0
1240
Газета Идеи и люди Интернет-версия

02.10.1999

"Выбороворот"

Тэги: власть, выборы


МЕНЯ часто спрашивают, что это будут за выборы и чем закончатся, и кого, собственно, выберут - Примакова, Шойгу или Лужкова? Когда я говорю, что это совершенно не важно, интервьюер огорчается. А это вправду не важно, потому что происходящее - не выборы. Выборы еще не в повестке дня, и предвыборная кампания не идет (что заметит любой, сравнив прессу этой осени с газетами 1995-го, а ведь и тогда на Кавказе была война!). Я верю, что выборы все же пройдут, что их результат будет важен для свободы страны. Но кое-что должно случиться прежде выборов.

То, что происходит сегодня, имеет отношение к власти, но не является предвыборной кампанией. Сценарий происходящего навязывают избирателям несколько центров, сделавших ставку на государственный переворот. Верней, микширование выборов с переворотом - выбороворот, или "переворот в рамках законности".

Упираются только правительство и президент. Если бы не их твердое "не запугаете", многонациональный народ России (Конституция РФ) уже в сентябре с.г. жил бы под переходной администрацией.

Задача кампании, развертывающейся у нас на глазах, - не дать Ельцину уйти, покинув свой пост путем передачи полномочий конституционно избранному в 2000 г. преемнику. Сценарию нужен другой - мифический Ельцин, злобный маньяк сохранения власти, удерживающий ее все более бессмысленными и опасными средствами, провоцируя народ на сопротивление - и формируя запрос на "защитника-спасителя". Сценаристам требуется "кремлевский Милошевич", чтобы московский Клинтон смог укрыть личный политический крах в общегосударственном.

Войну против Кремля ведет команда, задача которой - вернуться в Кремль, который они оставили. Тот, прежний Кремль, занимал совершенно уникальное место в системе власти РФ - место, которого при Путине уже нет и не будет. "Номенклатурные беглецы" унесли старое ноу-хау построения власти образца 1996-1997 гг.

Элиты организуют выборы как тендер внутри узкого круга уже сегодня известных претендентов-фаворитов старого президента; новая фигура исключена и "неизбираема".

Политической идеологией этой группы является "перестрахованный переворот" - то есть размен старого лидера на места при новом режиме. Такая модель нуждается в регулярной дискредитации государства как такового - как "старого режима", "клептократии" и т.п.

Эти центры обслуживают разные территориально-отраслевые группировки столичной элиты, в общем изворовавшейся. Стратегия вора - подыскивать управляемого политика для лохов. Одновременно вздымается гвалт скупленной прессы: держи вора! сам вор! В таких условиях свободный выбор избирателя полностью исключен либо предопределен - в чем и заключается ближняя цель выбороворота.

Меня спрашивают: что за такие центры? Кто эти люди, я их знаю? Большинство знаю. Назвать - мешают остатки профсолидарности: с некоторыми в прошлом работал вместе, с некоторыми славно пофехтовал. А сегодня они мои враги. Если надежда сценаристов выбороворота сегодня Юрий Лужков, это не значит, что я не отличу в ловко затеянной суматохе звезду-исполнителя от режиссера, помрежей и пиротехников. И от неспешного старца-продюсера (не люблю этих запоздалых властолюбцев с их ретро-империализмом).

Политическая жизнь в современной России лишена собственной (автономной) внутренней организации. Воздействие организованных сил (партии, проф- и другие корпорации) на политический процесс минимально, им можно пренебречь.

Оттого политический процесс выглядит как смена одной политической моды другой. Сменой "мод" управляют центральные СМИ как особый тип политического субъекта-посредника, заинтересованного в максимизации политических рисков.

Смена политических мод сопровождается кадровыми переменами во власти, источников которых только два: 1) решения президента и 2) выборы, местные и федеральные. Выборы - одна из массовых привычек, они превратились в популярный вид политического спорта.

Попытка СМИ взять под свой контроль кадровые решения президента и отстроить механизм управления ими (1996-1998-1999 гг., максимум - осень 1997 г.) провалилась к лету 1999-го. Уровень интеллектуального обслуживания политики определяется уровнем газетных комментариев и довольно примитивен. С тех пор влияние СМИ на политику (=политический "медиабизнес") полностью зависит от давления на результаты избирательной кампании.

Ставка основных штабов оппозиции (и элиты СМИ) делается на этот - второй канал влияния; прежде всего - на президентские выборы, рассматриваемые как "госпереворот сверху".

Технические способности СМИ к этому чрезвычайно велики, особенно при фактическом отсутствии конкуренции со стороны организованных политических, государственных или общественных сил.

Следует помнить, что "информационный посредник" отчитывается перед своей теневой клиентурой только двумя показателями - либо указами президента и кадровыми назначениями, либо признанными в законном порядке результатами выборов. Если власть не поддается шантажу и не позволяет давить на своих представителей (у тех вымогают подтасовки на избирательных участках) - информационный шантаж захлебывается.

На этих выборах инфантильность масс испытывается их же, масс, естественным страхом и законными интересами. В результате мы видим конфликт интересов, протекающий в остро панической форме. Государство, абсолютно необходимое для спасения жизни и собственности обывателя, равно необходимое гражданам, чтобы охранить свободы и право (близкие, но не тождественные для многих ценности), - ставится под вопрос.

В поле массового сознания после отставки Степашина сложилась неустойчивая ситуация. Социологи называют ее "двойным климатом мнений". Суть ее в том, что господствующие в прессе, так сказать, "одобряемые СМИ" описания ситуации противоречат другой системе описаний.

Все события описываются одновременно двумя основными способами - двумя "программами оценок".

Есть программа описаний, которую можно обозначить "Кремль - империя зла". Президент и его окружение, власть в целом - все делает плохо и опасно, и что бы они еще ни сделали, станет еще хуже.

Есть другая программа описаний, которую можно обозначить "Вся надежда - на сильную власть". Власть обязана действовать. Она чрезвычайно сильна, она сильней всех основных сил в стране, но власть еще недостаточно сильна - общество (в лице СМИ) требует от нее стать еще сильнее.

При описании текущей политики обе позиции применяются одновременно.

Легко заметить первый успех выбороворота - народ ни о чем не расспрашивает кандидатов и не отсматривает среди них государственных деятелей. Он подыскивает себе нового политического героя-любовника - Примаков? Или все же Лужков? А вот еще и Шойгу как хорош. Электорат не остужен рядом печальных романов - Горбачев-88, Ельцин-91, Лебедь-96... Сердце вновь готово верить, как прежде.

Кто-то, кажется, американский посол Дэвис, сказал о Сталине: "Каждая собака хочет его лизнуть, каждому человеку приятно ему улыбнуться". Слова, лишенные всякой иронии! Они хорошо выражают некую призрачную реальность, без которой политических фактов уже не понять.

Недавно наш призрак приободрился. Всякая собака норовила лизнуть правительство Примакова. Страна расточала ему улыбки. Его "мудрый взгляд" (не шучу, а цитирую) восходил над Россией┘ А теперь осиротелые псы беснуются и лают - ну совершенно некого лизнуть!

Я убежден, что грязь этих выборов быстро и густо закрасится кровью. На выборах 1999-2000 гг. в российскую избирательную практику входят политические убийства. Не может быть? Так же некогда впервые вошли в практику убийства за долги ("по-московски"), а за ними убийства журналистов-расследователей. Убийства по-калмыцки. И всякий раз поначалу смеялись: у нас такое невозможно! Здесь не Чикаго, моя дорогая!

Здесь не Чикаго, зато Элиста с Москвой - единый избирательный округ. Сумма немыслимого диктует реальную политику. Сезон выборов не зря открылся убийством Галины Старовойтовой; но сезон не закрыт. Политические убийства входят в моду не потому, что появились политические убийцы, наоборот - это убийцы следуют за общественным спросом. Киллер лучше знает, чего хочет электорат. Он и будет нам избирательным технологом.

На этих выборах (если они все-таки произойдут) истинная повестка дня миллионов - вопрос о власти, вопрос о мире и вопрос о собственности. Как в 17-м году.

ВОПРОС О ВЛАСТИ. В настоящее время в России (за пределами некоторых специфических зон, типа армии, спецслужб, коммерческих и криминальных структур) отсутствует власть как признаваемая легитимная функция.

"Власть" означает просто множество неодобряемых лиц и действий. Исчезла - либо ушла в тень - федеральная власть как распорядительная функция.

Анархическое состояние не может быть долговечным. Начинается борьба за новую, восстановленную федеральную власть. Любая новая сила, победив, вынуждена будет установить свой вариант педагогического авторитаризма - то есть обучающей правилам демократии диктатуры. На этом запросе и взошла звезда Примакова.

Власти нет - власть должна появиться. Победитель получит сверхроль - восстановителя как самой функции власти, так и условий ее признания, полноты ее легитимности.

Государство - опасная ценность. Здесь нужен труд. У ничего не производящих и давно ничего не получающих масс есть веские сомнения в трудовой теории стоимости. Возникла идея снизить риски, отказываясь от ценностей. Если разойтись, ведь догонять не станут (кто потрудится догонять ненужного)?

Авторы выбороворота сделали ставку на этот именно инфантильный комплекс русских: раз не война (всегда зажмурившись и очертя голову), то - "мир", также зажмурившись и на чьих угодно условиях. Тогда-то, расставшись с вторичными государственными признаками, русский человек вздохнет полной грудью. Ему перестанут мешать власти, евреи, чужие счета, Кавказ... Так полностью разрушенная печень не тяготит хронического алкоголика.

Закончится власть - и государство прикроют. Не станет Кавказа, ничего не останется на счетах, евреи вернутся домой┘ И выйдет наш человек, наш россиянин на светлый, не застланный мыслью евразийский простор где-нибудь в Олонце. Наберет в пустой живот чистого честного воздуха. И сядет ждать комиссаров ООН по оказанию помощи. А герой-любовник примется эту помощь распределять. В контакте с командующим международных сил поддержания порядка.

Либо - не закончится государство, зато провалится выбороворот и его постановщики - "московские политические мародеры" словами Явлинского. Выйдя из-под обаяния мародеров и перестав с ними спорить "о морали в политике", общественность предостережет себя от политических убийц. Для этого остро нужен человек на своем месте, каким сегодня является Путин Владимир Владимирович - глава правительства с идеологией главы реально действующего правительства.

Перемены во власти к лучшему обнадеживают избирателя и возвращают ему интерес к тому, кого он выбирает во власть.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Эпоха фейковых институтов в России подходит к концу

Константин Ремчуков: Эпоха фейковых институтов в России подходит к концу

0
1183
Поддержанные "Яблоком" кандидаты получили 95 мандатов на выборах в Санкт-Петербурге

Поддержанные "Яблоком" кандидаты получили 95 мандатов на выборах в Санкт-Петербурге

0
398
Федеральный Центр встает на защиту губернаторов-технократов

Федеральный Центр встает на защиту губернаторов-технократов

Иван Родин

Через два года после избрания глава Бурятии столкнулся с персональными протестами

0
806
Японию не приняли  в шпионский пул англоязычных стран

Японию не приняли в шпионский пул англоязычных стран

Владимир Скосырев

Союзники считают, что Токио плохо хранит государственные тайны

0
816

Другие новости

Загрузка...
24smi.org