0
788
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

18.06.2004

Музейный крест

Тэги: лианозово, добровольцы, бычкова, музей


Уже 40 лет пенсионерка Нина Бычкова бесплатно, на общественных началах, является директором уникального самодеятельного музея московских ополченцев в Лианозово. Она хранит память о сформированных в октябре 1941 г. 25 рабочих батальонах, которые в самый критический период боев за Москву явились последним резервом Ставки.

В октябре 1941 г. жители столичного района Лианозово видели пожары и слышали грохот канонады на близкой линии фронта. Тогда многим казалось, что немцев уже не остановить. Однако в самый критический период боев, когда на пути гитлеровских войск уже не было регулярных частей Красной Армии, оборону неожиданно заняли солдаты, одетые в гражданские ватники и пальто. Немцы тогда предположили, что коммунистические лидеры погнали на фронт даже московских белобилетников и стариков. Но то были срочно сформированные во всех столичных районах 25 добровольческих рабочих батальонов и 9 особых боевых дружин. По данным военных историков, тогда у Ставки и Верховного главнокомандующего это был последний резерв, который имелся под рукой. Больше войск в Москве не было. И надо было любой ценой продержаться до подхода из Сибири и Дальнего Востока свежих дивизий. В пекле тех боев погибли многие слабо обученные и плохо вооруженные добровольцы.

САМОДЕЛЬНАЯ ЭКСПОЗИЦИЯ

Неоднократно от поисковиков и музейных работников я слышал о необычном самодеятельном музее боевой славы в Лианозово. Когда приехал на Дмитровское шоссе, в Лианозово, и отыскал за углом жилого дома вход в музей, то невольно предположил, что зря потерял время. Выщербленные ступеньки, пивные бутылки под кустом. Какое музейное сокровище может скрываться за железной дверью на первом этаже стандартного московского жилого дома?

В первой комнате встретил пожилую, небольшого роста женщину - общественного директора музея Нину Бычкову. Она совсем не походила на музейного работника. Обычная московская пенсионерка - домохозяйка. Через полчаса разговора я изменил мнение о ней. Она доставала из шкафа папки с документами, фотографиями, наградными книжками и рассказывала о деятельности музея и поисковиков из местного детского клуба "Пламя".

- Сорок лет назад мы вместе с Евдокией Саутиной и Ниной Анисимовой при поддержке нашего электромеханического завода, - рассказывает Нина Ивановна, - организовали детский клуб, для того чтобы уберечь детвору от влияния улицы. - Однажды к нам на огонек зашел ветеран-фронтовик Сергей Жуленков, который после войны работал на предприятии токарем. Он и его отец Алексей Жуленков добровольцами записались в октябре 1941 г. в истребительный батальон. В бою под Москвой отец был смертельно ранен и умер на руках Сергея. Вот солдат-фронтовик и посоветовал нам заняться изучением истории местного истребительного батальона. С тех пор я и прикипела к этому делу.

Более 40 лет Нина Ивановна на общественных началах, не получая за свою работу ни копейки, занимается кропотливой поисковой и музейной работой. Живет на небольшую пенсию. За время нашей беседы она ни разу не пожаловалась на свои личные и музея материальные проблемы. Тогда же подумалось, что здесь что-то не так. О чем-то Нина Ивановна не договаривает. Ну не может в наше время пожилой человек просто так, даром, работать. И только когда мы пошли осматривать экспозицию музея, я понял, в чем секрет Бычковой, почему она, по ее словам "прикипела" к этой общественной работе.

ПОИСКОВАЯ РАБОТА

Внешне в этом музее все было, как и в десятках других. Красочно оформленные стенды, витрины. Подробно описан боевой путь 155-й стрелковой дивизии, в которой в составе 659-го стрелкового полка воевал Лианозовский, а точнее Краснополянский, так тогда назывался этот московский район, истребительный добровольческий батальон. Мы останавливались у витрин, и Нина Ивановна подробно рассказывала о местных рабочих, которые были изображены на старых фотографиях. "Александр Афонин погиб в рукопашной схватке за город Ржев, - тихо говорила Нина Ивановна, - в декабре 1941-го погибли рядовые Петр Квасов, Яков Мальцев, Павел Мазур, Алексей Нерушев. В 1942 году зимой у деревни Карпово на Калининском фронте погибли Илья Бессорин, Михаил Стродницкий. А вот Забродины. Отец погиб в 1941-м под Москвой, а сын в 1944-м. У нас много заводчан погибли целыми семьями".

Неожиданно у одного стенда Бычкова остановилась: "Вот мой папа, - каким-то осевшим голосом проговорила она, - погиб под Москвой в контрнаступлении". С пожелтевшего фото на меня смотрел уже в летах мужчина Иван Прокудин. А рядом его последнее письмо с фронта. С трудом я разобрал последние строчки, написанные рукой русского солдата Ивана: "...вернусь с победой, жалко, что мы не увиделись..." Наверное, они были адресованы и младшей дочери Нине.

В осенних боях под Москвой и в зимнем контрнаступлении полегло большинство добровольцев из Лианозова. Прямо из цехов 240 ополченцев ушли на грохотавший в 20 километрах от Москвы фронт. В живых остался только 41. "Было очень страшно, - вспоминала Нина Бычкова, - немцы постоянно бомбили завод и поселок. У нас ведь здесь была стоянка бронепоездов. Порой от близких взрывов казалось, что стены и потолок барака рухнут на нас и придавят". С той поры она и сохранила в сердце благодарность к погибшим добровольцам. По ее мнению, они, плохо обученные и вооруженные, буквально собой закрыли столицу от врага. Долгие годы Нина Бычкова мечтала побывать на могиле отца, других заводчан. Но не было точно известно, где они похоронены. Это выявилось только благодаря годам кропотливой работы, переписке с архивами, военкоматами, беседами с оставшимися в живых добровольцами.

Вместе с подростками Нина Бычкова вела поисковую работу, собирала реликвии, воспоминания ополченцев. Некоторые ее не понимали, невзначай спрашивали, мол, зачем это тебе надо - работать бесплатно? А другие благодарили и отдавали такие семейные реликвии, которым позавидовали бы и официальные столичные музеи. Например, семья фронтовика Ивана Кунинева передала полный бант Георгиевского кавалера. Другие безвозмездно отдавали в музей ценные боевые ордена, медали, именные часы. А семья Кабановых принесла немецкий кинжал, с которым бросился на их отца лейтенанта Ивана Кабанова вражеский офицер. До конца войны Кабанов хранил его, как талисман.

В начале 70-х годов Нина Бычкова и ее подопечные повели поиск на местах былых боев. Так, в районе деревни Карпово отыскали все заброшенные солдатские могилы и перезахоронили 158 павших воинов. На бывшей передовой в Тверской области, в Нелидовском районе у деревни Вяземки, пенсионерка Александра Зайцева показала заброшенную солдатскую могилу. Она и поведала о страшной участи 33 бойцов, которых после боя захватили фашисты. Их избивали, кололи штыками, а потом живыми бросали в глубокий лесной колодец. Целый день оттуда раздавались крики, стоны. "Ясно слышалось, - рассказывала Бычковой женщина, - мы - ополченцы из Красногорска, из Лианозова..." Ночью женщины пошли к колодцу, хотели бросить туда веревку и попытаться кого-нибудь спасти. Немцы их отогнали и пригрозили самих бросить туда. Утром колодец взорвали. На могиле стараниями Бычковой был установлен памятник, на котором указаны 33 фамилии погибших рабочих.

Из мест, где сражался Краснополянский добровольческий батальон, привезли в музей ржавую колючую проволоку, разбитое оружие, каски и другие военные реликвии. "Поисковую работу мы не прекращаем, - подытожила свой рассказ о музее Нина Ивановна, - ко мне довольно часто обращаются люди с просьбами помочь установить судьбу сгинувших в войну наших солдат. По мере сил помогаю".

Рядом громыхало Дмитровское шоссе. Невольно посмотрел на стоящие на противоположной стороне дороги заводские корпуса. Там работали до войны добровольцы, фотографии которых сейчас можно видеть в музее Бычковой. А жили они по соседству в поселке. Ныне тут живут их родственники. Нина Бычкова же создала районный пантеон воинской доблести и памяти.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Петрищево – к Зое Космодемьянской

В Петрищево – к Зое Космодемьянской

Игорь Плугатарёв

Память о героине Великой Отечественной помогут сохранить интерактивные технологии

0
1014
Спрятаться в халат абстракций. Пушкинский музей показывает "Восточный джаз / East West Jazz"

Спрятаться в халат абстракций. Пушкинский музей показывает "Восточный джаз / East West Jazz"

Дарья Курдюкова

0
1245
Аристократы и зэки

Аристократы и зэки

Виктор Леонидов

История пушкинского рода глазами правнучки поэта

0
2451
Пушкинский музей открыл осень фламандским изобилием

Пушкинский музей открыл осень фламандским изобилием

Дарья Курдюкова

Пермский король для московского Йорданса

0
1730

Другие новости

Загрузка...
24smi.org