0
6120
Газета Интернет-версия

01.06.2018 00:01:00

Гибридная война – переход от неудач к победе

Как правильно и эффективно использовать особенности межгосударственного противостояния нового типа

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук.

Тэги: война, америка, крым, донбасс, агрессия, стратегия, теория войн, история войн, ссо


война, америка, крым, донбасс, агрессия, стратегия, теория войн, история войн, ссо Американские инструкторы активно готовят грузинскую армию к новым битвам. Фото с сайта www.eucom.mil

Изменения состояния современных геополитических, экономических и информационно-коммуникационных факторов приводят к трансформации войны. Все более широкое распространение получают ее новые формы, связанные как с расширением круга субъектов войны, появлением их различных «комбинаций», так и с изменениями в соотношении вооруженных и невооруженных средств насилия, используемых субъектами войны для достижения своих политических целей.

В этих условиях внимание военных исследователей во все большей степени привлекает феномен гибридной войны как скрытого конфликта, обладающего сложной внутренней структурой, протекающего в виде интегрированного военно-политического, финансово-экономического, информационного и культурно-мировоззренческого противостояния, не имеющего определенного статуса.

ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ

На стратегическом уровне операции гибридной войны рассматриваются в самом широком контексте, охватывающем внутреннюю и внешнюю политику, финансы и экономику страны, информационно-коммуникационную сферу, моральный дух армии и населения и прочие факторы, влияющие на способность нации к сопротивлению. При этом крайне важное значение для перелома в пользу России современного этапа гибридной войны имеет фактор взаимообращения войны.

Суть феномена взаимообращения войны заключается в том, что в соответствии с парадоксальной логикой любой войны совпадение победы и поражения может распространиться за пределы нового равновесия сил, достигнув крайней точки полного взаимообращения. В результате сторона, готовившаяся торжествовать победу, нередко оказывается на грани стратегического поражения.

Применительно к теме нашей статьи можно утверждать, что если сторона, развязавшая гибридный военный конфликт, способна в сжатые сроки добиться полного успеха, то есть развала государства-жертвы и его перехода под внешнее управление, то незначительное ослабление страны-агрессора не будет иметь никакого значения, равно как и действие других факторов, способных придать силы потерпевшему поражение противнику.

Для России, Китая, Ирана и некоторых других государств, подвергающихся гибридной агрессии со стороны Вашингтона (в число таких государств-жертв входят и некоторые из его союзников, вплоть до ЕС), представляется реальным другой вариант развития событий. Суть его сводится к следующему: если гибридный военный конфликт затягивается из-за обширности территории, значительных ресурсов и упорного сопротивления противника, то сторона – жертва гибридной агрессии в состоянии извлечь пользу из динамического парадокса – возможно, вплоть до того, что сама превратится в победителя. Поэтому стремление развивать успех, не обеспечив необходимый запас ресурсов для последовательного наращивания усилий, может привести окрыленного призраком победы агрессора к так называемой «кульминационной точке победы» (термин Карла фон Клаузевица), за которой сторона, претендующая на лавры победителя, будет лишь ослабевать. Однако такой этап наступает не автоматически, а требует серьезных усилий подвергающегося агрессии государства или группы государств для перелома ситуации.

На каждом этапе гибридного военного конфликта стратегия, выбранная инициатором агрессии, приводит лишь к предварительному результату, который может быть перечеркнут из-за экономического и дипломатического вмешательства других крупных держав или их коалиций, озабоченных ослаблением терпящей поражение стороны и стремящихся восстановить прежний баланс сил.

Примерами взаимообращения в конвенциональных войнах прошлого является крах вторжения Наполеона в Россию, когда после захвата Москвы вместо ожидаемого триумфа началось хаотическое отступление французов; наступление армии генерала Антона Деникина на Москву летом 1919 года, когда ожидалось, что взятие столицы сыграет решающую роль в исходе войны и приблизит белых к окончательной победе. Однако наступление захлебнулось, и вскоре наступил крах Белого движения. И, наконец, стратегическое поражение гитлеровской Германии под Сталинградом.

Гибридная война предусматривает более активное использование сил специальных операций. 	Фото с сайта www.mil.ru
Гибридная война предусматривает более активное использование сил специальных операций. Фото с сайта www.mil.ru

Причины, приведшие к взаимообращению войны в перечисленных и некоторых других конфликтах, изучены во многих военно-научных исследованиях. Но для гибридной войны эта тема относится к числу малоисследованных. Вместе с тем при разработке как наступательной, так и оборонительной стратегии этого вида конфликта крайне важное значение имеет своевременное вскрытие условий наступления этапа взаимообращения войны, длительность которого может быть различной, а военно-политические последствия для сторон конфликта становятся не сразу очевидными. Процесс взаимообращения гибридной войны или отдельных ее этапов может носить лавинообразный характер (как это было в ситуации с воссоединением Крыма с Россией) или быть достаточно протяженным во времени.

В связи с важностью феномена для разработки стратегии противостояния на решение задачи вскрытия признаков взаимообращения гибридной войны, ведущейся против нашей страны в военно-политической, экономической и информационной сфере, сегодня должны нацеливаться все виды разведки, а также дипломатия.

В условиях качественного изменения современных конфликтов уникальное влияние на ход и исход гибридной войны приобретают факторы трения и износа войны, которым принадлежит ключевая роль в развитии феномена взаимообращения войны.

Если понятие «трение войны» было впервые введено еще Клаузевицем, то фактор износа войны пока не получил должной оценки в работах отечественных и зарубежных специалистов и затрагивался автором настоящей статьи в некоторых публикациях «НВО» и книге «Конфликты XXI века. Гибридная война и цветная революция».

ТРЕНИЕ В СОВРЕМЕННЫХ КОНФЛИКТАХ

Академик РАН Андрей Кокошин указывал: «Огромное значение для понимания войны как сферы неопределенного и недостоверного имеет феномен введенного Клаузевицем понятия трения войны… При этом понятие «трение войны» в послевоенные десятилетия практически исчезло из отечественных военно-научных трудов… Отсутствие учета трения войны снижает ценность многих военно-научных разработок».

В своих трудах Карл фон Клаузевиц справедливо подчеркивал, что «трение – это единственное понятие, которое, в общем, отличает действительную войну от войны бумажной». Иными словами, на войне от задуманного до реализуемого на деле может быть огромная дистанция. Для гибридной войны с учетом ее непредсказуемости, неопределенности и нелинейности развития справедливость этого суждения особенно верна.

Свойство гибридной войны как конфликта неопределенного и недостоверного, в котором участвуют разнородные силы и средства, превращает трение в источник существенного возмущающего влияния на ход действий, которые при трении часто становятся малоуправляемыми и даже неуправляемыми, что приводит к катастрофе в войне.

Для традиционной войны Клаузевиц выделяет семь источников общего трения: опасность, физическое напряжение, неопределенность и недостоверность информации, на основе которой принимаются решения; случайные события, которые невозможно предсказать; физические и политические ограничения в использовании силы; непредсказуемость, являющаяся следствием взаимодействия с противником; разрывы между причинами и следствиями войны.

Все перечисленные классиком источники трения сохраняются в современных конфликтах. Однако список источников трения для каждого из направлений гибридной войны может быть расширен. Появлению новых или повышению угрожающей актуальности существующих источников трения способствуют главным образом следующие особенности гибридной войны.

Первая особенность: в гибридной войне атакующая сторона одновременно и адаптивно использует сочетание широкого спектра обычных вооружений, нерегулярной тактики, терроризма и преступного поведения в зоне боевых действий для достижения политических целей войны, что в существенной мере повышает действие фактора непредсказуемости. Гибридная война отличается тем, что она позволяет противнику заниматься несколькими фазами в одно и то же время и выдвигает другой набор требований к контрстратегии для организации отпора.

Вторая особенность: существенным фактором трения войны является разная архитектура систем политического и военного управления объекта и субъекта гибридной войны. Стратегия гибридной войны предусматривает создание в стране – жертве агрессии сетевых схем управления. В результате динамика развития обстановки приходит в острое противоречие с расстройством иерархической системы государственного управления и неминуемое нарушение непрерывности управления будет служить постоянным источником трения гибридной войны. Технологии позволят расширить круг субъектов, способных блокировать или обходить международные политические инициативы, направленные на урегулирование конфликта. Все более широкое распространение получит принцип «каждый за себя», а действия разнородных субъектов в условиях вседозволенности формируют атмосферу хаоса и анархии.

Третья особенность: важнейший фактор трения войны связан с изменением природы конфликтов. Изменение баланса военных и невоенных видов борьбы в гибридной войне, физические и политические ограничения в использовании силы превращают этот вид конфликта в новую форму межгосударственного противоборства с малоизученными на сегодняшний день источниками трения.

Четвертая особенность: мощным источником трения гибридной войны является международный терроризм, приобретающий трансграничный размах и игнорирующий все правовые нормы. Внешние силы используют набор технологий, ориентированных на социально-экономическую и культурно-мировоззренческую сферу. Задействуют заранее выращенную «пятую колонну», причем ее спектр очень широк – от радикальных исламистов и национал-сепаратистов до экстремистской оппозиции. Граждан одной страны стравливают между собой, делят на религиозные, национальные, идеологические и политические группы, возбуждают в них взаимную ненависть. Цветные революции и их разновидности применяются для раскола среди союзников и партнеров.

Пятая особенность: источником трения гибридной войны является миграция. Сегодня фактор влияния миграции на обстановку в ходе гибридной войны – один из наиболее трудно поддающихся учету при определении характера и направления развития конфликта, прогнозировании и планировании войны.

В конечном итоге с учетом нелинейного характера гибридной войны в результате трения, казалось бы, незначительные явления и факты, происходящие на тактическом уровне, получают мощь и способность стратегического катализатора, способного влиять на ход всей военной кампании и привести взаимобращению.

ИЗНОС ВОЙНЫ

С трением войны неразрывно связан фактор износа войны, оказывающий существенное влияние на процесс взаимообращения. Этот феномен пока изучен недостаточно.

Износ войны – это процесс обесценивания ресурсов, которыми располагают субъекты гибридной войны за счет потери их (ресурсов) политического, военного, социально-экономического, идеологического и технического качества. В гибридной войне как многомерном и рассчитанном на большую длительность конфликте влияние фактора износа войны на процесс взаимообращения во многих случаях оказывается решающим.

Следует выделить три группы процессов износа войны.

Физический износ – это ухудшение состояния используемых или находящихся в резерве ресурсов живой силы, оружия и военной техники, технологий.

Моральный износ – потери качества ресурсов в связи с большой продолжительностью гибридной войны и недостаточными темпами обновления и восполнения ресурсов. В результате морального износа ресурсы могут быть использованы, но обновленным требованиям и технологиям не соответствуют. Моральному износу подвержены комбатанты и мирное население в зоне боевых действий, а также используемые стратегии, концепции, идеологические установки субъектов войны.

Экономический износ – потеря эффективности ресурсов под воздействием экономических факторов, которые приводят к обесцениванию используемых в войне материальных долгосрочных активов, в первую очередь таких, как объекты производственной, транспортной, социальной инфраструктуры, что сопровождаются потерей их экономических и технических свойств.

Необходимость учета феномена износа в военных исследованиях и в практике военного планирования определяется тем, что своеобразный тандем трение–смазка–износ оказывает определяющее влияние на реализацию стратегии войны, способствует существенной, нередко непредсказуемой, трансформации элементов любой войны, включая и гибридную. Более того, в гибридной войне в силу ее многомерности, достаточно большой длительности, неопределенности и широкого спектра участников влияние фактора износа представляется весьма существенным.

С учетом феномена взаимообращения в основательном изучении нуждается влияние фактора износа в гибридной войне, построенной на стратегии изнурения противника и поэтому достаточно протяженной во времени, имеющей многомерный характер. Упомянутые особенности гибридного военного конфликта обусловливают усталость и износ не только живой силы или техники, но и стратегий и идеологических концепций, определяющих цели, задачи и способы ведения войны, что требует их пересмотра или полной замены.

Таким образом, под влиянием износа ресурсы как атакующей, так и обороняющейся стороны постепенно изнашиваются и «тают», что в конечном итоге требует использовать стратегию выхода из войны и закрепления достигнутых результатов. Учет влияния факторов трения и износа в гибридной войне позволяет контролировать процесс развития конфликта и добиваться нужной его направленности. Речь идет об искусстве использовать в своих интересах влияние факторов трения и износа гибридной войны с конечной целью достичь взаимообращения войны и срыва замыслов противника.

ОТВЕТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ РОССИИ

В условиях ведущейся против России гибридной войны следует искать стратегии противодействия, способные вывести конфликт на этап взаимообращения, когда сторона-агрессор будет поставлена перед перспективой крушения своих разрушительных замыслов.

Российская модель противодействия гибридной войне должна строиться с учетом нелинейной конфигурации атакующих сил и средств и отражать следующие ключевые задачи защиты государства:

– способность быстро и решительно реагировать на конфликты, нелинейный характер которых позволяет достигать значительных результатов при относительно небольших возмущающих воздействиях. В этом контексте умелое использование Украины, Грузии, Молдавии и некоторых других государств-союзников и партнеров в гибридной войне коллективного Запада против России свидетельствует о крайне разрушительном потенциале и опасности нелинейных конфликтов, противодействие которым требует решительной и быстрой реакции. С другой стороны, блестяще проведенная операция по присоединению Крыма и действия в Сирии показывают эффективность российских нелинейных стратегий противодействия гибридной войне и способность нашей страны умело трансформировать в свою пользу ситуации в военно-политическом противостоянии с Западом;

– организация тщательного функционального контроля над наиболее важными элементами каждой из сфер управления государством и учета факторов трения и износа войны при разработке стратегий и контрстратегий гибридного противостояния.

Во внутренней сфере необходимо продолжить работу по стабилизации социально-экономической обстановки, борьбу с коррупцией. Совершенствовать централизацию планирования и контроль экономики.

Во внешнеполитической сфере сегодня необходимо сосредоточить главные усилия на Украине, которая используется противниками России в качестве мощного антироссийского тарана в гибридной войне. Украина в среднесрочной перспективе должна стать главным детерминантом российской внешней политики, перекрывая наши отношения с США и ЕС. Здесь Россия должна четко дать понять, что от нескончаемых и безрезультатных на сегодняшний день переговоров она перейдет к более решительным действиям по отстаиванию своих национальных интересов. Вряд ли возможные «футбольные перипетии» могут рассматриваться в качестве серьезного фактора, способного повлиять на решение ключевых вопросов обеспечения национальной безопасности. Пора отказаться от попыток озадачить соперников заявлениями типа «мы внимательно наблюдаем за обстановкой» и перейти от созерцания и бесплодных переговоров к самостоятельным действиям. Этап взаимообращения в конфликте вокруг Украины наступил, дальнейшее промедление чревато многими жертвами среди мирного населения и трудновосполнимыми геополитическими потерями.

Следует добиться возможности оперативного сосредоточения критически важных усилий и ресурсов в наиболее угрожаемом месте. Сегодня это фронты информационной и экономической войны, обеспечение военной безопасности государства и кибербезопасности объектов критической инфраструктуры. Главные усилия должны быть сосредоточены на противодействии попыткам НАТО добиться гегемонии в Европе за счет наращивания военно-силового давления и стратегии сдерживания России, использованию совместно с ЕС экономических санкций, а также проведению «подрывных операций» в ходе информационной войны. Результатами взаимообращения процесса расширения НАТО должны стать отказ альянса от размещения дополнительных боевых сил в Европе и планов приема новых государств, а также демонтаж объектов американской стратегической ПРО в Польше и Румынии.

Необходимо вести непрерывную разведку и осуществлять ее тесное взаимодействие со структурами политического и военного управления государством и вооруженными силами с целью реализации стратегии, позволяющей оперативно обеспечивать создание и использование преимущества на угрожаемых направлениях, минимизации влияния факторов трения и износа на реализацию избранной стратегии.

Наконец, необходимо продолжить оснащение Вооруженных сил России новыми видами оружия и военной техники. На фоне недавних заявлений Дональда Трампа о необходимости повысить военные расходы стран НАТО от двух до четырех процентов ВВП следует тщательно балансировать военный бюджет нашей страны. Одновременно организовать подбор, обучение и расстановку кадров, способных обеспечить разработку и реализацию стратегии противодействия гибридной войне.

Решительный переход России к наступательным стратегиям в ходе гибридной войны должен переломить ситуацию, достичь ее взаимообращения, способствовать укреплению состояния национальной безопасности нашего государства.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Украине забыли об избирательных правах миллионов граждан

В Украине забыли об избирательных правах миллионов граждан

Татьяна Ивженко

Переселенцы из Донбасса не смогут принять участие в выборах президента и Верховной рады

0
238
Центробанк отрабатывает разные сценарии

Центробанк отрабатывает разные сценарии

Анатолий Комраков

Грядущие американские санкции покажут, насколько сильный иммунитет выработала российская экономика

0
254
Ольга в его глазах

Ольга в его глазах

Дарья Курдюкова

Выставка "Пикассо & Хохлова" открывает XXXVIII "Декабрьские вечера Святослава Рихтера"

0
219
Русский архимандрит в египетском плену

Русский архимандрит в египетском плену

Алексей Казаков

Как священнослужитель с советским паспортом оказался жертвой шпионской войны

0
156

Другие новости

Загрузка...
24smi.org