0
1562
Газета События НВО Интернет-версия

20.07.2018 00:01:00

Судьба и военная наука

Генералу армии Махмуту Гарееву исполняется 95 лет

Алексей Прохожев

Сергей Першуткин

Об авторе: Алексей Александрович Прохожев – академик Академии военных наук, руководитель отделения геополитики и национальной безопасности, доктор экономических наук, генерал-майор; Сергей Першуткин Сергей Николаевич Першуткин – член-корреспондент Академии военных наук, доктор социологических наук.

Тэги: генерал, гареев, военная, академия наук, доктор, теоретик, искусство, оперативное, тактика, стратегия, юбилей, 95летие


генерал, гареев, военная, академия наук, доктор, теоретик, искусство, оперативное, тактика, стратегия, юбилей, 95-летие Встреча Владимира Путина и Махмута Гареева. Фото с сайта www.kremlin.ru

О докторе военных и докторе исторических наук Махмуте Ахметовиче Гарееве уже сами за себя говорят более чем 200 научных и научно-методических трудов, 34 ордена и медали, а также другие почетные титулы и престижные звания, включая звание лауреата Государственной премии им. Г.К. Жукова и премии им. М.В. Фрунзе.

Становление Махмута Ахметовича как военного аналитика и перспективного исследователя проходило в процессе практического военного творчества при решении сложных боевых задач, когда Красная армия истекала кровью на полях сражений. Наблюдательность, склонность к углубленному анализу разных факторов боевой обстановки, находчивость помогали ему успешно решать различные боевые задачи.

Маршал Советского Союза Виктор Куликов однажды, поздравляя М. Гареева, привел интересные факты его успешной боевой деятельности, отраженной в характеристиках и аттестациях 1944–1945 годов. В них отмечалась ценность предложений молодого офицера в отношении способов боевых действий в ходе овладения укрепленными населенными пунктами, что было высоко оценено командиром 45-го стрелкового корпуса и командующим 5-й армией и было включено в практические рекомендации воинским подразделениям. И в 1946 году М. Гареев – уже старший офицер по изучению опыта войны оперативного отдела штаба одной из армий, передислоцированной на Дальний Восток.

РОЛЬ КОМАНДИРА

Творческий подход в дополнение к дисциплинированности проявлялся у М. Гареева в ходе службы на всех штабных и командных должностях, что подтверждают многие сослуживцы, в том числе депутат Государственной думы третьего созыва (2000–2003) Фандас Сафиуллин. Вспоминая о командире своей учебной танковой дивизии полковнике М. Гарееве, он особо отметил широту мышления и смелость командира, владение пламенным словом, а также неординарность поступков: первым решением Махмута Ахметовича в качестве командира учебной танковой дивизии было желание лично освоить учебно-практические программы и сдать экзамен по трем основным танковым специальностям (командира, наводчика и механика-водителя).

Для комдива было подготовлено персональное расписание занятий на вечернее время. Между офицерами дивизии были распределены конкретные темы и даты занятий, уточнен список экзаменационных вопросов. Причем стало известно, что впредь, прежде чем подписывать представление на очередные воинские звания или на повышение по должности, комдив будет сам непосредственно проверять необходимые знания и навыки.

Помимо того комдив мог заменить кого-то из экипажа во время отработки сложнейших упражнений на танковых полигонах, чтобы лучше понять уровень подготовки и оценить взаимодействие. Лишь после того он поднимался на наблюдательный пункт, продолжая следить за ходом стрельб по движущимся мишеням. В этих эпизодах наглядно проявлялась и проявляется цельность личности М. Гареева, единство слова и поступков, осознание роли личного примера командира.

Ориентиром для Махмута Ахметовича во многом выступал командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал армии Иван Черняховский и практика его проверки воинских подразделений, когда он предпочитал пространным докладам общение с военнослужащими с целью проверки понимания ими предстоящих задач, предлагал порой механикам-водителям выполнить то или иное упражнение. Опыт и командирский стиль Черняховского внедрял в дальнейшем в свою деятельность и М. Гареев в учебно-танковой дивизии Белорусского военного округа.

Благодаря успехам в боевой и политической подготовке дивизия была удостоена звания образцово-показательного соединения и определена учебно-методическим центром ВС СССР и армий стран всего Варшавского договора. Составной частью службы становились показательные тактические учения, сборы с участием высшего командного состава стран-союзников, тематические конференции.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ ВОЕННАЯ НАУКА?

Этот вопрос, побудивший задуматься Махмута Ахметовича много десятилетий назад, волнует его и сегодня, заставляя размышлять: «Какие вооруженные силы нужны и к какой войне их готовить?»

Авторское понимание этих масштабных проблем с разной степенью конкретности и обобщенности представлено почти в двухстах публикациях М. Гареева, в трех его монографиях: «Тактические учения и маневры»; «Общевойсковые учения»; «М.В. Фрунзе – военный теоретик» и в других работах.

Что касается последней из упомянутых монографий, то генерала армии М. Гареева правомерно признать самым авторитетным специалистом по военно-теоретическому наследию Михаила Фрунзе. Махмут Ахметович глубоко раскрыл роль М.В. Фрунзе в разработке основ советской военной доктрины и военной науки, а также представил вклад этого выдающегося государственного и военного деятеля СССР в развитие военного искусства и строительство ВС, в содержание воинского обучения и воспитания.

В процессе проработки военно-научного наследия основоположника советской военной науки М. Гареевым была поддержана трактовка военной науки как области теоретических исследований «на базе обобщения опыта подготовки и ведения войны», а ее главная задача была определена как «выявление общего и существенно однородного в явлениях войны и разработка на этой основе способов подготовки и ведения вооруженной борьбы».

С учетом этого в заключительной главе монографии «М.В. Фрунзе – военный теоретик» был раскрыт комплекс современных вопросов, касающихся методологических основ военных наук, роли общенаучной классификации, проанализирована и дана оценка военной проблематики общественных, естественных и технических наук, а также рассмотрены отрасли наук и невоенные формы борьбы с противником.

Благодаря радикальному уточнению функций, объекта и предмета военной науки М. Гарееву удалось с широких научных позиций определить ее место в системе современных знаний, а также ее междисциплинарный статус и системообразующую роль с опорой на классификацию наук по версии авторитетного советского ученого, академика Бонифатия Кедрова.

По итогам анализа обширного военно-научного материала, раскрывающего многоплановую деятельность Михаила Фрунзе, Махмут Ахметович нашел точные слова, чтобы передать масштаб его личности, его дар проникновения в суть военно-политических явлений и процессов, опору на военный опыт, смелость и нешаблонность подходов, широкую совокупность знаний:

– приверженец науки, обладающий способностью к обобщениям опыта войн и к разработке проблем будущей войны, умеющий зажечь творческий энтузиазм и привлечь к научным изысканиям широкие массы командно-политического состава;

– теоретик и организатор, владеющий навыками сочетания науки и практики, использования теоретических достижений в повседневной деятельности.

Эти яркие позитивные эпитеты вполне применимы и к самому Махмуту Ахметовичу. Решение им крупных теоретических проблем стало важным шагом на пути легитимизации военной науки и ее признания в СССР в качестве полноценной отрасли знания, отвечающей всем необходимым научным стандартам деятельности.

Среди отличительных особенностей военной науки в XXI веке – с учетом необходимости выработки представлений о стратегическом характере и способах ведения вооруженной борьбы, о строительстве, подготовке, обеспечении ВС – он видит:

– степень чувствительности к военно-политическим угрозам;

– действенность и эффективность методологических и теоретических средств, позволяющих выходить к политическим оценкам и задачам, переводя их на язык военной стратегии и тактики в планы деятельности органов военного управления;

– рациональность и результативность военно-научных исследований с учетом определения объекта и предмета военной науки, соотношения с другими общественно-гуманитарными дисциплинами на основе общенаучной классификации.

Гареев многократно подчеркивал и подчеркивает: «как нет и не может быть одной науки, которая изучала бы все стороны и явления природы и общества, так нет и не может быть одной науки о войне», отмечая, что «чем шире и сложнее становится объект исследования, тем большее количество наук должны бы его изучать».

«Для ведения войны надо готовить не только вооруженные силы, но и всю страну, экономику, весь народ, и военная наука не должна находиться в стороне от этих задач». От нее требуется определить требования к военной подготовке страны, учесть моральные и экономические возможности государства, но не с помощью непосредственного исследования этих вопросов, а «исходя из выводов других социально-экономических наук и в результате исследования вооруженной борьбы», поскольку «непосредственно познавать те или иные явления и учитывать и использовать результаты познания других наук – это не одно и то же».

Недопустимо, по мнению М. Гареева, когда вопрос о включении знаний той или иной отрасли науки рассматривается с точки зрения престижных соображений, подчинения одного ведомства другому или вообще исходя из субъективных пожеланий.

Сопоставляя военно-научную концепцию М. Гареева с иными концепциями, можно признать ее социологический смысл и социологическую специфику в отличие от военно-технических концепций, когда общество воспринимается как жесткий механизм, а не как организм.

Проявляя повышенный интерес к эмпирическим рейтингам полководцев всех времен и народов, генерал армии Гареев тем не менее роль социологии видит не только и не столько в изучении общественного и экспертного мнения, сколько в широком и системном взгляде на военную организацию общества, на совокупность факторов, определяющих роль и деятельность ВС.

Он близко подошел к разработке обобщающей теории военных наук, высоко подняв планку военно-научных исследований, предвосхитив свыше 30 лет назад новый тип задач о возможной роли невоенных действий, хотя благоприятных условий для реализации новых военно-политических подходов в те годы еще не было.

ПУТИ УВЕЛИЧЕНИЯ ВОЕННО-НАУЧНОГО ПОТЕНЦИАЛА

Повышенного внимания заслуживают и научно-практические предложения генерала армии М. Гареева, представляющиеся обоснованными с военно-политической точки зрения:

– о создании в Российской академии наук отделения военной науки, активизации секции оборонных проблем МО РФ при Президиуме РАН и повышении удельного веса оборонной тематики в структуре фундаментальных, поисковых и прогнозных исследований в нашей стране;

– о разработке и принятии дополнительных мер по более полному использованию потенциала Военной академии (ВА) ГШ ВС РФ за счет подготовки и переподготовки высшего офицерского состава по широкой общегосударственной тематике, расширения подготовки аналитиков для федерального уровня государственного управления, что может потребовать преобразования ВА ГШ в Академию национальной обороны и безопасности;

– о дополнительных мерах по увеличению численности докторов наук в структуре военно-научного комплекса страны, поскольку происшедший в 90-е годы отток вряд ли еще компенсирован.

Генерал армии М. Гареев часто подчеркивал и подчеркивает, что в науке не меньше, чем в бою, надо рассчитывать не на число, а на умение, не на количество, а на качество. По его мнению, далеко не все понимают, что, например, попытки создания литературного института численностью в несколько тысяч человек для создания гениального романа, подобного «Войне и миру» Льва Толстого, мало к чему приведут.

В науке же иногда предлагают решать сложнейшие задачи методом натиска, хотя ключ к решению проблемы – это поиск и поддержка крупных ученых, выступающих генераторами научной мысли и создателями новых научных направлений. Подобный опыт широко известен, любит напоминать Махмут Ахметович, ссылаясь на новосибирский Академгородок, когда председатель Сибирского отделения АН СССР академик Михаил Лаврентьев приглашал перспективных и не всегда известных докторов наук, наделяя их большими правами и ресурсами для создания новых институтов и решения задач мирового уровня.

Масштаб предложений, вносимых президентом Академии военных наук, генералом армии и дважды доктором наук М. Гареевым, их военно-политическая значимость и обоснованность полностью подтверждают тот факт, что и сегодня Махмут Ахметович, не снимая армейскую форму, находится в боевом строю, ведет за собой полки военных ученых и аналитиков, объединенных в 21 гериональное и 16 проблемно-тематических отделений.

Новых Вам рубежей, интеллектуального и творческого долголетия, уважаемый Махмут Ахметович, по пути интеграции военной науки и военного управления в интересах национальной безопасности и обороны!



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Несостоявшийся триумф

Несостоявшийся триумф

Алексей Олейников

Огнотская операция Кавказской армии в годы Первой мировой войны

0
1047
Москва поставит Дели "встречный огонь"

Москва поставит Дели "встречный огонь"

Владимир Мухин

Россия усилит армию Индии атомными субмаринами и стратегическими ракетоносцами

0
2402
Волгоградцы восстановят советский военный мемориал в Торгау

Волгоградцы восстановят советский военный мемориал в Торгау

Андрей Серенко

0
1313
Турция и США на грани столкновения в Сирии

Турция и США на грани столкновения в Сирии

Владимир Щербаков

Анкара приступает к окончательному решению курдского вопроса

0
5236

Другие новости

Загрузка...
24smi.org