0
3758
Газета Политика Интернет-версия

20.02.2013 00:00:00

Успехи и неудачи "ООН из Трастевере"

Тэги: италия, католики, мид


италия, католики, мид Волонтерская работа в богоугодных заведениях привела Андреа Риккарди в высшие сферы политики.
Фото Reuters

Вполне возможно, что министром иностранных дел в итальянском правительстве, которое будет сформировано по результатам парламентских выборов 24–25 февраля, станет лидер одной из католических гуманитарных организаций.

Вот как это может получиться. В Католической Церкви почитается святой Эгидий, по-латыни Aegidius. В России вряд ли кто знает святого Эгидия, но вот в Италии его имя стало переплетаться с политикой. Дело в том, что в Риме, в одном из живописных небольших скверов между старинными домами в районе Трастевере («За Тибром»), как раз у церкви святого Эгидия, обосновалась штаб-квартира общины, названной его именем. «Община святого Эгидия» возникла в Риме в 1968 году по инициативе 18-летнего католического студента-историка Андреа Риккарди. Опираясь на принципы осовременивания Католической Церкви, провозглашенные Вторым Ватиканским Собором, Риккарди собрал вокруг себя молодых людей, которые стали серьезно заниматься социальной работой среди бедных, больных и обездоленных в итальянской столице. При активной поддержке церковной иерархии община успешно росла, основывала больницы, дома престарелых, столовые для неимущих. К середине 70-х годов XX столетия у нее были филиалы в 70 странах Европы, Азии, Америки и Африки. Община поддерживает активные контакты и в России, где сотрудничает с Московским Патриархатом. Хотя бы один пример: в начале декабря 2012 года в храме Христа Спасителя в Москве состоялась международная конференция «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия». В этом форуме участвовал генеральный секретарь общины Адриано Роккуччи. Членов организации по всему миру насчитывается около 50 тыс. человек.

В свое время организация, председателем которой, конечно, стал Риккарди, вышла за рамки социального служения и посвятила себя еще и международной миротворческой деятельности. При этом раздавалась и критика: кто-то обращал внимание на то, что посреднические усилия «Общины святого Эгидия» часто принимали характер «параллельной дипломатии» (кто-то с насмешкой говорил об «ООН из Трастевере»), которая могла только осложнять некоторые международные ситуации. Но успехи были. Первый из них община пожала в 1990 году, когда ей удалось усадить за стол переговоров лидеров сторон в терзавшей Мозамбик гражданской войне, – организации ФРЕЛИМО и РЕНАМО. «Община святого Эгидия» сыграла роль и в событиях в бывшей Югославии, содействуя мирным переговорам между сербами и албанцами в Косове, а также между группировками, воевавшими в Боснии и Герцеговине.

В последнее время судьбы «Общины святого Эгидия», Ватикана и итальянской политики тесно переплелись. В ноябре 2011 года Сильвио Берлускони бесславно ушел с поста премьер-министра Италии, и его заменил Марио Монти. Монти сразу заявил, что он в свое правительство наберет не профессиональных политиков, а представителей гражданского общества и специалистов в своих областях. Заговорили о «техническом правительстве». И вот в качестве министра международного сотрудничества Монти выбрал именно шефа «Общины святого Эгидия». Андреа Риккарди уступил председательство в своей организации профессору университета в Перудже Марко Импальяццо и полностью погрузился в политическую жизнь.

Пребывание Марио Монти у власти в Италии было с самого начала ограниченным. Он должен был оздоровить итальянскую экономику, разоренную международным кризисом и ротозейством Берлускони, в срок до апреля с.г., когда ожидались очередные выборы. Но парламентский кризис вынудил Монти досрочно сложить с себя полномочия. Предвыборная кампания началась преждевременно, и сами выборы были назначены на конец февраля. Партии лихорадочно начали готовиться к политической борьбе. Монти тоже образовал свою партию «Гражданский выбор с Монти за Италию», объединив центристские группы. Ему предрекают 14% голосов. Это мало для того, чтобы получить пост премьер-министра. Но если победит левоцентристская коалиция Пьер Луиджи Берсани («Демократическая партия», прогноз: 34%), вероятно, Монти заключит с ним союз.

Лидеры партий уже делят шкуру неубитого медведя. Предметом политических вожделений стала прежде всего должность министра иностранных дел. В дипломатическое ведомство метит, например, тот же Андреа Риккарди. Он недоволен Министерством международного сотрудничества, которое, по его мнению, является как бы Министерством иностранных дел второго сорта. Монти его хвалит и поддерживает. Риккарди «больше всех поощрял мое решение вступить в политику», – говорит он.

Но в случае победы Демократической партии на выборах уже есть и второй кандидат на пост главы МИДа. Это бывший премьер-министр Массимо Д'Алема. Итак, чтобы выиграть в этой дуэли, Риккарди нужна решительная поддержка со стороны Ватикана. Но именно тут возникли первые сложности. Вдруг оказалось, что к «Общине святого Эгидия» у Ватикана есть претензии. Профессиональной дипломатии Святого Престола надоела международная активность «ООН из Трастевере», которая может ставить палки в колеса Государственному секретариату Ватикана.

Последней каплей в чаше терпения Святого Престола стали события в Сенегале. В дела этой африканской страны «Община святого Эгидия» вмешивалась уже не раз начиная с 1998 года, чтобы «облегчить» переговоры между правительством в Дакаре и сепаратистскими формированиями в области Казаманс. В очередной раз вмешательство состоялось несколько месяцев тому назад по просьбе лидера одной из воюющих группировок – Салифа Садио. Переговоры между эмиссарами обеих сторон прошли в Риме, в штаб-квартире общины, и породили в Сенегале предположение, будто сам Ватикан тянет за нити всей операции. То, что казалось «вторжением» Святого Престола во внутренний конфликт, который сенегальские власти никоим образом не хотят интернационализировать, вызвало у руководства страны серьезную тревогу.

Святой Престол был вынужден официально разъяснить, какова его истинная роль в этой истории. Разъяснение Ватикан сделал через папского нунция в Сенегале архиепископа Луиса Мариано Монтемайора. 31 января с.г., в завершение визита в Зигиншорский диоцез (епархию) в Казамансе и после встречи с главами местных мусульманских и анимистских (языческих) общин, Монтемайор заявил: «Нельзя путать разные вещи. «Община святого Эгидия» самостоятельна, и Церковь не выступает против того, чтобы она вмешивалась в кризис. Но Сенегал, как суверенное государство, не просит Святой Престол провести арбитраж, и Святой Престол не вмешивается. Это внутреннее дело страны. Сенегальское правительство проводит политику, не предусматривающую интернационализацию конфликта в Казамансе, и никогда не просило Святой Престол о роли посредника».

Слова нунция прозвучали одновременно и как извинение перед сенегальским правительством, и как дезавуирование энтузиазма «Общины святого Эгидия». Эта история, конечно, не облегчает Андреа Риккарди путь к посту министра иностранных дел в будущем итальянском правительстве с участием Марио Монти.

Рим


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


У чиновников изъяли незаконно нажитое имущество на 12 млрд рублей

У чиновников изъяли незаконно нажитое имущество на 12 млрд рублей

0
261
Минюст РФ предложил расширить полномочия судебных приставов

Минюст РФ предложил расширить полномочия судебных приставов

0
251
В Кремле признают недостаточную эффективность муниципальных властей

В Кремле признают недостаточную эффективность муниципальных властей

0
234
Госдума: показ свастики разрешен - без пропаганды и оправдания нацизма

Госдума: показ свастики разрешен - без пропаганды и оправдания нацизма

0
262

Другие новости

Загрузка...
24smi.org