0
3843
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

14.10.2016 00:01:00

В стране колдунов

Расходы на заговор дождя не вызвали доверия у московских начальников

Владимир Добрин

Об авторе: Владимир Юрьевич Добрин – выпускник Военного университета Министерства обороны (бывший ВИИЯ), член Союза писателей России, журналист, переводчик.

Тэги: африка, воспоминания, вуду, бенин


африка, воспоминания, вуду, бенин В некоторых странах колдуны остаются уважаемыми членами общества. Фото Reuters

На закате советской эпохи мне предложили поехать в Африку в качестве военного переводчика. На три года. Страна досталась хорошая – Бенин. Я был наслышан о ней от однокурсников, уехавших туда незадолго до меня: приятный морской климат, экзотические фрукты, комфортабельное жилье на берегу Атлантического океана, изобилие в магазинах, невысокие цены, миролюбивое население и спокойная обстановка. Но, как выяснилось, информация была неполной.

РОДИНА ВУДУ

В «Ленинке», самой большой библиотеке Москвы, я узнал, что место это очень даже непростое. Именно в Бенине зародился знаменитый культ Вуду, перенесенный черными рабами на Гаити и другие острова Карибского бассейна, а затем и на Американский континент.

Чуть раньше мне довелось посмотреть за границей убедительный триллер об этом, и сейчас, сидя в полутемном библиотечном зале, я читал леденящие душу строки о том, как западные исследователи один за другим отправлялись в Дагомею, будущий Бенин, чтобы на месте изучить таинственный и грозный Вуду и поведать о нем миру. Однако, проведя среди колдунов год или два, они возвращались странно преобразившимися и наотрез отказывались обсуждать то, ради чего, собственно, совершали это долгое, опасное путешествие.

И до конца своих дней ученые ни словом не обмолвились об увиденном и услышанном, а некоторые из них даже сменили профессию. Те же немногие безумцы, осмелившиеся рассказать об обрядах Вуду, погибли таинственной смертью, а одному из них любимая девушка, знакомая ему с детства, прилюдно перегрызла горло.

От всего этого мурашки бежали по телу, но то, что я прочитал дальше, расстроило меня еще больше. «В качестве фетишей вудуисты нередко используют части человеческого тела. Особенно ценятся глаза белого человека, куски сердца, желчный пузырь и волосы».

Это подействовало на меня удручающе, потому как волосами я бы еще мог поделиться, а вот остальным вышеперечисленным не хотелось.

Напрасно знатоки утешали меня, что обычно колдуны добывают подобные фетиши в морге или на кладбище. А вдруг им захочется свежатинки?

В общем, я ехал в самое колдовское место Африки, а может быть, и всей Ойкумены.

ПОВЕЛИТЕЛЬ ДОЖДЯ

По прибытии на место я какое-то время подозрительно присматривался к пожилым бенинцам, которые, по моим представлениям, могли оказаться коварными колдунами-фетишистами. Узнав, однако, что никто из моих соотечественников пока еще не пострадал от них, я успокоился. Но, как выяснилось, рано.

В колдовство там верят все поголовно и говорят о нем как об обычном, привычном деле вроде рыбалки или похода на рынок. Когда советские граждане, все как один – атеисты, высказывали бенинцам свои сомнения, те не обижались, и лишь сочувственно улыбались, глядя на них как на неразумных детей. Они даже не пытались что-то втолковать нашим и лишь давали понять, что белые не знают и никогда не узнают, что такое Африка и что здесь происходит на самом деле.

Каждая сторона оставалась при своем мнении, пока не случилось следующее. В Бенине началась Неделя советского фильма. На мероприятие пригласили министра культуры Бенина, кого-то еще из местного руководства, а также аккредитованных в стране дипломатов и журналистов. Для просмотра арендовали кинотеатр под открытым небом. Видимо, крытый кинозал с кондиционерами показался слишком дорогим.

Но беда была в том, что Неделя советского фильма попала на сезон дождей. Гости съехались, наш посол поднялся на трибуну, и тут разразился тропический ливень. Все попрятались по машинам, с полчаса подождали и под непрекращающимся продолжающимся дождем поехали по домам. А жили все минимум в получасе езды от кинотеатра.

Наше посольство принесло им извинения и пригласило всех на следующий день. Получилось то же самое, с той лишь разницей, что посол в этот раз даже не успел взойти на трибуну. Гости опять разъехались, напрасно потратив два часа на дорогу и ожидание. Организаторы мероприятия чувствовали себя очень неудобно, испортив приглашенным два вечера подряд.

И тут бенинцы, в лице министра культуры и его заместителей, предлагают нашим:

– А что вы мучаетесь?! Обратитесь к колдуну. Он в нужное время остановит дождь, и нет проблем.

Наши, конечно, слышали, что здешние маги якобы вызывают дождь на поля и при необходимости рассеивают тучи, обходясь без тех дорогостоящих средств, которыми пользуются у нас. Слышали, но не верили.

Однако спорить на эту тему с бенинцами было бесполезно, а в данном случае еще и неудобно. Для приличия спросили их:

– А поможет?

Бенинцев это сильно рассмешило.

– Вы как маленькие, ей-богу! – изумлялись они. – Конечно, поможет! Есть у нас надежный, проверенный колдун. Дорого не возьмет.

Наши безнадежно махнули рукой:

– Давайте!

Встретились с «проверенным» метеомагом, сделали заказ на определенные дни и часы, уплатили задаток. На следующий день приглашенные опять съезжаются к кинотеатру. Настроение у всех кислое. Оно и понятно: третий вечер бездарно пропадает. Пасмурно. Посол поднимается на трибуну, бросает тоскливый взгляд на сгущающиеся тучи и начинает речь.

К удивлению присутствующих, он произносит ее полностью, после чего пускают фильм. Он также идет до конца, и с неба при этом не падает ни капли. Все страшно довольны, и не столько фильмом, сколько отсутствием дождя. Не успели приглашенные рассесться по машинам, как грянул сильнейший ливень. Похоже, стараниями колдуна на небесах скопилось слишком много воды, и теперь она свободно выливалась на опустевший кинотеатр и отъезжающие авто.

Но теперь это только радовало. Открытие мероприятия состоялось! Организаторы были в восторге от такой точности. Бенинцы же реагировали спокойно, как на детский фокус.

– Видите? – усмехнулись они. – И завтра все будет в порядке. Не переживайте.

Они оказались правы. На следующий день все прошло точно так же: только гости посмотрели фильм и разошлись по машинам, полил дождь. И так продолжалось всю неделю.

Сотрудники нашего посольства в Бенине запомнили это чудо на всю жизнь. Колдуна щедро одарили сверх обещанного вознаграждения. А вот главного организатора потом наказали. Он опрометчиво включил эти расходы в отчет, который выглядел примерно так: на аренду кинотеатра – столько-то, на охрану – столько-то, на хорошую погоду – столько-то.

Из Москвы его спросили: «На хорошую погоду – это на ветер, что ли?» А когда он все честно объяснил, беднягу чуть было не поперли из КПСС, обвинив в мракобесии и растранжиривании государственных средств. И потом долго еще мурыжили на партсобраниях.

Разговоры об удивительной кинонеделе долго не стихали в посольстве, пока не произошли другие события, связанные с африканскими колдунами.

НЕ ПЕЙТЕ С КОЛДУНАМИ

В Бенин прилетел мой приятель, работавший бортпереводчиком на Ан-26, принадлежавшем президенту одной из африканских стран. Экипаж был советский. Хозяин воздушного судна тем рейсом не летел, и самолет приземлился на маленьком военном аэродроме. Вскоре туда подъехал и я. Местная сторона предоставила экипажу сопровождающего – бенинского лейтенанта, который, по законам гостеприимства, преподнес гостям калебас прекрасной пальмовой водки.

Летуны извлекли на свет отечественную тушенку, сухую копченую колбасу и бесценный в африканских условиях деликатес – российский черный хлеб. Ужинать сели у костра, рядом со взлетной полосой, расстелив на траве плащ-палатки. Стемнело. Трапеза на свежем воздухе под стрекотание и писки невидимой живности проходила мирно, пока из близлежащих зарослей вдруг не вылез тощий, полуголый старик.

Его седая, в мелких кудряшках голова покачивалась на тонкой, жилистой шее. Морщинистое тело было сплошь увешано кулонами и бусами из слоновой кости и минералов. На руках и ногах болтались кожаные и металлические браслеты. С бедер свисало подобие полупрозрачной юбки из длинных иголок дикобраза.

Бенинский лейтенант поприветствовал пришельца на языке фон и представил его нам:

– Наш здешний колдун.

Члены экипажа не так давно прибыли в Африку, а потому обрадовались такой экзотике. Они весело переглянулись, заулыбались, а командир тут же пригласил гостя к костру:

– Ну что? Пусть присоединяется! Колдуны как, водку-то пьют?

– Пьют, – кивнул сопровождающий.

Старик подсел к костру и равнодушно оглядел присутствующих. Мой приятель налил в стаканчик водки, взял с салфетки бутерброд с колбасой и протянул угощение колдуну. Тот влил напиток в беззубый рот, откусил кусочек хлеба и принялся медленно жевать, уставив неподвижные глаза на костер. Ужин продолжался. На колдуна почти не обращали внимания. Он еще выпил и теперь неторопливо доедал бутерброд, не говоря ни слова и ни на кого не глядя.

Но настал момент, когда компания исчерпала свои темы и вспомнила о необычном госте. Всем захотелось расшевелить его и вызвать на разговор.

– А че он может, этот колдун? – насмешливо произнес штурман. – Пусть че-нибудь покажет!

– Все может, – спокойно ответил сопровождающий. – В зверя, например, превратится, если захочет.

Все засмеялись.

– В зверя и я могу, если разозлить, – хмыкнул командир.

– Может будущее предсказать, – продолжал лейтенант.

– Во! Пусть мне предскажет! – обрадовался мой приятель.

Колдун взял его руку, помял ее, заглянул ему в глаза и что-то пробормотал. Сопровождающий перевел:

– Ты сломаешь себе ногу.

– Ты так не шути, дядя! – ответил по-русски приятель, сердито глядя на старика. – Накаркаешь еще!

– Да ниче он не может! – махнул рукой штурман. – Языком только молоть!

Сопровождающий сказал несколько слов колдуну. Старик возбужденно ответил. Глаза его загорелись. Он ткнул пальцем в пистолет на боку у командира, и что-то выкрикнул.

– Вы не сможете убить его из вашего пистолета, – перевел лейтенант.

Мы лениво рассмеялись.

– Пусть пойдет на рынок, купит себе гуся и рассказывает это ему, – посоветовал мой приятель, увлеченно выскребывая из банки тушенку.

Сопровождающий перевел. Колдун вскочил с земли и, ударив себя кулаком в грудь, начал что-то крикливо требовать.

– Он предлагает вам попробовать, – сообщил лейтенант.

– Нашел идиотов! – отозвался командир.

– Ну, тогда я выстрелю, – предложил лейтенант, доставая из своей кобуры пистолет.

Все уставились на него, пытаясь понять, шутит он или нет. Лейтенант улыбался, глядя на наши испуганные лица.

– Они нажрались оба! – воскликнул борттехник. – Надо у него «пушку» забрать. – И он протянул руку к сопровождающему: – Дай пистолет посмотреть!

Но тот помотал головой и сказал:

– Не бойтесь, ничего не будет.

– Не будет! – возмутился командир. – Он его сейчас грохнет, а мы крайними будем! Скажут, пережрались и застрелили деда. Пили-то вместе…

Он махнул рукой лейтенанту:

– Хорош, братан! Завязывай!

Но бенинец вдруг посерьезнел, встал и передернул затвор.

– Ничего не будет, – повторил он и сказал что-то старику.

Колдун стоял в героической позе, выпятив слабую грудь и округлив глаза. Потом, как бы спохватившись, выдернул из своей юбки несколько иголок дикобраза и резким движением бросил их на землю, как бы ставя перед собой невидимую преграду. Сопровождающий поднял пистолет.

– Совсем охренели! – заорал мой приятель. – Арэт, камарад!

Все мигом протрезвели и повскакивали с земли. Больше всех волновался командир. Он решительно шагнул к лейтенанту, но тот остановил его властным жестом. Старик тоже закричал что-то и гневно замахал на нас руками. Командир все же двинулся к лейтенанту, но было поздно. Колдун что-то крикнул напоследок, как партизан перед расстрелом, и грянул выстрел.

Мы подскочили, словно марионетки. Затем вперили взоры в старика. Тот стоял неподвижно. Раны на его теле не было, хотя ствол смотрел прямо ему в грудь, а расстояние до него составляло не более трех шагов. Неожиданно сопровождающий выстрелил еще раз. Колдун, целый и невредимый, продолжал стоять, уставив немигающие глаза на стрелявшего.

Лейтенант опустил пистолет и торжествующе взглянул на нас. «Патроны холостые», – подумали мы. Командир взял у него оружие и извлек магазин. В нем еще оставалось несколько самых настоящих, боевых патронов. Вылетевшие  гильзы тоже оказались обычными.

– Ну, дела! – очумело выдохнул штурман.

Минут пять все сидели молча. Пуленепробиваемый колдун тем временем спокойно улегся у костра и тут же уснул. А мы, как завороженные, разглядывали его тело. Потом штурман сказал:

– Давай выпьем за его железное здоровье!

Что это было? Ловкий, хорошо отработанный фокус? Я склонен думать именно так. Правда, мой приятель все же сломал себе ногу, катаясь на горных лыжах по возвращении из Африки. И вообще, отдельные проделки бенинских колдунов выглядели убедительно и даже устрашающе. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Станет ли Африка колонией Китая

Станет ли Африка колонией Китая

Александр Храмчихин

После успешной экспансии в Азию Пекин обратил свой взор на Черный континент

0
2567
Концерт. "Ночные снайперы 25 лет"

Концерт. "Ночные снайперы 25 лет"

0
1254
У истины простая речь

У истины простая речь

Александр Сенкевич

95 лет художнику и мыслителю Сергею Голлербаху

0
312
Почему-то история выбрала меня

Почему-то история выбрала меня

Илья Фаликов

Евгений Евтушенко умел ссорить левую руку власти с ее правой рукой, ловко играя на этом

0
2881

Другие новости

Загрузка...
24smi.org