0
1297
Газета Идеи и люди Интернет-версия

09.09.1999 00:00:00

Право, сила и гуманизм

Тэги: дагестан, карачаевочеркесия, кавказ


Александр Лебедь
Фото Натальи Преображенской(НГ-фото)
НА МНОГОСТРАДАЛЬНОЙ земле Кавказа вновь стреляют пушки, льется кровь, разрушаются жилища. В Дагестане идут боевые действия.

Как известно, безнаказанность порождает преступность, а бездействие в мирных переговорах порождает войну. Никто не понес наказания за войну 1994-1996 гг. Трехлетнее, после Хасавюрта, бездействие федерального Центра завело ситуацию в тупик.

Совершенно искусственно осложняется обстановка в Карачаево-Черкесии, вновь провоцируется осетино-ингушское противостояние.

Кто взялся нас перессорить? Чем мы должны ответить на вызов?

Разные силы, в том числе и внешние, пытаются втравить население Северного Кавказа в междуусобные войны и в открытый конфликт с Российским государством. Вооруженный сепаратизм и религиозный экстремизм стали основными орудиями достижения этих разрушительный целей. Сразу же выскажу свое убеждение, что достичь этих целей не удастся, ибо Северный Кавказ был и останется российской территорией. Только вот как разрешить уже существующие конфликты и предотвратить новые, как обеспечить мир не только силой оружия, но и через гуманизм и сотрудничество?

ПРОШЛОЕ КАК ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ РЕСУРС

Северный Кавказ - самый сложный регион в стране с точки зрения социально-экономической ситуации, осуществления государственного управления, а также обеспечения национальной безопасности России.

Этнокультурный и исторический факторы не являются основной причиной проблем и конфликтов в регионе, так же, как не один только федеральный Центр несет ответственность за нынешнее положение на Северном Кавказе. Расхожие и уже надоевшие утверждения типа "во всем виновата Россия" ничего не дают ни для выработки механизмов предотвращения и разрешения конфликтов, ни для определения стратегии развития региона.

Следует начать с правильной оценки прошлого, ибо история на Кавказе чаще используется в целях политики и разжигания конфликтов, нежели в качестве гуманистического ресурса.

Гуманитарии далеки от гуманизма и миротворчества, если не видят в истории Кавказа прежде всего мирную жизнь и сотрудничество представителей разных народов, особенно в рамках российского исторического государства.

Именно в составе нашего общего государства, несмотря на травмы и обиды со стороны прошлых режимов, народы этого региона добились бесспорных успехов в развитии собственной экономики, культуры и образования. Именно в составе России народы Северного Кавказа получили высокий уровень самоуправления, прежде всего в форме республик-государств. Сегодня они имеют собственные правительства, авторитетных лидеров и должное представительство в федеральных органах власти.

Народы Северного Кавказа делегировали многих своих представителей в высшие политические, народнохозяйственные, научные и культурные институты нашей страны. В свою очередь, общероссийская культура и прежде всего русский язык и русское население региона стали мощным фактором формирования политической, социальной и духовной общности населения Северного Кавказа и его цивилизационного развития в общероссийском пространстве.

ПЕРВОПРИЧИНЫ КАВКАЗСКОГО КРИЗИСА

Ослабление российского государства в результате распада СССР, ошибки политиков и негативные последствия общественных преобразований последнего десятилетия дали возможность проявиться безответственным и деструктивным силам прежде всего на самом Северном Кавказе. Они поставили цель разрушить территориальную целостность страны и мирную жизнь людей. Им удалось развязать вооруженные конфликты, которые привели к огромным жертвам и материальным потерям. Эти силы не добились своих целей, но смогли посеять вражду, разрушить многие традиционные ценности, основы жизни, распространить экстремистские воззрения, породить фанатов, готовых убивать и заниматься варварским промыслом похищения людей.

Негативную роль сыграли прошлые вооруженные конфликты в Закавказье, ошибочная политика вновь образовавшихся государств, ориентированная на поддержку сепаратизма за пределами собственных территорий. И это вместо того, чтобы бороться с ним общими усилиями как с безусловным злом.

Дестабилизации и появлению конфликтов способствовали геополитические планы ряда мировых и региональных держав переустроить Кавказ на собственный лад и в собственных интересах, в том числе и за счет дальнейшей дезинтеграции территории бывшего СССР, имея в виду возможный распад Российской Федерации. Нам следует более определенно сказать, что вина за вооруженные конфликты в Чечне и Дагестане лежит не только на России (имея в виду как Москву, так и Грозный, и Махачкалу). Без моральной, идеологической и денежной поддержки извне не было бы ни дудаевского воинства, ни так называемых ваххабитов.

Нам всем следует осознать, что на Северном Кавказе фактически осуществляется внешняя интервенция. И цель ее - не национальное освобождения народов, а неоколониальное порабощение в форме распространения экстремистской идеологии радикального исламизма и установление контроля за природными ресурсами региона после отторжения от России. К сожалению, линия на разрушение российского Северного Кавказа осуществляется с помощью отечественных пособников из числа как идеологов-пропагандистов, так и бандитов-боевиков, ставших пушечным мясом для внешних манипуляторов.

Все это не означает, что мы не видим внутренних причин конфликтов, которые кроются в тяжелом социально-экономическом положении населения, неэффективном управлении, коррупции власти и морально-правовом кризисе в регионе. Это - продолжение и результат саморазрушительных процессов в стране в целом. Но только на Северном Кавказе многие из этих проблем (например, молодежная безработица, коррупция, социальное расслоение, пренебрежение законом) проявляются сильнее, а население, общественные активисты и политики придерживаются чаще крайних форм поведения, включая незаконное владение оружием и открытое насилие.

Следует откровенно признать - одним уважительным отношением к культурному своеобразию северокавказских народов мы не решим проблемы обеспечения мира и развития этого региона. Нужны и усилия по развитию среди местного населения общероссийского патриотизма, по утверждению общепринятых норм поведения и гуманистических ценностей. Это не означает, что все должны молиться одному богу и знать только один язык - русский. Но это означает, что все должны быть лояльны к государству и уважать его законы, знать не только родной язык, но и русский, жить не только по традициям собственного народа, но и по общероссийским нормам. Не будет этого (а в недавнем прошлом это было), значит, не будет согласия и мира, а будут бесконечные распри и взаимное уничтожение (это Северный Кавказ тоже знал в прошлом).

ПОСЛЕ ХАСАВЮРТА. УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Нам в свое время путем тяжелых переговоров и компромиссов удалось добиться прекращения войны в Чечне, чтобы перестали погибать солдаты и мирные граждане. Но условия, на которых мы договаривались прекратить войну, оказались невыполненными. Их нарушили в первую очередь те силы в Чечне, для которых война и насилие стали доходным бизнесом и смыслом жизни. Эти силы при внешней поддержке смогли развязать новую авантюру - уже на территории Дагестана. Опять бессмысленная война и бессмысленные жертвы.

Как оценить современную ситуацию спустя уже почти три года после подписания Хасавюртовских соглашений? Эти нелегкие соглашения давали шанс руководству Чечни, федеральному Центру, всему российскому обществу извлечь уроки из войны, восстановить разрушенную республику, навести порядок и улучшить жизнь в регионе в целом. С болью приходится констатировать, что этот шанс не был использован ни федеральными российскими, ни чеченскими властями.

Последние два с лишним года федеральные власти, видимо, делали ставку на то, что кризис рассосется сам собой. В Москве основные силы уходили на разрушительную смену правительств, на мелкие политические игры и на обеспечение собственного благополучия. Никто Северным Кавказом всерьез и целенаправленно не занимался. Материальных средств и политической воли, как всегда, у слабого российского руководства не хватало. Деньги не выделялись даже на утвержденные государственные программы, хотя возни с бумагами и проектами, включая указы президента и постановления правительства, было много. Около года назад немного пошумели, полазили ради тренировки по кавказским скалам под телекамерами и наши вооруженные силы. Только в нужный момент и в нужном месте, чтобы не позволить бандитским группам занять господствующие высоты, их опять не оказалось

Правительство два года разрабатывало Концепцию государственной политики на Северном Кавказе. А в то же время другие готовили террористические операции, обрабатывали умы безработных молодых мужчин из горных сел и готовили бойцов для так называемого джихада. Видимо, хорошей концепции не получилось, раз в ней не оказалось полезных рецептов для преодоления кризиса. Снова многое приходится делать с чистого листа, опасно импровизировать, надеяться только на "полный разгром противника" и на "полное уничтожение бандитов", подавляющее большинство которых, кстати, российские граждане (неважно, живут они в Чечне или в Дагестане).

Подписав в мае 1997 г. соглашение в Кремле с Масхадовым, президент страны после этого ни разу так и не высказался публично по этому вопросу, что уж говорить о каких-то действиях по урегулированию положения на Северном Кавказе. Вопросы определения политического статуса Чечни в Москве фактически не прорабатывались и нужных контактов на высоком уровне в этих целях не поддерживалось, что, разумеется, ослабило даже более или менее умеренные силы и легитимное руководство в Чечне. Не торопились и в правительстве. Министерства цеплялись за различные правовые ограничения и недостаток средств. Дело так и не дошло до реальных шагов в преодолении гуманитарной катастрофы в Чечне, налаживании мирных связей, взаимодействии в борьбе с бандитами. Хотя, как мы видели, средства нашлись, чтобы демонстрировать себя в Югославии в связи с войной в Косово. Такое впечатление, что Кремлю "свой сектор" на Балканах нужнее, чем сохранение целостности российской территории на Северном Кавказе.

Заслуживают критики и российские законодатели. Следовало бы сразу после окончания войны в Чечне разработать и принять федеральный закон или несколько законов о борьбе против вооруженной сецессии и защите территориальной целостности государства, о противодействии разным формам политического и религиозного экстремизма и т.д. Сегодня нужной правовой базы по этим вопросам нет. Деятельность МВД и МО России в Дагестане опять основывается не понятно на чем. На сей раз нет даже президентских указов. С кого и за что спрашивать, в который раз не очень ясно. Совет Федерации и Госдума нынешний кризис в Дагестане отдали на откуп правительству и президенту. Это, может быть, и лучше, чем устраивать раздрай между ветвями власти и обструкцию тем, кто ведет боевые действия, как это было в чеченской ситуации. Но все равно это непорядок. Правовые основы для скорейшего разрешения кризиса в Дагестане должны быть. Они должны распространяться не только на военные действия, но и на отношение к российским и иностранным гражданам, участвующим в противозаконных действиях, на отношение и обращение с местным гражданским населением и его собственностью в зоне конфликта, на раздачу оружия и привлечение к вооруженным операциям гражданского населения и т.п. Иначе мы можем натворить новых бед. Следует думать и о том, чтобы стране не заполучить еще один полностью вооруженный регион с изменчивыми настроениями граждан, его населяющих.

Анализируя ситуацию с конфликтами на Северном Кавказе с точки зрения роли власти и государства в целом, нельзя не сказать о том, что региональные власти и лидеры - тоже часть нашей государственной машины. Мир на Кавказе - вопрос и их ответственности. Понятно, что силовые возможности руководства и органов управления регионального уровня меньше, чем у Центра, но их реальные, а тем более суммарные силы в деле достижения мира могут быть даже больше. Не все конфликты и кризисы на Северном Кавказе устраивает Москва. Винить только Москву способны те, кто ничего не хочет или не может делать.

Значит, бороться с войной и насилием, устанавливать мир нужно общими усилиями. Пока, кроме как рыть рвы, отгораживаясь от собственной же территории, или избавляться от вынужденных мигрантов, некоторые местные политики и общественные активисты предпринять особенно ничего и не могут. Ясно, что все эти меры - от отчаяния и скудости ресурсов. Но они мало что способны решить.

Чечня останется источником нестабильности в регионе, какими границами ее ни огораживай. А если будут возведены межгосударственные границы, тогда появится уже регулярная и оснащенная внешними спонсорами армия, у которой может быть только одно занятие - "освобождать Кавказ от России". Значит, проблему нужно решать, не прячась за рвы и блокпосты (это, кстати, две несостоятельные технологии в разрешении внутренних конфликтов). Нужно идти мощным и широким фронтом на эту проблему, мобилизуя все общество и его ресурсы. Чем дольше тянуть, тем труднее будет договариваться о статусе, тем сложнее будут отношения с этой частью страны, которая сейчас не контролируется ее властями. Мы не Шри-Ланка и даже не Индия, чтобы позволить себе существование десятилетиями региона вооруженного сепаратизма. Иначе сепаратизм будет расползаться. Причем в самых бандитских и уродливых формах.

Федеральные и местные власти, обеспокоенные собственным выживанием, опасно заигрывают с сепаратистами и экстремистами. Боятся использовать решительные аргументы - от пропаганды до силы. Если села Карамахи и Чабанмахи объявили себя отдельными государствами, которые никому не подчиняются, тогда пусть 300 КамАЗов, которыми владеют тамошние жители, зарабатывают пропитание для местных семей не на дорогах страны, а на территории своих аулов. Не следует главе российского правительства или федеральному министру дарить пистолеты тем, кто участвовал в террористических действиях против государства.

Вооруженный и непримиримый экстремизм в Чечне пока добивается своих целей. Он не только держит под прицелом автомата оставшееся в Чечне население, но и обретает новых сторонников в соседних регионах. В этой обстановке нельзя беспомощно ждать, пока президент Ельцин подготовится к встрече с Масхадовым, а потом прокомментирует эту встречу. Или ждать еще какого-то московского "политического чуда", изготовленного специально для Кавказа.

РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО И СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Предотвращение конфликтов и мир - общее дело всех политиков, управленцев, общественных активистов, духовных наставников. Власти и население Северного Кавказа, в том числе и Чечни, устали жить в атмосфере нестабильности, вооруженных провокаций, похищений людей и терактов. Однако они стараются тушить пожар или не допускать его по отдельности, каждый в своем доме. Но при сильном ветре, если не объединить усилия, сгореть может вся деревня. Дело же дальше деклараций пока не движется. (За исключением некоторых двусторонних встреч и усилий руководителей, как, например, по урегулированию осетино-ингушского конфликта.)

На Северном Кавказе, возможно, и не нужен еще один специальный федеральный орган, но какой-то действенный и постоянный механизм сотрудничества и миротворчества, а также противодействия насилию и антигосударственной деятельности абсолютно необходим. Не следует игнорировать общественные инициативы и организации, занимающиеся миротворчеством. В частности, наша Миротворческая миссия могла бы рассчитывать на большую поддержку и более тесное сотрудничество с руководством регионов Северного Кавказа. Оглядки на московскую политическую конъюнктуру здесь обходятся слишком дорого. Власти без общественной поддержки обеспечить мир не смогут.

Если говорить об усилиях российского общества и об общественных настроениях применительно к ситуации на Северном Кавказе, то следует прежде всего обратить внимание на следующее. Россия обеспокоена положением в регионе и желает ему, а значит, и всей стране, мира и благополучия. Не нужно забывать, что трудом российских налогоплательщиков обеспечиваются многие федеральные дотации и программы помощи населению Северного Кавказа, в том числе и пострадавшим в конфликтах гражданам. Из этого же источника снабжаются электричеством и газом жители Чечни и получают пенсии, пособия и зарплату бюджетники (например, врачи и учителя). На российских территориях от Москвы до Сибири зарабатывают хлеб для семей многие выходцы из региона и здесь же реализуют значительную часть своей продукции. Наконец, в российских городах и поселках нашли новое место жительства и работу сотни тысяч вынужденно покинувших Чечню граждан. Власти многих субъектов Российской Федерации, в том числе и Красноярского края, искренне желают развивать отношения и оказывать помощь Северному Кавказу. Кое-что в направлении развития прямых связей уже сделано. Так что страна много делает для Северного Кавказа, хотя сделать предстоит еще больше.

Однако меня беспокоят два момента, особенно в связи с последними событиями в Дагестане. Во-первых, растущее отчуждение и даже некоторая враждебность к Кавказу и его жителям среди остального населения страны. Если раньше Кавказ ассоциировался с романтикой, отдыхом, интересной работой, хорошими друзьями, то теперь рядовые жители страны все больше начинают воспринимать регион как нечто чуждое, далекое, как источник беды. Такие настроения подогревают некоторые политики, журналисты и ученые, которые пишут о кавказцах как о людях, живущих по совсем другим законам, или как о гражданах, тяготящихся своим государством и желающих иметь "свой порядок". По большому счету - это неверное и вредное представление. Мы все - россияне.

Идеологическое выталкивание Северного Кавказа и его жителей из российского пространства пора заканчивать. Давайте начнем хотя бы с того, что перестанем говорить: "Россия и Северный Кавказ", ибо Северный Кавказ это и есть Россия. Ну никак не может вводиться российская армия в Дагестан, как не может вводиться американская армия в Калифорнию. На Кавказе действуют федеральные вооруженные силы.

Не научимся точно мыслить и выражаться, не будет ясной политики.

Второе беспокойство - рост антиисламских настроений в стране. Ислам и исламисты без оснований представляются как враждебные и подрывные силы, как что-то чуждое для России. Это опасная тенденция, чреватая рознью и напряженностью по всей стране. Мы должны понимать, что постсоветское население - это по преимуществу атеисты или просто неверующие. Даже в Чечне и Дагестане многие не знают Корана и не совершают необходимых обрядов. В вакуум после демонтажа советской идеологии, как нож в масло, входят разные доктрины и учения, в том числе и агрессивный сепаратизм, и религиозный экстремизм исламского толка. К подлинному исламу это не имеет никакого отношения.

Как и христианство, в том числе и прежде всего православие, ислам несет в себе большие гуманистические ценности. Значит, представители обоих вероучений, распространенных на Северном Кавказе, должны объединиться и поддержать друг друга в усилиях по наставлению людей на праведный путь.

В светском Российском государстве ислам не должен рассчитывать на политическую власть и на подмену собой закона. С этим надо определиться. Равно и с тем, как именно ислам может помочь простым людям жить достойно, без обременительных и разорительных обрядов и как удержать власть имущих от аморальной демонстрации своего неправедно нажитого богатства. Если бы муллы и исламские авторитеты в Дагестане вовремя остановили строителей дворцов на фоне бедности, а также воззвали к уважению России и русских, тогда и аргументов у экстремистов было бы гораздо меньше. Меньше была бы и настороженность по отношению к исламу в стране.

В заключение - о некоторых результатах работы Миротворческой миссии на Северном Кавказе, председателем которой я являюсь.

В течение прошедшего года мы старались найти общий язык со всеми: с федеральным Центром и региональными властями; с сотрудниками правоохранительных органов (в первую очередь МВД) и отдельными полевыми командирами; с лидерами различных национальных образований и авторитетами религиозных конфессий. На мой взгляд, договориться и работать сообща во имя общих мирных целей можно.

За год проведено более 20 форумов, конференций, спортивных соревнований, "круглых столов" и других массовых и общественно значимых мероприятий. Осуществляются спонсорская и гуманитарная помощь, оказывается помощь беженцам и переселенцам.

Значительную работу сотрудники миссии проделали по освобождению военнопленных, заложников и насильственно удерживаемых лиц. Всего освобожден 81 человек, среди них: 8 офицеров, 48 прапорщиков, сержантов и рядовых, 25 гражданских лиц.

Однако цели миссии гораздо шире. Мы намерены делать все, чтобы принести мир и стабильность на Северный Кавказ, в том числе и через содействие конструктивным программам развития и через гуманистические акции по преодолению последствий конфликтов.

Чтобы выработать такие программы и осуществлять эффективную политику миротворчества, необходимы объективная, опирающаяся на современную науку экспертиза положения в регионе и надежные рекомендации специалистов. Слишком много до этого было в нашей политике эмоций и импровизаций, за которые приходится платить непомерную цену. Именно по этой причине мы с удовлетворением поддержали инициативу группы известных ученых подготовить независимый экспертный доклад о положении на Северном Кавказе и оказали содействие в этой важной работе.

Каков вывод? Эффективная политика на Северном Кавказе должна основываться на праве, легитимной силе и гуманистических ценностях. Только эти три основы - право, сила и гуманизм - могут обеспечить мир и стабильность здесь и во всей Российской Федерации.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

0
433
Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

0
462
Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

  

0
297
Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

0
280

Другие новости

Загрузка...
24smi.org