0
838
Газета Идеи и люди Интернет-версия

11.11.1999 00:00:00

Будущее прошедшее

Тэги: Чечня


Здесь была жизнь... Грозный. Ноябрь 1995 г.
Фото Владимира Павленко (НГ-фото)

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ эмоциональное напряжение в условиях многолетнего "российско-чеченского кризиса" порождает в чеченском массовом сознании целую галерею фантастических образов.

Главное место в нем, как это обычно у борющихся за свою свободу народов, занимает представление о некоем прекрасном прошлом, великой истории чеченцев, которую внешние (имперские и прочие) силы пытаются скрыть, замолчать, но которая обязательно вернется в виде такого же прекрасного будущего. Иногда это принимает совершенно гротескные формы.

Известную популярность у значительной части правящей чеченской элиты получают теории антропологов, искавших на Кавказе родину арийской расы. На этой основе подчас возникают совершенно неожиданные умозаключения, например, о "чеченском" происхождении кроманьонцев: "Кавкасионцы и древние европейцы принадлежат к одному антропологическому типу, т.е. кроманьонцы - это суть кавкасионцы, т.е. предки вайнахов".

Чечня объявляется древнейшим государством, насчитывающим буквально тысячи лет существования. Так, бывший госсекретарь Чеченской Республики А.Акбулатов, связывая возникновение чеченской государственности с древним царством Урарту, пишет, что "свою государственность чеченцы сохраняли и в период правления скифов, сарматов и алан".

Чеченский национализм несколько смущен тем фактом, что ислам возник не у чеченцев и пришел к ним извне. Но он справляется и с этой трудностью. Так, М.Кашоев в правительственной газете "Ичкерия" пишет: "Издревле каждый истинный нохчо (чеченец. - Авт.) - мусульманин, ведь мы - потомки Ноха (Ноя. - Авт.)... Наши обычаи и традиции полностью соответствуют Корану".

Чеченцы - не только создатели древнейшей государственности и чуть ли не ислама, но создатели древнейшей демократии. Тот же Акбулатов пишет: "Неписаные чеченские обычаи свидетельствуют о том, что ни древние греки, ни древние римляне, ни деятели современных цивилизованных государств не придумали более совершенных законов".

И сейчас чеченцы - не просто храбрый народ, который смог нанести поражение русской армии, но у которого пока никак не получается построение упорядоченного государства. Чечня - это единственная в мире никому не подвластная территория и единственная в мире страна, в которой осуществлено подлинное народовластие. Именно поэтому Чечня не вписывается в современное мировое сообщество, так как "в международной практике господствует диктат имперских, государственных интересов над правами народов".

Мания величия, как правило, сочетается с манией преследования. Мифы о величии призваны компенсировать собственные неудачи и унижения. Но поскольку совсем не замечать печального настоящего, так противоречащего идее собственного величия, не получается, беды и неудачи объясняются действиями врагов.

Кто же враги великой Чечни-Ичкерии?

Конечно, прежде всего - Россия, "известный враг, вот уже 400 лет пытающийся уничтожить чеченский народ".

"Я бы рекомендовал... - говорит Зелимхан Яндарбиев, - искать врагов там, где они действительно есть... в России и в так называемом западном мире, которые так изощренно работают против идеи мусульманского возрождения, против истинной религии". Но не только в России. "Россия, чувствуя, что мы уходим, делает нам последнее зло: она нас продает Штатам, как и себя тоже".

Но Запад - не просто еще один враг наряду с Россией. Он постоянно вытесняет в представлениях многих чеченских националистов ослабевающую и распадающуюся Россию с места врага номер один Чечни. Так, для Мовлади Удугова Россия просто пешка в западной антиисламской игре.

Очень многое в этом антизападничестве объявляется простым психологическим механизмом: "Зелен виноград". Во время войны и сразу после ее окончания Чечня предпринимала все возможные усилия для сближения с Западом, для интеграции в мировое сообщество. Запад не очень-то шел навстречу, а после убийств иностранных граждан на территории Чечни начавшиеся контакты прервались и Запад стал превращаться во врага. Заодно и все международное сообщество стало превращаться в сообщество, которое Чечне, единственной по-настоящему свободной стране на земле, попросту не нужно.

Но даже Запад - еще не самый страшный враг свободной Чечни-Ичкерии. За ним вырисовывается зловещий и туманный образ истинных хозяев этого мира - евреев. Антисемитизм в последние годы буквально вдалбливается в чеченское сознание - прежде всего ближневосточными фундаменталистами, активно действующими в Чечне.

* * *

В этой обстановке в Чечне происходит интенсивный процесс создания разных планов, моделей государственного устройства. Приведу три наиболее разработанные модели.

Одна из них связана с чеченской тейповой системой, которой в последние годы стали придавать исключительное идеологическое значение, утверждая, что тейпы - основа нации, то, что делает чеченцев чеченцами. Всякие попытки рассматривать тейп как пережиток древней родовой организации отметаются с порога.

"Совершенно очевидно, что бездоказательные суждения о том, что тейп представляет собой якобы род... есть обычная имперская фальшивка, с помощью которой... предпринимается попытка исключительно в интересах колониальной российской империи... исказить все культурно-историческое наследие вайнахов, сведя его к одночленной схеме - первобытно-общинному строю".

Попытки реанимировать тейпы, возродить их былое значение и на их основе сформировать новые политические институты Чеченской Республики предпринимаются весьма влиятельными в Чечне деятелями. В этой связи необходимо указать на проект реформирования политической структуры чеченского государства, предложенный Х.-А. Нухаевым. Собственное представление об историческом предназначении Чечни и ее судьбе Нухаев выразил фразой: "Будущее Чечни - это ее далекое прошлое". Причину неэффективности существующей политической системы он видит в слепом копировании "демократической модели" и предлагает "вернуться к утраченным нами чисто национальным традициям управления обществом... Из каждого рода, тейпа на роли лидеров выдвигаются лучшие из лучших".

Нухаев разработал относительно подробный проект, предполагающий создание в Чеченской Республике многоступенчатой системы выборов внутри тейпов и некогда существовавших территориальных объединений нескольких тейпов - тукхумов. Сомнительно, однако, чтобы сам Нухаев (явно сторонник "светской" модели развития Чеченской Республики) заблуждался относительно подлинного значения тейпового родства. Его проект вызван к жизни скорее всего одним - желанием противопоставить все усиливающейся "исламской идее" не менее популярную среди чеченцев "национальную" идею политической организации.

Проект Нухаева по духу перекликается с проектом реформы политической системы Чеченской Республики Ичкерия, предложенным чеченскими "прогрессивными фашистами". Данный проект также исходит из идеи несостоятельности демократических форм правления в Чечне: "Последствия... прерванной самостоятельной политической жизни народа мы пожинаем сегодня в виде отсутствия авторитета власти, что само по себе является результатом заимствованной в спешке политической системы, которая не основывается на политической культуре чеченского народа".

"Прогрессивные фашисты" полемизируют со сторонниками так называемой "полной исламизации" чеченского общества и государства: "Ислам не настаивает на какой-либо конкретной форме правления, ибо нельзя придумать политическую систему, подходящую для всех времен и народов".

Чеченские "прогрессивные фашисты" считают, что сегодня в Чеченской Республике сложились условия, необходимые для перехода к новой политической системе, суть которой сформулирована еще древними как "правление лучших". Совершенно справедливо указывая на отчужденность чеченцев от нынешней власти, вину за это они возлагают прежде всего на демократическую систему выборов, "прогрессивное явление для тех, кто вчера еще ходил в холопах и, кроме крепостного права, не имел никаких прав. Но эта система оскорбительна для чеченцев. Данная избирательная система приравнивает голоса и участие в политических процессах видных ученых мужей, глав семейств, авторитетных "къонахи" ("къонах" приблизительно соответствует русскому "молодец", образец достойного поведения, соблюдения кодекса чести и правил этикета. - Авт.), отцов семей с малолетними детьми к голосам и участию в политических процессах немощных и больных стариков, домохозяек, беззаботных молодых парней и девушек".

Вместо якобы не оправдавшего себя в условиях Чечни всеобщего равного избирательного права предполагается создать многоуровневую систему выборов - отбора кандидатов на посты в государственных органах.

Эта система, по мысли ее авторов, позволяет каждому гражданину иметь своего уполномоченного и каждому уполномоченному иметь конкретную группу граждан, делегировавших ему власть, а Чеченская Республика превращается в "унитарное государство и представляет собой единую, политически однородную организацию (выделено мной. - Авт.)".

Картина была бы неполной, если бы мы не остановились на планах политического переустройства Чеченской Республики, исходящих от радикальных исламских группировок. Главный тезис, положенный в основу "исламского" реформирования политических институтов Чеченской Республики: чеченская демократия возможна только как конституционная теократия. А последняя есть единственная разумная альтернатива западному и российскому "политически и идеологически проституированному (т.е. оскверненному), а потому и агрессивному конституционализму". При этом никаких конкретных проектов реформирования существующей политической системы не предлагается, но подчеркивается, что речь идет о полной "исламизации" государства и общества: "Власть шариата должна быть абсолютной, а не ограниченной". Для достижения этой цели необходимо решить три проблемы:

- очистить "морально-психологическую и идеологическую жизнь в Чечне от всего того, что противоречит идеологии покорности Единому Богу";

- кардинально реформировать государственно-правовые институты Чеченской Республики, приведя их в соответствие с "задачами строительства Чеченского Исламского государства";

- принять "организационные решения", что подразумевает целый комплекс мер по установлению жесткого контроля над обществом, включая, например, замену тайного голосования, при котором "слишком часто торжествует Иблис", на открытый поименный опрос.

* * *

Таким образом, анализ политических фантазий в чеченском обществе свидетельствует о том, что оно никак не может психологически выйти из состояния войны. Объективные причины возникновения стрессового состояния широких слоев чеченского общества связаны прежде всего с длительным и хронически обостряющимся "чеченским кризисом", с последствиями разрушительной войны 1994-1996 гг., с маргинализацией широких слоев чеченского общества, что делает его социально, политически и идеологически неустойчивым.

Поддержанию этого состояния активно способствует как официальная государственная пропаганда, так и СМИ, подконтрольные радикальным движениям. Часть "новой" чеченской элиты, находящаяся под влиянием радикальных исламских идей, всячески пропагандирует идею джихада и превентивной войны с "неверными". Но к формированию образа внешнего врага правящая элита в целом прибегает не только для того, чтобы обеспечить солидарность общества с властью, но еще и для того, чтобы не дать внутренним противоречиям перерасти в открытое вооруженное противостояние. Наличие неподконтрольных официальным властям вооруженных формирований создает постоянную угрозу для внутренней стабильности. В этих условиях страх перед внешним врагом до некоторой степени способствует поиску внутриполитического согласия.

Этим политическим фантазиям, да и всему чеченскому обществу, по своему характеру "традиционалистскому", свойственно видеть социальный идеал не впереди, а позади. Соответственно для выхода из поразившего Чеченскую Республику системного кризиса правящая элита предлагает вернуться к "обычаям отцов", освятив их авторитетом религии. Идеализируется институт тейпов, в ходу термин "тейповая демократия" в противовес демократии "западной", которая якобы противоречит всем чеченским традициям и неэффективна в чеченских условиях.

В не меньшей степени идеализируется государственная практика эпохи становления Арабского халифата. Правление пророка Мухаммада и четырех первых "праведных" халифов видится апогеем, пиком истинной демократии, которая возможна только в рамках исламского общества, живущего в строгом соответствии с нормами шариата. При этом реальные противоречия между традиционными чеченскими и исламскими общественными нормами и институтами полностью игнорируются.

Очевидно также, что современное психологическое состояние чеченского общества и его элиты во многом неестественно и безусловно временно. Наиболее эмоционально окрашенные стереотипы могут быть преодолены достаточно быстро - надо только добиться некоторой стабилизации в российско-чеченских отношениях, снять страх новой войны, деформирующий чеченское мышление, заставляющий чеченцев думать не о реальной жизни, а о великом прошлом и будущих битвах, а также фантазировать о своей исключительности и избранности.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

"Бюджет здорового человека": в Москве обсуждается проект главного финансового документа

Евгений Солотин

В мегаполисе планируют продолжать программы развития и сохранять высокие стандарты социального обеспечения

0
210
Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

Кабмин предложил выделить на создание интернет-контента для молодежи более 6 млрд рублей

  

0
150
ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

ВМФ России готовится к высадке крупного десанта

Владимир Мухин

Отечественные "Мистрали" будут строить в Крыму

0
891
Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

Доходы Суэцкого канала за 2018/19 финансовый год составили рекордные 6 млрд долл.

0
204

Другие новости

Загрузка...
24smi.org