0
1141
Газета Политика Интернет-версия

18.04.2012

Пятно терроризма на Прекрасной Франции

Александр Аничкин

Об авторе: Александр Олегович Аничкин - журналист-международник.

Тэги: ислам, экстремизм, терроризм, франция


ислам, экстремизм, терроризм, франция Во французских городах прошли задержания подозреваемых в экстремизме.
Фото Denis Charlet/AFP

После потрясшей страну серии убийств троих детей, учителя-раввина и троих военнослужащих в Тулузе французские власти приняли решительные меры против радикальных исламских деятелей и организаций. В ходе серии рейдов специальных подразделений полиции, направляемых Центральным управлением внутренней разведки (Direction Centrale du Renseignement Interieur, DCRI), задержаны десятки подозреваемых. Захваты проходили несколькими волнами в разных регионах страны: в Большом Париже, Тулузе и Марселе на юге, в Нанте и Ле-Мане на западе и в промышленном центре Рубе на границе с Бельгией.

Пока не ясно, идет ли речь об одной экстремистской организации и будут ли задержанным предъявлены формальные обвинения. Парижский прокурор Франсуа Молен сообщил на пресс-конференции, что полиция изъяла около 20 единиц огнестрельного оружия, включая автоматы Калашникова. По его словам, задержанные члены малоизвестной до сих пор группы «Форсан Аль-Изза» (Forsane Alizza), что переводится как «Рыцари гордости», признались в вынашивании планов похищения лионского судьи Альбера Леви. Его деятельность связана с коррупцией, но известно, что против Леви делались антисемитские заявления и ему угрожали смертью. Глава DCRI Бернар Скварсини сообщил, что арестованные участвовали в тренировках военного типа, включавших религиозную индоктринацию и пропаганду насилия. Лидер «Форсан Аль-Изза» Мухаммед Ашамлан заявил через адвоката, что никаких террористических актов или похищений его группа не планировала.

Кроме рейдов принимаются меры против проповедников-экстремистов. Министерство внутренних дел Франции сообщило о высылке из страны двух имамов. Один отправлен в Алжир, другой – в Мали. По заявлению МВД, основанием для этого решения стали их проповеди. Среди неприемлемых тем: антисемитские заявления, отрицание западных ценностей и призыв вернуть паранджу для женщин. Ношение паранджи в общественных местах запрещено во Франции законом. Подготовлены решения о высылке в отношении еще трех исламских духовных лиц – из Туниса, Турции и Саудовской Аравии. Саудовский имам находится вне Франции, но ему будет отказано во въезде. Власти также не допустили приезда четырех исламских проповедников на проходившую на днях ежегодную конференцию Союза исламских организаций во Франции. Основание: в их проповедях содержатся призывы к ненависти и насилию.

По широкому освещению действий полиции и размаху дискуссий можно подумать, что Франция стоит перед угрозой масштабных террористических атак. Президент Николя Саркози сравнил убийства в Тулузе с террористическими актами 11 сентября 2001 года в США. Критики Саркози упрекают его в разыгрывании исламистской карты перед президентскими выборами, первый тур которых пройдет 22 апреля. Безопасность и национальная идентичность – излюбленные мотивы его предвыборных выступлений.

Насколько все же серьезна угроза исламского терроризма во Франции?

Группа «Форсан Аль-Изза» была запрещена министром внутренних дел в начале марта с.г., еще до событий в Тулузе. Она едва ли насчитывает более двух десятков человек. Среди ее наиболее известных акций – пикетирование «Макдоналдса» в Лиможе. «Рыцари гордости» объявили ресторан быстрой кухни частью «еврейского заговора». Это было два года назад. Сейчас к их побудительным мотивам и идеологии отношение более серьезное.

Хладнокровные, дерзкие убийства в Тулузе стали для многих в стране неожиданностью. Даже близкие друзья «стрелка на мотороллере» Мухаммеда Мера не подозревали о степени его радикальности и готовности пойти на преступление. Полицию поразил собранный им арсенал – несколько автоматов и пистолетов. Спецслужбам он тоже был известен, но мер не принималось, поскольку они не считали, что он представляет реальную угрозу.

Связи Мера расследуются, но, по мнению комментаторов, он вряд ли был членом какой-либо террористической организации. Его акции рассматривают скорее как действия «одинокого волка», даже несмотря на то, что он сам объявил о том, что его поддерживает «Аль-Каида».

Однако детали его биографии напомнили о другом, может быть, самом известном французском террористе – Закариасе Муссауи, отбывающем пожизненное заключение в США по обвинению в участии в подготовке атак 11 сентября 2001 года. Как и Муссауи, Мухаммед Мера родился и вырос во Франции. Оба росли без отцов, воспитывались матерями-одиночками, происходившими из франкоговорящей Северной Африки. Оба с рождения чувствовали себя отверженными в собственной стране. Для обоих путь к исламскому радикализму проходил через Афганистан и Пакистан. Мера там побывал по крайней мере один раз.


После громких терактов растут антииммигрантские настроения.
Фото Pascal Pochard-Casabianca/AFP

Достаточно ли подобного бэкграунда, чтобы массы молодых людей подпали под влияние исламистов? И так ли их много?

Из всех европейских стран во Франции самая большая численность мусульманского населения. По разным подсчетам, от 5 до 6 млн. в 60-миллионной стране. По данным французских властей, от 20 до 30 французских граждан связаны с джихадистскими группами, действующими из Афганистана и Пакистана. Телекомпания CNN приводила, со ссылкой на французские спецслужбы, другую цифру – от 200 до 250 боевиков.

Эти оценки совпадают в целом с данными ученых. Востоковед тулузского университета Le Mirail Матьё Гидер, специалист по исламу и Ближнему Востоку, предлагает классификацию французских исламистов, представляющую собой четыре концентрических круга. В первом, самом широком, находятся исламисты, не поддерживающие насильственных действий. Они отвергают западную культуру и демократию как противоречащие «божественным законам». По подсчетам Гидера, французских исламистов такого толка насчитывается 400–500 человек. Во втором круге помещаются салафиты – сторонники направления в исламе, которое призывает ориентироваться на пример Пророка Мухаммеда, его сподвижников и праведных предков (ас-салаф ас-салихин). К этой более радикальной группе ученый относит 150–200 человек. В третьем, еще более узком кругу – участники джихада или других насильственных действий. Таких Гидер насчитывает 10–20 человек. Четвертый круг ученый оставляет для тех, кто от слов перешел к делу и на самом деле совершил убийства. В этот круг за последние 20 лет попадает один террорист-француз – Мухаммед Мера из Тулузы. Повторим: речь идет о французских гражданах, находящихся в стране или за ее переделами.

В речах правых французских политиков часто звучит апелляция к французским ценностям. Речь идет как о свободе и демократии вообще, так и об особенном французском решении проблемы отношений государства и религии – о принципе лаицизма. В простом значении этого слова – отделение государства от религии. На практике – многочисленные правила и законы, не позволяющие открытую демонстрацию религиозной символики и атрибутов одежды. В особенности это касается государственных учреждений, включая школы и больницы. На основе этого принципа и после долгих дискуссий в школах были запрещены платки мусульманок – хиджабы. Так же как, впрочем, и христианские кресты. Большинство мусульман поддержали это решение. Вера – для частной жизни, в обществе – следование общим культурным и историческим традициям.

До последнего случая в Тулузе культурное влияние Франции распространялось и на исламистов, определяя их поведение. Бывший член боевой группы «Аль-Каиды» в Ливии Номан Бенотман, ныне работающий в лондонском центре борьбы с экстремизмом Quillam Foundation, замечает: «Насколько я знаю, не было ни одного случая – ни в Ираке, ни в Афганистане, ни в Европе, – когда бы французский гражданин стал смертником-террористом». Прежде всего, объясняет Бенотман, это следствие отличной работы служб безопасности во Франции. Но есть и еще один момент: влияние культуры. Когда ты француз, говорит он, это проникает во все сферы повседневной жизни: как ты одеваешься, как ешь, что тебе нравится в окружающем. От этого никуда не денешься, это в тебе. Какое бы недовольство ни испытывали французские радикалы, они все же, по его мнению, находятся под влиянием тех французских культурных ценностей, о которых сейчас так много говорят.

Вслед за мировоззрением изменениям подвержена и политика. Насколько «мусульманская карта» поможет – и поможет ли – Николя Саркози удержать за собой высший пост в государстве, покажут выборы. Последние опросы демонстрируют некоторый рост его популярности. Одновременно отмечается падение популярности крайне правого Национального фронта Марин Ле Пен и рост рейтинга Левого фронта с участием коммунистов.

Париж


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Марин Ле Пен намерена участвовать в выборах президента Франции в 2022 году

Марин Ле Пен намерена участвовать в выборах президента Франции в 2022 году

0
334
Московское будущее парижских церквей

Московское будущее парижских церквей

Милена Фаустова

Что ждет русскую архиепископию после воссоединения с РПЦ

0
1155
СПЧ достанет злоупотребления из «пакета Яровой»

СПЧ достанет злоупотребления из «пакета Яровой»

Милена Фаустова

Правозащитники предлагают пересмотреть закон о религиозном экстремизме

0
1447
В «Талибане» разгорается внутренняя гражданская война

В «Талибане» разгорается внутренняя гражданская война

Андрей Серенко

Военное крыло талибов выступает за сохранение союза с «Аль-Каидой»

0
1440

Другие новости

Загрузка...
24smi.org