0
2827
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

26.08.2016 00:01:00

В смертельных объятиях гибли,

или С какими природными явлениями можно встретиться в Северной Африке

Равиль Мустафин

Об авторе: Равиль Зиннатуллович Мустафин – подполковник в отставке, военный переводчик, журналист.

Тэги: африка, каддафи, минобороны, триполи, датсун, египет, азия, средиземноморье, песчаные бури


африка, каддафи, минобороны, триполи, датсун, египет, азия, средиземноморье, песчаные бури Песчаная буря – одно из самых опасных природных катаклизмов в африканских пустынях. Фото Reuters

Неожиданно машина заглохла. Никогда еще с ней, молодой красавицей-трехлеткой представительского класса, такого не случалось. А тут вдруг ни с того ни с сего встала – не жалуясь на недомогание, не обнаруживая никаких симптомов автомобильного нездоровья…

До точки «Д», где мы планировали переночевать в городке наших строителей, создававших один из крупнейших в Африке аэродромов с взлетной полосой длиной чуть ли не 5 км (оставим читателям удовольствие строить догадки, зачем это было нужно Каддафи), и на следующий день продолжить путь в Себху, оставалось каких-то полсотни километров. Мы – это Валерий Лаврентьевич Кравцов, главный по строительству объектов в Ливии по линии Минобороны, еще один инженер и я сразу в двух ипостасях – переводчика и водителя.

Позади остались 400 верст пути, которые мы проскочили практически незаметно по отличной прибрежной автостраде из Триполи в Сирт – в его в окрестностях в далеком 1941 году и родился Муаммар Каддафи. А в 28-летнем возрасте в звании капитана он, как известно, пришел к власти в стране, которой бессменно правил в течение 42 лет.

Впрочем, после поворота на юг в сторону Себхи, расположившейся почти в центре Сахары, приличная дорога кончилась. Ехать пришлось по тому, что осталось от узкого шоссе, проложенного еще в начале прошлого века итальянцами, которые самым беспардонным образом отобрали Ливию, точнее, Триполитанию, Киренаику и Феццан у одряхлевшей Оттоманской империи. Дорогу эту потомки древних римлян строили специально для того, чтобы побыстрее покончить с сопротивлением арабов во внутренних районах. Но во время нашего вояжа от дороги остались сплошные ямы и разбросанные между ними куски асфальта, поэтому едва разогнавшись до скорости, которая позволяла перейти на вторую, редко – на третью передачу, приходилось снова тормозить, а иные места так и вообще объезжать по каменистым буеракам. Правда, к тому времени ливийцы приступили к строительству новой современной трассы: две параллельные двухрядные ленты асфальта, проложенные по пескам и каменистым плато на разных уровнях с широкой разделительной полосой, должны были связать центральные и южные районы страны с морским побережьем. Уже были построены отдельные небольшие участки автострады, в основном около Себхи, но до окончания стройки было еще далеко, поэтому нам приходилось тащиться по «гребенке».

…Попытки сразу же, не выходя из кабины, реанимировать еще не остывшее чудо японского автопрома ни к чему не привели. Мощный шестицилиндровый «Датсун-240» с тонированными зеленоватыми стеклами, встроенной в лобовое стекло сеточкой антенны радиоприемника, с отщелкивающимися крышками багажника, капота и бензобака, а также с прочими, последними для того времени техническими наворотами лишь надсадно кашлял и чихал, но не заводился.

Ведомые народной мудростью, гласящей, что любое большое дело надо начинать с перекура, мы вышли из охлажденной кондиционером машины и сразу почувствовали разницу температур. Если в Триполи, да и в других прибрежных городах, начало апреля – одно из самых комфортных времен года: зимняя промозглость уже ушла, а летняя иссушающая жара еще не наступила, то в пустыне температура перевалила далеко за 30. Кроме того, нас оглушила тишина, от которой звенело в ушах – полный штиль, ни дуновения ветерка, ни единого шороха. «На улице» не просто припекало, а было удушливо душно. Небо над нами белело, будто покрытое матовой пленкой, а у горизонта оно зловеще темнело, вселяя в душу смутное предчувствие чего-то очень нехорошего.

Чувство тревоги усиливал и окружавший ландшафт. Это место вполне оправдывало свое название – Черные горы. Все вокруг было действительно черным-черно – казалось, что каменистое плато сплошь завалено антрацитом. Дело в том, что на протяжении многих тысяч лет некогда светло-желтый песчаник под действием солнечной радиации в буквальном смысле обугливался, темнел и теперь матово поблескивал чернотой: создавалось впечатление, что ты высадился на какой-то далекой планете, затерявшейся в глубинах Вселенной. Ни одной травинки, ни одной даже пожухшей веточки. В общем, наблюдалось кажущееся возведенным в абсолют полное отсутствие жизни. По крайней мере на первый взгляд. На самом же деле стоило перевернуть несколько камней, чтобы обнаружить укрывшегося от зноя скорпиона, а то и змею.

На всякий случай еще раз заглянув под капот и снова ничего крамольного вроде слабых контактов там не обнаружив, я скорее машинально, чем сознательно, повернул ключ зажигания, и наша машинка вдруг завелась буквально с пол-оборота. Между тем небо все больше тускнело и блекло. Тут уже и гадать было нечего. Последние сомнения улетучились: на нас надвигалась песчаная буря – природное явление, ничего в этих краях не сулящее, кроме неизбежной гибели. Оно так и назвалось на местном наречии – «гибли». В общем, надо было очень постараться, чтобы как можно быстрее доехать до указателя, на котором по-русски было выведено «Точка «Д» и продублировано по-арабски – «Нуктат «даль». Уже от указателя предстояло проехать еще километра 3–4 до жилого городка наших строителей, где можно было укрыться и переждать непогоду.

Гибли подкрадывается незаметно и так же внезапно обрушивает сверху тысячи тонн песка и пыли, по сути – песчаной взвеси, пыльной муки, созданной жерновами суровой пустынной природы. Люди опытные – такие, как сыны пустыни бедуины, испокон веку ходящие по Сахаре с верблюжьими караванами, – могут предсказать наступление гибли еще за много часов до начала. В соседнем Египте такие же бури называют «хамсин», в Ираке – «самум», в Средней Азии – «афганец». Обычно гибли бывают после весеннего равноденствия, в период с марта по май, когда над южным Средиземноморьем зарождаются циклоны. Но в том-то и заключается коварство песчано-пыльных бурь, что они могут накрыть людей, животных и землю в любое время года и суток.

Потоки воздуха, закручивая, поднимают с поверхности и несут тысячи тонн песка и пыли, забивая ноздри и уши, стесняя дыхание, слепя глаза. При этом гибли идет сплошной стеной высотою до полусотни метров, и когда белый свет меркнет в зарядах песка, даже днем приходится включать электричество.

Горе людям и животным, попавшим в гибли. Угасающий свет и удушье – последнее, что они ощущают в этой жизни. Неслучайно бедуины носят на голове тюрбаны, сооруженные из многих метров ткани – в какой-то степени эта ткань фильтрует пыльный воздух. Но даже она не спасает от смерти, если гибли бушует не несколько часов, а несколько дней. Исторические хроники полны фактов о гибели целых армий, пропавших во время таких бурь в пустынях. Как ни закутывайся в одежды и в бедуинские платки, мельчайшая пыль проникает повсюду. Как ни закрывай окна и двери, как ни уплотняй их, все равно потом, когда гибли утихнет, в помещениях, на сиденьях автомобилей останутся наметенные сугробики песка. Пыльная взвесь везде найдет лазейку – в дверях, окнах, вокруг отверстий для педалей на полу машины. Кстати, ученые доказали, что силой ветра песок гибли часто переносится через океан и достигает берегов Америки.

…К точке «Д» мы подъезжали, когда первые заряды песка уже накрывали нашу машину, но мрак еще не был таким густым, чтобы мы не смогли увидеть долгожданный указатель и повернуть на хоть и проселочную, но хорошо укатанную самосвалами и другой тяжелой дорожной техникой дорогу к жилому городку. И вот здесь на нас обрушились основные заряды разбушевавшейся стихии. Иногда нас накрывала стена песка такой плотности и силы, что мне, сидевшему за рулем, не было видно конца капота. Чтобы не сбиться с пути и не уехать куда-нибудь в сторону от дороги, мои спутники по очереди выходили из машины и фактически на ощупь вели за собой авто. Не берусь сказать, сколько времени – тогда оно словно остановилось – у нас ушло на преодоление этих последних и самых трудных километров.

Пока мое начальство встречалось с местным руководством, я поставил машину на стоянку и пошел побыстрее принять душ, радуясь, что наши приключения на сегодняшний день закончились. Как оказалось, напрасно.

В меру теплая вода неприятно отдавала запахом тухлых яиц. В голову закралась крамольная мысль о том, что где-то рядом что-то гниет или не в порядке канализация… Не успел я смыть с себя мыло, как неожиданно из трубы под сильным напором хлынул поток почти кипятка, и кабинка наполнилась сероводородом. Под хохот закончивших смену рабочих я едва успел выскочить наружу в костюме Адама. Оказалось, меня просто забыли предупредить о том, что с водой – и питьевой и технической – в городке не все так просто. В общем, при изыскательских работах вышла ошибочка. Наши геологи действительно нашли здесь нормальную воду питьевого качества и, как тогда предполагалось, в достаточных количествах. Именно по результатам геологоразведки и было принято решение разворачивать здесь жилой городок примерно на тысячу-полторы человек. Однако вскоре после того, как сюда завезли большую часть людей, нормальная вода неожиданно куда-то ушла и вместо нее потекла вонючая жидкость. В общем, выяснилось, что и аэродром, и жилой городок построили на карстовых пустотах. А проблему с водоснабжением пришлось решать в эксклюзивном порядке. И теперь каждое утро из точки «Д» в Себху за питьевой водой отправлялись, сверкая никелем и лаком, две новеньких мерседесовских автоцистерны емкостью по 20 т, но воды, которую они привозили, хватало ровно на сутки.

К утру гибли утих, на небе как ни в чем не бывало во всей первозданной красе сверкало то самое белое солнце великой пустыни. Но пораньше тронуться в путь не получилось: открыв дверцу машины, я обнаружил внутри настоящие барханы. Пришлось пару часов посвятить чистке.

Наконец мы оставили точку «Д», взяв курс на Себху. И у меня перед глазами еще долго стояли двое местных детишек, которые возились в нежно-желтом песке, специально привезенном в антрацитно-черную Сахару из Сахары ослепительно яркой. Тут же вспомнился Корней Иванович Чуковский: «Не ходите, дети, в Африку гулять». Особенно в ту Африку, куда может без приглашения заглянуть гибли…

Одним словом, есть в гибли что-то потустороннее, зловещее, темное. В нем слышатся вопли кривляющихся джиннов, рев свихнувшегося шайтана, неистовство иблиса. И пока злые духи беснуются – это их территория, на которой идет охота за душами путников. И поверьте на слово: ужасы вальпургиевой ночи – это детсадовские забавы по сравнению с гибли. Кроме того, такая природная свистопляска способна пагубно подействовать на людей с неустойчивой психикой, особенно в период сильного душевного волнения, житейских тревог и прочих неудач.

Однажды я стал свидетелем удивительного зрелища. В Тобрук из Триполи прилетел пассажирский «Боинг». Он приземлился в то время, когда стало ясно, что землю вот-вот накроет заряд гибли. Экипаж по-быстрому выгрузил одних пассажиров и еще более ударными темпами принял на борт других. Лихой и отчаянный (если говорить очень мягко) командир воздушного судна – обычно это были молодые ливийские парни лет 25–30, и все они не уступали друг другу в лихости и отчаянности – решил взлетать, обгоняя мчавшуюся стену песка и пыли. Я наблюдал эту картину с места, которое еще оставалось относительно чистым, и, скажу честно, волновался за людей в самолете, среди которых были наши специалисты.

К счастью, все закончилось благополучно. Буквально через секунду-другую после того, как самолет накрыло пылью, он все-таки оторвался от земли и, круто задрав нос, вырвался из облака гибли. Это было не только страшное, но и удивительно красивое зрелище – что-то вроде гимна современной технике и человеческому мастерству, взявшему в тот раз верх над стихией. Но так бывает не всегда.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Распавшаяся империя и ее войны

Распавшаяся империя и ее войны

Игорь Ротарь

Зарисовки четвертьвековой работы в горячих точках на просторах некогда могучего Советского Союза

0
689
Польша одержима военной базой США

Польша одержима военной базой США

Валерий Мастеров

Общеевропейская армия не нужна Варшаве

0
1336
Президент Казахстана предложил создать организацию коллективной безопасности в Азии

Президент Казахстана предложил создать организацию коллективной безопасности в Азии

0
762
Минобороны Армении не получало от Азербайджана предложения об обмене военнопленными

Минобороны Армении не получало от Азербайджана предложения об обмене военнопленными

0
1031

Другие новости

Загрузка...
24smi.org