, а затем и другие самолеты. На предприятиях «Дорнье», «Юнкерс», «Хенкель» строились самолеты и испытывались в Липецке. Авиационный завод в Филях под руководством немецких специалистов выполнял заказы фирмы «Юнкерс», получив 100 млн марок. Тайные советские заказы исполняли и немецкие авиастроители, а в Липецке асы совершенствовали мастерство. Наиболее плотным сотрудничество было в танкостроении и на танкодроме Кама, который посещал отец блицкрига Гейнц Гудериан. Инженеры обеих стран разрабатывали новые танки: для СССР – Т-26, Т-28, Т-35, БТ. В 1933-м Гитлер сотрудничество свернул.

Тем не менее условия для развития ВПК были созданы. Сталин вернул в руководство РККА Тухачевского, хобби которого были многобашенные танки и динамо-реактивные пушки. Танко- и самолетостроение экстенсивно развивалось. К концу второй пятилетки танковый парк составил 12 000 машин, а через два года – уже 21100, ВПК заработал на полную мощность.

Форсированная индустриализация

К 1938 году удельный вес промышленности в ВВП достиг 77,4%, а значение сельскохозяйственной продукции в два раза уменьшилось, структура народного хозяйства была перестроена. Прирост промышленности составил 170%. Был налажен выпуск электротурбин, автомобилей, тракторов, синтетического каучука, новых видов военной продукции, а общий рост составил 286%. Свыше 80% продукции выпускали новые предприятия, многие строились в Поволжье и на Урале.

Большевикам было понятно, что индустриализация без современной сталелитейной промышленности невозможна. Строительство мегазавода началось недалеко от Челябинска на горе Магнитка, обладающей 275 млн т руды с 60-процентным  содержанием железа. За несколько месяцев построили железную дорогу, и 30 июня 1929 года по ней прибыл первый поезд с рабсилой. За основу взяли завод в городе Гэри фирмы Artur McKee Company из США. Работали также AEG и Krupp из Германии, Traylor из Англии. Трудилось более 800 иностранных специалистов. Возводили комбинат заключенные, раскулаченные, сбежавшие после коллективизации крестьяне. Полностью комбинат заработал в 1934 году. В годы войны каждый второй танк защищался броней комбината, из его стали производился каждый третий снаряд.

СССР провел форсированную индустриализацию благодаря неограниченным инвестициям, полученным за счет обнищания народа, массовых добровольно-принудительных займов, коллективизации и раскулачивания, выбросивших на стройки пятилетки миллионы крестьян, получающих за свой малоквалифицированный труд мизерную оплату. Немаловажную роль сыграл бесплатный труд заключенных, которых в 1940-м было 2,2 млн человек, обеспечивающих 10% выполненных работ.

Создание гигантского ВПК обеспечил оставшийся промышленный потенциал, старые и новые научно-технические кадры, несмотря на их целенаправленное уничтожение НКВД. Задел, полученный от сотрудничества с Германией, позволил закупать на Западе предприятия двойного назначения и доводить их для выпуска военной продукции. Сложно переоценить значение американских фирм в восстановлении и создании промышленного потенциала страны. Американцы построили 1,5 тыс. заводов и предприятий, проектировали и возводили объекты двойного назначения.

Военный потенциал

В России была отличная артиллерийская школа, с 1862 года руководимая Главным артиллерийским управлением. Созданная в 1874 году 2,5-дюймовая пушка имела основные черты современного орудия, трехдюймовая скорострельная пушка Забудского более 40 лет находилась на вооружении и прошла Отечественную войну. КБ Грабина разработало 76-мм пушку Ф-22, первую в мире поставленную на поточное производство и конвейерную сборку. 100-мм полевая пушка ВС-3 признана лучшим противотанковым орудием Второй мировой, а ЗИС-2 опередила время, пробивая насквозь башни немецких танков и была востребована лишь в 1943-м с появлением «Тигров». Реактивная установка БМ-13 катюша прошла боевое крещение под Ельней. Эффект был ошеломляющий: немцы в ужасе бежали. Противник создать что-то подобное не смог, секрет был в специальном порохе, разработанном Георгием Ленгемаком, казненном в 1938-м по навету сослуживца. Модификации установок различались по количеству направляющих и калибру. В начале войны они устанавливались на отечественных ЗИСах, а затем на «Студебеккерах» и танках Т-60. В СССР в 1930-х были созданы и другие орудия легкой и тяжелой артиллерии, а также пушки для танков, самолетов, кораблей. Уже в ходе войны появились подкалиберные и комулятивные снаряды. Самой распространенной пушкой была 45-мм противотанковая, позволявшая эффективно бороться с легкими и средними танками немцев. В 1937–1943 годы их было выпущено 37 тыс. К 1943-му артиллерийский потенциал был восстановлен, за всю войну промышленность поставила 775 млн артиллерийских и минометных выстрелов, 12,5 млн реактивных снарядов.

Кирпичики авиационной школы стали закладываться в 1918 году: был создан аэродинамический центр (ЦАГИ), который в 1921 году возглавил Андрей Туполев. В мире началось строительство цельнометаллических самолетов из сплавов алюминия. В 1922 году на металлургическом заводе в Кольчугине, недалеко от Москвы, были получены первые слитки крылатого металла. В том же году создается первое в стране КБ, разработавшее поколения самолетов АНТ, а затем Ту, заложивших основу советского авиастроения. Андрею Туполеву активно помогали начальник ВВС РККА Петр Баранов – заказчик и нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе – инвестор. Образовавшийся триумвират был уникален и обеспечил рывок в авиастроении. Баранов развернул строительство авиационных и моторостроительных заводов в Воронеже, Казани, Комсомольске-на-Амуре, Перми и других городах. После его гибели в авиакатастрофе в 1933 году на его место пришел другой человек, и, по словам Туполева,«получилось свертывание нашей авиационной промышленности».

В начале 1930-х комиссия во главе с Барановым объехала основные заводы США, заключив ряд концессионных договоров. Повторная комиссия в 1935-м посетила США вновь и закупила лицензию на изготовление самолета ДС-3 (ИЛ-2), который использовался во время войны. Основным достоинством созданного потенциала стало не простое копирование, а совершенствование и адаптация иностранных образцов под требования отечественного заказчика. Большинство конструкторов прошли школу ЦАГИ и были учениками Туполева. Он же руководил дипломником Сергеем Королевым.

Старейшина советских авиаконструкторов Николай Поликарпов, создатель самых массовых довоенных истребителей серии «И», любовно называвшихся «ишачками», не виноват, что в Испании в 1937-м они уступали Ме-109, смена им была, но промышленность, зацикленная на количественных показателях, продолжала до самой войны изготавливать их тысячами.

Семен Лавочкин – руководитель КБ в Химках, разработчик истребителей серии «Лa». На таком летал ас Иван Кожедуб, хотя, как и Александр Покрышкин, мог выбрать «аэрокобру», но, очевидно, особой разницы не видел.

Александр Яковлев – создатель самого массового советского истребителя «Як», в годы войны они составили 2/3 всего парка. На них воевали летчики полка «Нормандия–Неман» и на них же вернулись во Францию.

Владимир Петляков – единственный конструктор пикирующих бомбардировщиков «Пе». На таком Вячеслав Молотов летал на переговоры в США через вражескую территорию и над океаном, общая протяженность полета составила 17 800 км.

В 1936 году КБ Сергея Ильюшина начало разработку штурмовиков и торпедоносцев серии «Ил». Их особенностью стало использование брони в качестве конструкции самолета, что позволило увеличить бомбовую и ракетную нагрузку, а переход на двухместную кабину со стрелком резко повысил живучесть машины. До конца войны было выпущено более 41 тыс. самолетов.

Чрезмерная массовость производства, невысокая квалификация станочников и сборщиков, несоблюдение технологической дисциплины ради выполнения планов приводили к низкому качеству и повышенной аварийности. В стране победившего социализма признать подобное было невозможно, поэтому «вредителями» и даже «шпионами» стали инженеры и конструкторы. Наркому обороны с четырехклассным образованием рабочие были куда ближе, чем член-корреспондент Академии наук Туполев.

В заключение попадали именно конструкторы: Туполев, Поликарпов, Петляков, Королев, Глушко, Мясищев, а организаторы – Ильюшин, Сухой, Яковлев – остались на свободе. Туполеву пришили руководство «русско-фашистской» партией. Уже через пару месяцев заключенных разбросали по «шарашкам», создав приличные рабочие условия и дав возможность работать 24 часа в сутки. Берия сидельцам объяснял: «Самолет в воздухе (Ту-2) – вы на свободе». 21 июля 1941 года туполевцев  освободили – испытания прошли успешно, позднее освободили и других «шарашников», но условно-досрочно, без снятия судимости, оставляя на крючке НКВД.

34-14-1_b2.jpg
Казачье подразделение. Фото с сайта gallica.bnf.fr
Зарождение отечественного танкостроения относится к началу 1920-х – это легкие танки Т-26 и БТ с 45-мм пушкой и 1 (2) пулеметом, разработанные совместно с немецкими специалистами. Массовое производство началось в 1930-х после построения фирмой Katerpiller тракторных заводов, которые доукомплектовывались сталепрокатными и машиностроительными, став танкоградами в Харькове, Челябинске, Сталинграде. Последний был спроектирован и построен в США, а затем демонтирован и на 102 судах перевезен в СССР. На Кировском заводе в Ленинграде под руководством Жозэфа Котина разработали и в 1939 году начали серийное производство тяжелых танков КВ с 76 мм пушкой и тремя пулеметами, обеспечивших прорыв линии Маннергейма. В 1941–1942 годах немцы запрещали танкистам вступать в прямой бой с КВ, так как их пушки не пробивали броню советского танка, и им приходилось использовать 88-мм зенитные орудия. Через год в производстве был освоен средний танк Т-34, вооруженный аналогичной пушкой и двумя пулеметами, признанный лучшим средним танком Второй мировой, но для этого потребовалось три года его модернизаций, в том числе благодаря рекомендациям американских специалистов. Т-34 отличала форма броневой конструкции, простота и приспособленность к массовому производству. Широкие гусеницы обеспечивали высокую проходимость. Рождение будущего супертанка не было простым. В 1938 году КБ Харьковского паровозостроительного завода возглавил Михаил Кошкин, работа велась над двумя вариантами танка: колесно-гусеничным А-20 и гусеничным А-32, ставшим легендарным Т-34. Заложенный в Т-34 потенциал в 1943-м позволил их переоснастить 88-мм пушками, которые позволяли противостоять немецким «Тиграм» и «Пантерам». Легкие танки абсолютно превалировали, и в грамотных руках они были эффективными в зависимости от вооружения и весовой категории, но именно таких рук в РККА не хватало.

Во время чистки 1937-го НКВД проредил не только ряды военных, но и конструкторо, и инженеров ВПК. Комиссариат вначале спровоцировал 4,5 млн доносов, а затем на них оперативно реагировал, освободив КБ и заводы сначала от тысяч специалистов «царской школы», а затем и пролетарского происхождения, кричавших власти «ура» без должного энтузиазма, позволив расти верным бездарям, бездельникам. Но молох репрессий в танкостроении все же был меньше, чем у авиаторов.

На базе английского плавающего танка «Кордон-Лойд» в начале 1930-х началось проектирование отечественных машин в Бутырской тюрьме – первой «шарашке», созданной НКВД. Производство освоили на заводе № 37 Спецмаштреста. После освобождения главным конструктором назначили Николая Астрова, разработавшего и пустившего в серийное производство плавающие танки Т-37А, Т-38, артиллерийский тягач Т-20. К началу войны количество танков составило 5800.

Автомобильный гигант «Форд» построил огромный завод в Горьком (ГАЗ) и перестроил в Москве (ЗИС), на которые приходилось до 90% общесоюзного производства автомобилей. СССР вышел на 1-е место в Европе. ЗИС выпускал по лицензии «Бьюик» легковые авто и грузовые по лицензии Аutocar, уже в ходе войны из частей, получаемых по ленд-лизу, организовал сборку «Студебеккеров». Оба завода изготовляли бензовозы, прожекторные установки, походные мастерские, радиостанции и т.д. На ГАЗе производили бронеавтомобили БА трех типов: легкие, средние, тяжелые, вооруженные 45-мм пушкой и пулеметами, изготовив до войны 5 тыс.

Военная мощь

Утро 22 июня как снег на голову свалилось именно Сталину и командованию РККА, ведь население в приграничных районах скупило в магазинах все что можно, и НКВД об этом прекрасно знал, как и местное командование, но все молчали. Молчало и высшее руководство о получаемой информации. Свое мнение оно давно хранило за семью печатями и не высказывало, не желая повторить путь предшественников в Бутово и Коммунарку. 21 мая 1937-го Сталин, выступая в Разведуправлении, заявил, что «Разведуправление со своим аппаратом попало в руки немцев». Ежов сигнал получил, и созданная за два десятилетия система была уничтожена. Заодно была уничтожена и контрразведка. Новое руководство поставляло вождю только устраивающую его информацию.

В первый месяц войны регулярные войска РККА были практически разгромлены, а техника бездарно и безвозвратно потеряна. Только в плен попало более 4 млн  человек. В первый день войны 1756 бомбардировщиков и 506 истребителей нанесли удар по 66 аэродромам, на которых находилось 70% авиации приграничных округов, уничтожив за день 1200 самолетов, потеряв 35. Отступающая армия, не имея прикрытия с воздуха, технику массово бросала из-за поломок, отсутствия горючего и боеприпасов: склады остались на границе. Под Москвой смогли собрать лишь 800 танков всех типов, а под Сталинградом – 950, притом что часть заводов работала и ленд-лиз в 1942-м действовал по полной.

Не менее весомой причиной поражений явилось уничтожение командного состава РККА, и в первую очередь его интеллектуальной части. Гитлер знал, что Красная армия в войне с Финляндией понесла непропорционально высокие потери, воюя с крошечной страной, не имевшей ни танков, ни авиации, ни тяжелой артиллерии. Получалось, что РККА – колосс на глиняных ногах, что в июне 1941-го и подтвердилось. Сталина можно считать крестным отцом 1-й Конной армии, из нее вышли его «крестники» – маршалы Ворошилов, Буденный, Тимошенко, Кулик и многие генералы, которые из-за элементарной безграмотности в Отечественную войну не выиграли ни одного сражения. В котлы окружения попадало до миллиона солдат и офицеров. Отступление РККА было настолько быстрым и неорганизованным, что из Прибалтики, Белоруссии, Правобережной Украины и Молдавии не удалось эвакуировать ни одного предприятия. Ставка, не зная ни обстановки, ни состояния войск, отдавала приказы о контрнаступлениях вместо организации обороны: после бесполезных наступлений оборонять было некому и нечем, отсюда и темпы наступления вермахта – до 50 км в день.

В начале войны

Северо-запад – бывший нарком, маршал Климент Ворошилов. В 1939-м за бездарную операцию на Халхин-Голе, но завершившуюся разгромом японцев, Сталин его простил, а после зимней кампании 1940-го перевел командовать направлением, и тот за два месяца допустил войска фон Лееба до Ленинграда. Климент Ефремович был отозван, став до конца жизни свадебным маршалом.

Запад – генерал армии Дмитрий Павлов. Из первых рук от перебежчиков узнавший о начале войны, ждал приказа из Москвы, не высовывался, войска в боевую готовность не привел. Берия из него традиционно выбил шпионаж, но Сталин ему объяснил: для союзников вся скверна из армии уже удалена. Для расстрела хватило и остальных пунктов обвинения, как и для его замов.

Юго-западное – маршал Семен Буденный. С началом войны быстро был отозван в резерв. В 1942-м покомандовал Кавказским фронтом, показал неспособность руководить войсками и затем руководил лошадьми РККА. Сменивший его генерал-полковник Черевиченко в автобиографии о полученном образовании писал: «окончил сельскую школу в 1910 году, в 1935 году сдал за десятилетку при Военной академии имени Фрунзе». Диплом Буденного, полученный после окончания учебы по упрощенной программе средней школы «без отрыва от производства», имел такую же ценность. У Ворошилова и такого не было. Оба маршала исправно получали награды к юбилеям.

Другой бывший нарком, Семен Тимошенко, пробив в лоб линию Маннергейма, получил «Звезду героя» и возглавил вооруженные силы страны. Отразить фашистскую агрессию не смог, и 19 июля Сталин, став главнокомандующим, отправил его под Киев, обязав отстоять город, уже находящийся в безнадежном положении. С отводом войск маршал опоздал – в окружение попало 600 тыс. человек. Слабоволие Семен Константинович проявил и в 1942-м под Харьковом, правда, теперь часть войск отступали до Сталинграда и Кавказа. Зимой 1943 года ему был дан шанс вернуться на Олимп, командуя Северо-Западным фронтом провести операцию «Полярная звезда» по разгрому Ленинградско-Волховской группировки противника. Не потянул. Сняли. Больше войсками Тимошенко не командовал, но орденом «Победа» был награжден по совокупности заслуг.

После 1937-го Сталин военным не доверял и восстановил институт комиссаров под руководством комиссара первого ранга Льва Мехлиса, весной 1942-го отправленного на Крымский фронт. Он, запретив войскам окапываться, блюдя их героизм, подтянул на передовую штабы и тяжелую артиллерию. Манштейн, имея в два раза меньше войск, за 10 дней разгромил советскую группировку, только в плен попало 170 тыс. Мехлис, как капитан на тонущем корабле, с войсками не остался и сбежал в Москву. Через несколько месяцев в армию вернулось единоначалие.

При таких командующих ни численность войск, ни горы оружия и боеприпасов не могли обеспечить побед. Репрессии выкосили 80% комсостава. Система доносительства и страх сломали понятие офицерской чести, лишив командиров инициативы и самостоятельности. Только катастрофическое начало войны вынудило Сталина ослабить вожжи и абсолютно верных бездарей менять на не очень верных, но способных командовать и побеждать.

Переизбыток техники, ее качество, выучка персонала

В РККА было огромное количество самолетов и бронетехники, но не хватало грамотных командиров и технического персонала, мастерских и запчастей. В стране было 16 танковых училищ, перешедших на двухгодичное обучение с приоритетом политзанятий. 1900 КВ и Т-34, поступивших на западную границу, стояли на консервации, командование берегло их моторесурс и обучало экипажи на старых машинах. Качество немецких танков и экипажей позволяло 11 раз ходить в атаку, а советским – только три раза, даже передавать опыт было некому, настолько велики были потери. За четыре года войны наши потери боевых машин составили 96 600 единиц, а противника – 23 000.

В авиации убыль от неопытности летного состава была еще больше. В училищах обучали взлету-посадке, и на фронте выживали только самые способные. Еще в 1940-м замнаркома Рычагов на совещании у Сталина говорил о низком качестве самолетов и о том, что 30 часов налета курсантов – это взлет без посадки. Сталин возразил, что бросать горючее на ветер нельзя, хотя часы налета добавили. Рычагова арестовали и уже в октябре 1941-го расстреляли.

Первый Железный крест пилоты Люфтваффе на Восточном фронте получали, сбив 75 машин. Эрик Хартман число побед довел до 352, а у самого успешного советского аса Ивана Кожедуба их было 62, правда, он воевал с лета 1943-го. Новые модели самолетов были сложнее в управлении, МиГГ-3 ошибок не прощал и был рассчитан на подготовленного летчика. Летная подготовка в Люфтваффе составляла 450 часов, а советских – 30–180. Поломки самолетов были обычным явлением. Василия Сталина из боевой части перевели в тыл, назначив начальником инспекции Управления ВВС РККА. Он решил повысить качество изготавливаемой техники и поехал с инспекцией на завод. Хотел наказать всех виновных, а не только руководство. В цеху увидел за станками мальчишек, стоящих на ящиках, и уехал ни с чем.

Использование радиосвязи в авиации, у танкистов, в пехоте было абсолютно недостаточным, положение поменялось только к лету 1943-го. Обычно ведущие подавали сигналы ведомым покачиванием крыльев, а предупреждать об опасности было невозможно. Танкисты пытались пользоваться флажками, но такая подача команд возможна только на учениях. Говорить о взаимодействии и координации различных родов войск в первые полтора года войны не приходилось, что РККА обходилось очень дорого.

Идеология и пропаганда

Предвоенная идеология и пропаганда также стали одной из причин поражений 1941-го. К оборонительной войне страна совершенно не готовилась, ведь Красная армия – самая наступающая в мире! Маршал Кулик объяснял подчиненным: «Мины – сильная штука, но это средство для слабых, для тех, кто обороняется, а мы сильные, нам нужны средства для разминирования». (Кстати, маршал в 1941-м выходил из окружения в крестьянском облачении). Именно поэтому танковые клинья немцев проходили в день больше сотни километров, взрывать мосты было нечем и некому.

Пропаганда убеждала народ и армию в еще более ложной доктрине: немецкий пролетариат, насильно одетый в военную форму, в случае войны будет массово сдаваться в плен, но оказалось, что немецкие нерепрессированные коммунисты-интернационалисты хлеб в Москве ели впустую. Вермахт ожидал большого количества пленных, но никак не 5 млн человек, объективно их содержать было негде и тем более нечем кормить. Пацифистский интернационализм уже через месяц сменил лозунг Ильи Эренбурга: «Убей немца».

Причины поражения Германии не столько в недостатке военной мощи, а в идеологии фашизма, считавшего славян недочеловеками, подлежащими порабощению и уничтожению. Жестокость фашистов вызвала всеобщий патриотизм и героизм, больше в плен массово не сдавались, ведь даже ненавистные колхозы оккупанты сохраняли, чтобы было легче обирать крестьян. Сталин знал, что за советскую власть никто умирать не хочет, погибали за родных и близких. В итоге победа досталась не народу, который после войны лучше жить не стал, а сохранившему власть режиму и диктатору. Вторую звезду героя, полученную в 1945-м, генералиссимус не носил. Возможно,  признавая ответственность за многие миллионы погибших в войне, но скорее из-за неосуществленной экспансии коммунизма до берегов Атлантического океана. Жалость и сострадание большевикам всегда были чужды, ради достижения цели за ценой они никогда не стояли, а жестокость их преемники и сейчас реально не осуждают. В Рейхстаге сохранилась часть стены с подписями советских солдат и офицеров. Гиды объясняют детям, что благодаря им и пришедшей на смену фашизму демократии они теперь хорошо живут. Есть о чем задуматься.

1941 год показал, что гигантский военный потенциал и огромная армия могут защитить страну только при эффективном их использовании, грамотном командовании, обученных офицерах и солдатах – иначе техника превращается в груды металла, а армия гибнет.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Дэйви 11:34 20.09.2019

Казалось время для подобных "разоблачений" уже давно прошло. Ан нет...



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп отложит введение новых пошлин на импорт из Китая

Трамп отложит введение новых пошлин на импорт из Китая

Владимир Скосырев

Из-за Поднебесной в Белом доме "голуби" схватились с "ястребами"

0
655
Российско-германская внешнеторговая палата потребовала санкций против США

Российско-германская внешнеторговая палата потребовала санкций против США

Олег Никифоров

0
1415
Свищет, щeлкает, звенит…

Свищет, щeлкает, звенит…

Геннадий Евграфов

Эдуард Багрицкий: птицелов и клетка

0
796
Путин и Зеленский не сошлись в вопросе границ

Путин и Зеленский не сошлись в вопросе границ

Игорь Субботин

Чем закончился саммит «нормандской четверки» в Париже

0
2708

Другие новости

Загрузка...
24smi.org