0
1191
Газета Интернет-версия

19.08.2005

Абхазия – кузница ядерного оружия

Владимир Васильевич

Об авторе: Владимир Алексеевич Васильев - профессор Академии военных наук.

Тэги: ядерная бомба, разработка, абхазия, история


ядерная бомба, разработка, абхазия, история Кажется, совсем недавно Сухуми был и всесоюзной здравницей, и одним из центров ядерных исследований СССР.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Несколько лет тому назад к автору этих строк обратился только что уволившийся в запас солдат-пограничник, проходивший службу в Абхазии, с неожиданным вопросом: есть ли в Абхазии ядерное оружие? Почему это его заинтересовало? Да потому, что в столице республики находится СФТИ – Сухумский физико-технический институт, где якобы более полувека тому назад делали первую ядерную бомбу СССР.

Только не в Сибирь!

Соединенным Штатам повезло: их военным в Германии удалось взять в плен несколько сотен крупных ученых и конструкторов, задействованных в сферах ракетного и ядерного оружия. Но, как оказалось, не всех. В конце концов спецслужбы США установили, что Манфред фон Арданне, Густав Герц, Вернер Цулиус, Гюнтер Вирт, Николаус Риль, Карл Зиммер, Роберт Депель, Питер Тиссен, Хайнс Позе и др. оказались в СССР. Американцев особенно беспокоило то, что среди специалистов были люди, которые владели тайнами технологии обогащения урана, разделения его изотопов и трансурановых элементов. К их числу относился инженер Макс Штеенбек – главный «дока» по разделению изотопов методом газовой центрифуги.

Выяснилось, что большинство ученых и инженеров были задержаны русскими еще в мае 1945 года и согласились работать на СССР, но при одном условии: только не в Сибири. Ибо геббельсовская пропаганда стращала германский народ ужасами лагерей в азиатской части Советского Союза, где бывает очень много снега, а мороз достигает 50 градусов. Эту просьбу, доведенную Лаврентием Берия до Сталина, выполнили, и всех ученых с их женами, кухарками, детьми, садовниками, горничными перевезли в солнечный Сухуми. Здесь сначала для них основали специальную лабораторию, а потом – целый институт. В Абхазии немцы работали в тесном контакте с советскими учеными и инженерами, передавая им свой богатый опыт.

У самого синего в мире

В результате большого внимания к решению проблемы создания ядерного и термоядерного оружия Сухумский физико-технический институт быстро сформировался и стал государством в государстве. Он имел собственную хорошо охраняемую территорию, свои дома отдыха, специальное снабжение из Москвы, свой самолет. Сначала это был потрепанный «Дуглас» DC-3, потом его сменили отечественные Ли-2, Ил-12, Ил-14 и, наконец, Ил-18.

«Зарубежные гости» со своими семьями жили в удобных коттеджах, получали огромную, по советским меркам, зарплату. Их дети учились в хороших школах вместе с детьми наших специалистов. Сперва подружились ребята, потом сотрудники и их жены. Германским ученым пришлось по душе отмечать не только традиционные немецкие праздники – Рождество и Пасху, но и 1–2 мая, 7–8 ноября, 8 марта и т.д. Быстро освоили новые для них слова и понятия: «еще по одной», «за ваше здоровье», «давай – давай», «заложить за воротник», «будем здоровы», «пей до дна», «горько» и т.п.

Вместе с тем работа спорилась. О том, что немцы сделали немало, говорит тот факт, что в 1949 году, сразу после успешного испытания первой советской ядерной бомбы, среди 18 человек, удостоенных звания Героя Социалистического Труда, был Николаус Риль, внесший весомый вклад в технологию получения металлического урана. Не был обойден почетом и душа германской общины в СФТИ Манфред фон Арданне. Он удостоился Сталинской премии 3-й степени – 50 тыс. рублей (сумма по тем временам очень большая). Так был оценен его вклад в разработку технологии разделения изотопов и создание измерительной аппаратуры. Кроме того, помня страх барона перед морозами Сибири, Сталин подарил ему теплую соболью шубу, что вызвало у Арданне большую гордость.

Конечно, германские специалисты могли только передать свой прежний опыт, но не могли по условиям режима сохранения гостайны участвовать в реальных разработках, поэтому с годами их влияние на проводимые исследования снижалось. И когда в марте 1953 года умер Сталин, а в конце того же года расстреляли Лаврентия Берия, надобность в содержании германских ученых и инженеров отпала. Поэтому после обращения канцлера ФРГ Конрада Аденауэра к советскому правительству с просьбой отпустить соотечественников на родину, немцам была предоставлена возможность вернуться в фатерланд. Причем они могли свободно выбирать место проживания – ФРГ или ГДР. Одни предпочли Западную Германию, а барон Арданне – Восточную. Он снял со сберегательной книжки свою Сталинскую премию и накопившиеся проценты и приехал в Берлин, захватив соболью шубу – подарок вождя всех народов.

В столице Германской Демократической Республики Манфред фон Арданне основал первый и в ту пору единственный институт медицинской радиоэлектроники, где были созданы новейшие приборы для диагностики и лечения многих заболеваний. Барон стал одним из самых известных и популярных тружеников ГДР. Он умер незадолго до слома Берлинской стены. Были объявлены национальные похороны. Манфреда фон Арданне провожали в последний путь многие сотни людей, в том числе его друзья и соратники по СФТИ.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шанхая много не бывает

Шанхая много не бывает

Юрий Тавровский

Самый некитайский город Поднебесной

0
368
Воздушные стратеги

Воздушные стратеги

Александр Храмчихин

Сильные и слабые стороны авиационной составляющей ядерной триады

0
1372
Прешерн – это Словения

Прешерн – это Словения

Максим Артемьев

О поэте, сочинившем столь немного, написана книга, объемом во много-много раз превосходящая все, вышедшее из-под его пера

0
332
Сэнсэй, Плеханов и революция

Сэнсэй, Плеханов и революция

Андрей Мартынов

Японский взгляд на «святую Русь» Карла Маркса

0
754

Другие новости

Загрузка...
24smi.org