0
1786
Газета Интернет-версия

21.06.2002

"Русский след" в Палестине

Тэги: израиль, палестина, ссср, терроризм

Известный советский дипломат Олег Гриневский написал в своих мемуарах: "Когда в 1948 году Политбюро голосовало за признание еврейского государства, Сталин долго прохаживался по кабинету, попыхивая трубкой, и молчал. Потом сказал: "Мира здесь больше не будет". Иосифу Виссарионовичу нельзя отказать в прозорливости. Следует, однако, заметить, что к давнему палестино-израильскому противостоянию Москва тоже приложила руку.

Резиденты ИНО

В декабре 1923 г. в Палестине появился и нелегальный резидент Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ Яков Блюмкин, ставший попутно и наставником местных еврейских боевиков. Бывший эсер Блюмкин, который успел "прославиться" убийством посла Германии в Советской России Мирбаха, был амнистирован в 1919 г., после чего ему поручили в ВЧК возглавить отдел по борьбе со шпионажем. Позднее Яков Григорьевич некоторое время находился под прикрытием должности сотрудника секретариата Троцкого, откуда и был после окончания курсов молодых дипломатов направлен, как человек, имевший опыт организации партизанских отрядов в тылу белогвардейцев, на работу в Палестину, где советская разведка создавала подобие региональной резидентуры.

Здесь и началась карьера разведчика Блюмкина, приступившего к сбору информации о положении в английских колониях Ближнего Востока и в мандатных территориях. В Яффе (ныне Тель-Авив) для прикрытия нелегальной деятельности Яков, используя документы на имя правоверного еврея Гурфинкеля, открыл прачечную. Можно только себе представить, как Блюмкин, используя приобретенные таким образом оперативные связи, пытался склонить на сторону социалистической революции евреев, навязывая им идею подготовки восстания против англичан.

В этот же период в Палестине приобретал опыт проведения специальных операций не менее легендарный Яков Серебрянский (Лаврецкий), в прошлом активный эсер, ставший помощником Блюмкина по линии нелегальной резидентуры ИНО ОГПУ на Земле обетованной. Серебрянский должен был изучать местные революционные и национальные движения, в чем он преуспел, поскольку после отъезда Блюмкина в Москву сменил его на посту резидента. Центр поручил Серебрянскому создать в регионе глубоко законспирированную агентурную сеть в боевом сионистском движении. В течение года Серебрянскому удалось привлечь к сотрудничеству большую группу эмигрантов как из числа сионистских поселенцев, так и из русских, в основном бывших белогвардейцев, осевших в Палестине.

Мало кто знает, что в 1924 г. в Палестине началась карьера будущего "Большого шефа" европейской агентурной сети советской разведки ("Красной капеллы") Леопольда Треппера. Сын бедного еврейского торговца, в молодости он был и сионистом и воинствующим коммунистом ("Я коммунист, потому что я еврей", - говорил Треппер).

Под присмотром НКВД

Вхождение западных областей Украины и Белоруссии, а также Бессарабии и республик Прибалтики в состав СССР привело к тому, что большое количество ранее действовавших там сионистских организаций ушли в глубокое подполье. Основной задачей подпольщиков оставались вербовочная работа и сбор денежных средств для переброски сионистов в Палестину.

Советские спецслужбы, конечно, отслеживали связи ряда еврейских организаций с зарубежными разведками. Об этом, в частности, говорится в справке 3-го управления НКГБ СССР "О состоянии оперативной работы по разработке еврейского националистического подполья" от 15 июня 1941 г. При этом советские власти методично осуществляли разгром национального движения, отсекая от него те группировки, которые с точки зрения политики СССР было признано целесообразным использовать в дальнейшем. Именно на этой базе строил свое сотрудничество с зарубежной общественностью Еврейский антифашистский комитет как элемент "сталинской антифашистской политики".

Слишком долго данные об участии СССР в решении палестинской проблемы и создании там еврейского государства оставались недоступными для историков. Причины этого не столько политические или идеологические, а скорее прагматические, относящиеся к категории государственной тайны. Дело в том, что до образования в 1948 г. государства Израиль все контакты советских руководителей с лидерами сионистского движения и других международных еврейских организаций по вопросам будущего Палестины велись методами секретной дипломатии через тайные каналы спецслужб.

В конце 1938 - начале 1939 гг. в силу ряда причин английские спецслужбы попытались создать сильную оппозицию будущему лидеру Израиля Хаиму Вейцману. В недрах МИ-5 и СИС был составлен план раскола сионистов на враждующие между собой группы. Но вот разработку этой операции поручили Гаю Берджесу, одному из членов "кембриджской пятерки, получившему от СИС конкретное задание привлечь к этой акции своего друга Виктора Ротшильда, имевшего влиятельные связи на Альбионе.

Впрочем, и НКВД не имел возражений против выполнения этого задания Берджесом, который сумел убедить Ротшильда в том, что сионистское движение уже не в состоянии действовать активно, а его лидер Хаим Вейцман "выбился из колеи", в связи с чем истинные сионисты не должны ему более доверять. В соответствии с разработанным планом Виктор Ротшильд поделился своей тревогой с лордом Ротшильдом. В результате Вейцман был настолько дискредитирован, что Ротшильды фактически сумели создать оппозиционное сионистское движение, правда, просуществовавшее недолго.

Завершив блестяще эту операцию, Берджес в одном из своих отчетов для советской разведки писал: "Я расшевелил Ротшильда┘" Хотя некоторые специалисты считают, что НКВД к интригам против Вейцмана не имел никакого отношения, нельзя отрицать, что в этот период действия Берджеса уже находились под полным контролем резидентуры советской разведки в Лондоне. Скорее можно заподозрить, что Берджес привлекал Виктора Ротшильда в качестве оперативного источника НКВД, увеличив, тем самым, состав "кембриджской пятерки" до шести человек.

Арафат в Москве

Минули десятилетия, возник Израиль, отгремели две его войны против арабов, появилось и начало набирать силу движение сопротивления палестинцев как ответ на их изгнание с земель, на которых согласно резолюции ООН должно было существовать арабское государство.

Вначале советские спецслужбы рассматривали палестинских партизан как безнадежно разрозненное, непредсказуемое сборище опасных фанатиков. Только в конце 1960-х гг. Политбюро ЦК КПСС осознало, что даже терроризм может быть полезен в политике дестабилизации Запада. После этого КГБ и ГРУ стали прилагать немалые усилия для внедрения в палестинские организации, создания в них доминирующих позиций и использовать его для оказания давления на тех арабских лидеров, которые пытались проводить на Ближнем Востоке политику, независимую от СССР. Правда, официального признания палестинское движение в СССР долгое время не получало. Первый визит Ясира Арафата в Москву состоялся в 1968 г. и проходил на уровне советского Комитета солидарности с народами Азии и Африки.

Ясир Арафат, получивший благословение Кремля, был избран председателем Организации освобождения Палестины 3 февраля 1969 г. Правда, Москва не могла определить, помогает или мешает тактика терроризма в решении проблемы Палестинского государства. Основное внимание уделялось вербовке палестинских студентов, обучающихся в западных университетах, которые после возвращения на Ближний Восток начинали работать под "крышей" ООП. В тех случаях, когда офицеры советской разведки принимали участие в подготовке боевиков ООП, последних также старались привлекать к сотрудничеству.

В 1970-е гг. штаб-квартира ООП размещалась в Северном Тунисе, где и находился, будучи в изгнании, Ясир Арафат. Здесь же осуществлялись контакты Организации освобождения и КГБ. Одновременно ООП поддерживала через Египет и Саудовскую Аравию связи... с ЦРУ.

Оперативные контакты с палестинцами тактического уровня поддерживали спецслужбы ГДР. Начало этому было положено 17 января 1981 г. в Восточном Берлине, где состоялась встреча Ясира Арафата и Хонеккера, который предоставил палестинцам оружие и 50 немецких советников для подготовки людей ООП в Ливане. Однако первую скрипку в отношениях с палестинцами играл СССР. Завербованный ЦРУ в 1980-е гг. сотрудник резидентуры КГБ Олег Агранянц, работавший в Тунисе под прикрытием должности консула СССР, сообщил американцам информацию о контактах Москвы с Арафатом.

В ноябре 1984 г. в Москве состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, на котором было решено "поручить КГБ СССР информировать руководство демократического фронта освобождения Палестины о принципиальном согласии советской стороны поставить его представителям специмущество на сумму в 15 миллионов рублей в обмен на коллекцию памятников искусства Древнего мира".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Курды просят Израиль остановить турок в Сирии

Курды просят Израиль остановить турок в Сирии

Игорь Субботин

Может ли еврейское государство помочь в предотвращении этнических чисток

0
426
Аберрация памяти. К годовщине венгерских событий 1956 года

Аберрация памяти. К годовщине венгерских событий 1956 года

Юрий Гуллер

0
427
Полет "Икаруса" над Иртышом

Полет "Икаруса" над Иртышом

Сергей Демченков

Время всегда рисует прошлое тем цветом, который мы хотим видеть в своих  воспоминаниях

0
278
Израильские военные сбили беспилотник в районе границы с сектором Газа

Израильские военные сбили беспилотник в районе границы с сектором Газа

0
786

Другие новости

Загрузка...
24smi.org