0
5236
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

21.10.2016 00:01:00

Бинокль от главкома

Оправданный риск может допустить лишь уверенный в себе и подчиненных командир

Андрей Петров

Об авторе: Андрей Игоревич Петров – контр-адмирал, командир СКР «Сильный» БФ (1979–1984), начальник штаба 10-й оперативной эскадры ТОФ (1993–1998,) дежурный адмирал ЦКП ВМФ (1999–2003).

Тэги: балтийск, сильный, вмф, горшков, ссср, адмирал


балтийск, сильный, вмф, горшков, ссср, адмирал Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков на борту СКР «Сильный». 1983. Фото из личного архива автора

В памяти офицера, командовавшего кораблем, навсегда остаются моменты, в которых наиболее полно проявилась концентрация всех тех качеств, которые емко и полно выражают слова «командир корабля». О таких событиях помнят и все члены экипажа, о них напоминают фотографии в дембельском альбоме, а записи в Книге почетных посетителей и вахтенном журнале корабля навсегда сохранятся в архиве.

Об одном из таких событий я и хочу рассказать.

ПРОВЕРКА ИЗ МОСКВЫ

Произошли описываемые события в апреле 1983 года. Будучи капитаном 3 ранга, я уже четвертый год командовал сторожевым кораблем (СКР) «Сильный» (проект 1135), который входил в состав 128-й бригады ракетных кораблей 12-й дивизии ракетных кораблей и базировался в Балтийске. На Балтийский флот прибыла группа офицеров Главного штаба ВМФ под руководством главнокомандующего ВМФ адмирала флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова для проверки по итогам зимнего периода обучения. Среди проверяемых соединений была и наша бригада.

Сейчас уже трудно восстановить в памяти точную дату, но где-то с 17 апреля началась проверка кораблей, в том числе и «Сильного». Первоначально выхода главнокомандующего ВМФ на борту «Сильного» в плане не было. Но за два дня до выхода в море меня вызвал командир 12-й дивизии ракетных кораблей капитан 1 ранга Владимир Иванович Калабин, который, расспросив о готовности корабля, поставил задачу готовиться к выполнению ракетной стрельбы и участию в поиске подводной лодки с применением противолодочного оружия. Он уточнил: главнокомандующий ВМФ будет находиться на борту корабля, наблюдая за ходом учений.

Гордость, ответственность, волнение, справится ли экипаж при таком обилии начальства на борту, не произойдет ли «адмиральский эффект» при этом – вот те чувства, которые испытал я в тот момент. Боязни не было, потому что я был уверен, что офицерский состав не подведет, поскольку знал всех очень хорошо, и многие командиры групп уже при мне стали командирами боевых частей: командир БЧ-2 капитан-лейтенант Н.П. Трошин, командир БЧ-5 Н.Н. Павлов, командир БЧ-7 капитан-лейтенант Е.В. Щетко, командир БЧ-3 капитан-лейтенант В.Н. Литвинчук.

Командиры групп и батарей БЧ-2, БЧ-3 уже не раз выполняли ракетные и артиллерийские стрельбы и были, если так можно сказать, обстрелянными. Экипаж корабля прошел боевую службу, а увольнение отслуживших старшин и матросов предстояло только в мае-июне. Сомнений в успехе у меня не было. С такими мыслями я вернулся на корабль, собрал весь офицерский и мичманский состав, поставил задачу на подготовку, уточнил все необходимые вопросы. Вечером на корабль прибыл командир бригады капитан 1 ранга Владимир Григорьевич Егоров, он утвердил план подготовки, указал, на что обратить внимание при нахождении на борту главнокомандующего ВМФ. В этот же вечер на построении по «большому сбору» мной была поставлена задача экипажу корабля.

СТРЕЛЬБЫ

В 08.30 23 апреля главнокомандующий ВМФ прибыл на борт СКР «Сильный». Его сопровождали командующий Балтийским флотом адмирал Иван Матвеевич Капитанец, командир 12-й дивизии ракетных кораблей капитан 1 ранга В.И. Калабин. Также прибыла группа адмиралов и офицеров Главного штаба ВМФ. Как только главком поднялся на ходовой мостик, я запросил у него разрешение и, получив его, начал съемку корабля с якоря и швартовов. Сергей Георгиевич Горшков занял место в командирском кресле, а порученец принес уже подготовленный чай. Корабль начал выход из базы и переход в район выполнения ракетных стрельб.

Надо отметить, что после выхода из базы главком попросил всех лишних покинуть ходовой. С ним находились лишь командующий флотом и командир дивизии. Командующий меня подбодрил, мол, действуй как обычно, но потребовал ограничить доклады на ГКП по громкой связи. Поэтому вахтенный офицер больше использовал телефонную связь, стараясь не тревожить главкома (пульт КГС был рядом с командирским креслом).

Корабельные стрельбы, будь то артиллерийские, ракетные, торпедные или любые другие, всегда являются своего рода финалом целого этапа подготовки воинского коллектива. Независимо от класса корабля: тральщик это или ракетный крейсер. А стрельба с главкомом на борту – это проверка эффективности боевой подготовки за период обучения не только корабля, а всего флота, показатель готовности к решению поставленных перед ним задач. Каждая из таких стрельб уникальна и единична в своем роде из-за условий выполнения. К ним допускаются не все корабли, а только те, которые в процессе боевой учебы зарекомендовали себя лучшими по своему боевому предназначению. Надо отметить, что «Сильный» уже имел приз за выполнение ракетной стрельбы по итогам 1982 учебного года.

При входе в район выполнения ракетной стрельбы была сыграна «учебная тревога», и корабль начал подготовку к выполнению боевого упражнения. Стрельба выполнялась по двум ракето-мишеням. Одна ракета пускалась с мыса Таран, вторую пускал ракетный катер. Интервал подлета ракет (Ла-17ММ и РМ-15) составлял 20 секунд. Цели были обнаружены двумя зенитными ракетными батареями (ЗРБ), но стреляющей была назначена ЗРБ № 2, которая и поразила обе цели. Ракета ЛА-17ММ была «добита» зенитной батареей № 3. Командовал ЗРБ № 2 старший лейтенант О.Н. Кузнецов, впоследствии флагманский ракетчик 12-й дивизии ракетных кораблей, капитан 2 ранга.

После выполнения ракетной стрельбы адмиралов и офицеров Главного штаба ВМФ пригласили в кают-компанию офицерского состава. Главком от обеда отказался, поручив командующему флотом приглашать к столу. За все время нахождения в море главком спускался с ходового мостика лишь два раза.

При заходе в лиепайские полигоны корабль выполнял элементы противоторпедной защиты, шел противолодочным зигзагом, применял средства ПТЗ. Все прошло без сбоя и срывов. По лицу командира дивизии я видел, что все идет по плану. Около 17 час. подошли к Лиепае. Я втайне надеялся, что становиться придется в районе стоянки кораблей 76-й бригады ракетных кораблей, там было бы проще, да и ветерок не очень благоприятствовал швартовке в другом месте, но… получил приказ становиться между 46-м и 49-м причалами. Причина выбора места была проста: главком являлся депутатом от 29-го судоремонтного завода и каждый раз, бывая на флоте, посещал завод и встречался с его рабочими. Зная о его прибытии, руководство города и завода торжественно готовилось к встрече с ним и ожидало на стенке между указанными причалами. Но тогда мне это было неизвестно...

ШВАРТОВКА

Кто был в Лиепае, представляет это место. Внутренняя гавань, маневр ограничен, там же стенд для подводных лодок, а самое главное, акватория открыта для ветров всех направлений. Видно, заметив на моем лице какое-то сомнение, командующий флотом спросил меня: «Нужны ли буксиры?» Что я мог ответить человеку, который будучи первым заместителем командующего Балтийским флотом, выходил в мае 1979 года с капитан-лейтенантом Петровым в море и принимал от него зачет на допуск к исполнению обязанностей командира «Сильного». Подвести его я не мог, но от буксиров все равно отказался.

Главком вышел на крыло мостика и, оценив обстановку, спросил: как буду заходить и швартоваться? Доложив и получив «добро», начал маневр. Швартовка была быстрой (порывы ветра к этому моменту уже достигали 11–13 метров в секунду), пришлось работать даже на средних ходах, но зато все было сделано без замечаний и, можно сказать, лихо, с первого захода. Подав швартовы, доложил главкому, и только после этого почувствовал капельку пота, скатившуюся по лицу. Уходя с ходового, Сергей Георгиевич пожал руку, поблагодарил за подготовку экипажа и, чуть понизив голос, сказал: «Больше с главнокомандующим ВМФ на борту не рискуй».

На построении главком объявил благодарность всему экипажу «Сильного» за выполнение поставленных задач, пожелал дальнейших успехов и флотского здоровья. Проводив его, командир дивизии также поблагодарил экипаж корабля за умелые и четкие действия. До следующего утра экипаж отдыхал, а утром корабль начал переход в Балтийск. Летели как на крыльях.

В конце мая 1983 года по итогам зимнего периода обучения многие офицеры, мичманы, матросы корабля были награждены ценными подарками и грамотами от главнокомандующего ВМФ СССР. Командир корабля был награжден биноклем. В марте 1984 года сторожевой корабль «Сильный» вышел на боевую службу. Я был немного расстроен в связи с тем, что сроки боевой службы опять срывали поступление в академию. Но какова была радость, когда в конце июля пришла телеграмма, в которой сообщалось, что приказом главнокомандующего ВМФ капитан 2 ранга Петров зачислен слушателем Военно-морской академии с последующей сдачей экзаменов.

Вот такой мне запомнилась встреча с Адмиралом Флота Советского Союза Сергеем Георгиевичем Горшковым – человеком, благодаря которому наш Военно-морской флот достиг зенита своего могущества.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
3242
Селедка в чае

Селедка в чае

Леонид Жуков

Разговор на кухне о клевете между мойкой и холодильником

0
719
Безопасность Америки превыше всего

Безопасность Америки превыше всего

Владимир Иванов

Вашингтон решил оставить своих союзников один на один с террористами

0
3030
"Расколоть шифр"

"Расколоть шифр"

Алексей Олейников

Как британские и немецкие военные друг друга в Первую мировую войну подслушивали

0
3053

Другие новости

Загрузка...
24smi.org