0
1953
Газета Реалии Интернет-версия

27.11.2009

Триллионы в топку локомотива

Тэги: опк, модернизация

Читайте также:

  • Покупается не станок, а технологическое решение

  • опк, модернизация Глава правительства обещал в 2010 году больше триллиона рублей для ОПК.
    Фото Reuters

    Руководство страны решительно взялось за модернизацию оборонно-промышленного комплекса. Президент и премьер-министр буквально соревнуются в этом насущном вопросе. Президент Дмитрий Медведев в октябре провел совещание по вопросам ОПК в подмосковном Реутове на НПО машиностроения, а премьер Владимир Путин в ноябре совершил внеплановый визит в подмосковную Коломну и там в КБ машиностроения тоже провел аналогичное совещание.

    Если на совещании у президента из первых лиц присутствовал лишь губернатор Московской области Борис Громов, то у премьера помимо губернатора собрался весь цвет менеджмента ОПК – вице-премьер Сергей Иванов, курирующий оборонку, глава госкорпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов, сконцентрировавший в своих руках более 500 предприятий, министры с замами и т.д. В общем, стало понятно, кто у нас хозяин отрасли.

    ТАНДЕМОМ В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ

    Президент на своем совещании сказал, что государство выделило огромные ресурсы на перевооружение армии, то есть влило их в ОПК, а отдача оказалась никакой. Качество продукции только становится хуже, зато цены поднимаются все выше.

    Премьер на альтернативном совещании конкретизировал затраченные ресурсы: «В 2009 году объем финансирования комплекса составил беспрецедентную для нашей страны цифру в современной истории – 970 миллиардов рублей». Кроме того, использовались и такие меры поддержки ОПК, как субсидирование процентных ставок по кредитам, прямые взносы в уставный капитал (до 70 млрд. руб.), другие меры, включая госгарантии по кредитам. В итоге на фоне общего экономического спада наша оборонка, по словам Владимира Путина, сохранила положительную динамику развития: с начала текущего года рост в ОПК составил 3,8%. Такую отдачу никакой уже не назовешь, минимум – кое-какой. В общем, премьер опосредованно похвалил отрасль за неполные 4%, а себя за влитый в ОПК триллион народных денег в год кризиса.

    Владимир Путин заметил: «Я знаю, что наш оборонно-промышленный комплекс может творить чудеса, но хочу отметить: нам нужны не любые чудеса, а только те, которые реально повышают обороноспособность страны и приемлемы по цене». И призвал срочно модернизировать производство.

    Потом снова настала очередь президента, и он выступил с Посланием Федеральному собранию. И снова сказал: «Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. По моему убеждению, это вопрос выживания нашей страны в современном мире». Он имел в виду не только ОПК, но обозначенные в Послании стратегические направления, особенно развитие космических технологий и коммуникаций, гражданское машиностроение самостоятельно не осилит. Кроме того, поставлена «одна из самых непростых, но принципиальных задач – это переоснащение войск новыми системами и образцами вооружений и военной техники». Дмитрий Медведев перечислил, что необходимо поставить войскам в следующем году (30 баллистических ракет, 5 комплексов «Искандер», 28 самолетов и пр.), и обратил внимание «на необходимость создания новейших образцов вооружений, которые обеспечат превосходство над любым противником». И в заключение сказал: «Подчеркну еще раз, что руководителям предприятий оборонно-промышленного комплекса следует серьезно поднять качество выпускаемой продукции и снизить ее себестоимость».

    БЛАГИЕ ПОЖЕЛАНИЯ

    Президент руководство ОПК слегка пугнул, а премьер, выступая на XI съезде «Единой России», наоборот, согрел обещаниями. И обозначил особую роль оборонки: «Одним из локомотивов технологического развития традиционно служил оборонно-промышленный комплекс России. Эту роль мы должны серьезно усилить, а также надежно гарантировать самостоятельный доступ России к критически важным оборонным технологиям». Он снова похвалил ОПК за почти 4% роста и обещал гособоронзаказ на 2010 год в размере 1 трлн. 175 млрд. руб., то есть на 8,5% больше.

    Следует отметить, что прибавка в 8,5% в лучшем случае лишь компенсирует инфляцию. Но не компенсирует в полной мере постоянный рост цен на продукцию военного назначения. А что касается 4% роста выпуска продукции при триллионном гособоронзаказе, так это все равно что сжечь тонну антрацита в комнатной буржуйке, а температуру поднять всего на 4 градуса. Все тепло вылетает в трубу.

    При этом Владимир Путин заявил, что считает «гособоронзаказ важнейшим инструментом модернизации как самого ОПК, так и смежных отраслей, стимулом для появления перспективных научных разработок, производства новых материалов, компонентной базы».

    В благодатный период высоких нефтяных цен гособоронзаказ рос на 20–30% ежегодно, но не стал ни инструментом модернизации, ни стимулом новых разработок. Почему он должен стать им сейчас, в период кризиса? Нет никаких оснований для подобных ожиданий.

    Еще премьер отметил, что «в последние годы многое сделано для реконструкции оборонного комплекса. Здесь появились крупные, интегрированные холдинги. Теперь предстоит двигаться дальше». Куда двигаться дальше после холдинговой реконструкции, сказать трудно. Управляющие компании, которые оседлали денежные потоки внутри холдингов, распоряжаются львиной долей доходов от гособоронзаказа и гражданской продукции. Эти деньги на модернизацию производства точно не пойдут. Зато управленцы не прочь обанкротить и распродать наиболее слабые предприятия внутри холдингов. И нет гарантий, что то же самое не случится и с наиболее сильными. Ведь создание вертикально-интегрированных структур в лице холдингов и госкорпораций сопровождается акционированием предприятий ОПК, в том числе стратегических. А акции имеют свойство выходить на рынок ценных бумаг.

    Например, совет директоров Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) под председательством вице-премьера Сергея Иванова принял решение о вхождении в корпорацию самарского завода «Авиакор». Чистый убыток «Авиакора» по итогам девяти месяцев 2009 года составил 784 млн. руб. Взамен убыточного завода ОАК отдаст 0,2% своих акций. Можно считать, что госкорпорации начинают выходить на рынок со своими акциями. Получая взамен предприятия, требующие миллиардных вложений в модернизацию. Но, видимо, стремление к монополизации авиастроительной отрасли стоит таких финансовых жертв.

    На возможность приватизации части оборонки Владимир Путин весьма прозрачно намекнул: «Мы не можем, как в прежние десятилетия, топить огромные цеха, содержать ненужную инфраструктуру, держаться и ногами, и руками за все, что опускает предприятие вниз. Неправильно это, не по-хозяйски». Очевидно, по-хозяйски будет от них избавиться, отдать в надежные руки, продать, снести, перепрофилировать или законсервировать – выбор большой. Но, видимо, пока не настало время объявить о выбранном варианте. Хотя внутренний голос подсказывает, что скорее всего «отдать, продать» или что-то в этом роде.

    Про высокие цены на военную продукцию премьер ничего не сказал, но про качество помянул в ряду других важных рекомендаций: «Оборонные предприятия должны, наконец, научиться работать в конкурентной среде, избавиться от некомфортных, ненужных активов, непрофильных активов, провести опережающую модернизацию, резко повысить качество и надежность выпускаемых изделий».

    Насчет конкурентной среды – это не по адресу. После объединения всех предприятий в отраслевые холдинги с конкуренцией покончено. Одно КБ, один завод-изготовитель, один образец продукции – вот типичная схема работы нынешнего российского ОПК. Всех конкурентов в целях экономии и борьбы с распылением средств слили в объединенные компании или тихо придушили.


    C-300B может служить 30 лет, а станки, на которых его делали, – нет.
    Фото из книги «Оружие России»

    НЕПРОФИЛЬНЫЕ ЛЮДИ

    Среди непрофильных активов предприятий – стадионы, дома культуры, котельные, общежития и прочая инфраструктура. Проблема в том, что владеют этими активами предприятия в моногородах. И стоит от них избавиться, как в городе не будет ни стадиона, ни дома культуры, ни котельных. Потому что местные власти имеют лишь один источник финансирования – налоги этого самого градообразующего предприятия, которое и так на грани банкротства. Характерный пример – завод «Молот» в городе Вятские Поляны (Кировская область). Недавно пять тысяч работников получили зарплату всего лишь за апрель. Из них 1,5 тысячи надо увольнять как избыточных. Пока намечено рассчитать около 700. Из них более 200 – инженеры и техники. Для людей это катастрофа – другой работы в Вятских Полянах нет. Тем временем местные газовщики подают в суд: завод задолжал им больше 2 млн. руб. «Молот», кроме того, тащит на себе значительную часть городской инфраструктуры...

    О какой модернизации технологий может идти речь? «Молот» делает пулеметы. Точнее, может делать, но гособоронзаказа на них давно нет и в исторически обозримом будущем не появится. Армия сокращается, арсеналы переполнены, национально-освободительные движения мы больше на довольствие не берем – пулеметы и прочее оружие пехоты не нужно. Завод «Молот» и город Вятские Поляны вместе с населением – один сплошной некомфортный, ненужный актив, от которого, по логике, следует избавляться. И таких погибающих предприятий в российской оборонке едва ли не больше половины.

    Триллион гособоронзаказа в основном идет на наукоемкие и соответственно деньгоемкие высокотехнологичные производства – авиастроение, ПВО, ракетостроение, на космическую технику и «ядерный щит». Плюс расходы на НИОКР в боевой электронике – это ряд НИИ. Например, некоторые эксперты считают, что на создание автоматической системы управления войсками «Созвездие» и соответствующей компьютерной сети (военный Интернет) уже затрачено порядка триллиона рублей, хотя система до сих пор не заработала. Именно в этих сферах и идет неконтролируемый рост цен.

    Больше половины предприятий ОПК – все производители вооружения и техники для Сухопутных войск, часть радиозаводов, вся боеприпасная промышленность – банкроты. Ни денег гособоронзаказа, ни средств на модернизацию они не имеют. И годовой прирост производства в отрасли на 3,8% обеспечил, похоже, всего один самолет ценой в несколько миллиардов рублей.

    Взывать к директорам бесполезно, потому что среди них почти не осталось людей, выросших на производстве, которые болели бы за свои родные заводы. Прежних почти всех давно уволили, порой через заказные уголовные дела, а на их места пришли наемные менеджеры – специалисты другого профиля. И они в долгу перед теми, кто их на эти места устроил, а не перед предприятиями, полученными в распоряжение. Долги возвращаются разными способами.

    Новые менеджеры обычно приводят свои команды управленцев, тоже непрофильных, но активных, которых обеспечивают жильем, автомобилями с водителями, окладами. Порой оклады этой команды суммарно превышают совокупную зарплату всех остальных работников предприятия. Как правило, новые хозяева объявляют прежнее руководство расхитителями и проходимцами и тут же набирают кредиты для поправки финансового положения. После этого предприятие уже никогда не сможет выкарабкаться из долговой ямы. И ему бесполезно давать субсидии на модернизацию. Поэтому начинать перестройку ОПК следует с менеджмента. Но есть большие сомнения, что на заводы, КБ и НИИ вернут прежних руководителей – конструкторов, докторов наук, специалистов-производственников. Скорее вместо одних «эффективных менеджеров» приведут других таких же. Причем как положено, через конкурс. Манипулировать конкурсами давно уже все научились.

    Президент считает, что модернизация производства – залог выживания страны. Но премьер, похоже, с ним не очень согласен. Он алармистским настроениям не подвержен, хотя с необходимостью модернизации производства согласен. Но согласен и с необходимостью избавиться от некомфортных активов. Но зачем вкладывать средства в то, от чего надо избавляться? Так что предложение модернизации обращено не ко всем предприятиям ОПК, а лишь к тем, которые реально участвуют в производстве экспортной продукции и «ядерного щита». В следующем году они получат очередной триллион.

    Кстати, именно эти предприятия сами модернизируют производство, потому что доставшееся от советской власти оборудование давно выработало ресурс. Но эффективная модернизация удается не всегда. Нередко купленные за большие деньги станки стоят без дела, только увеличивая себестоимость продукции. Но за это еще никого не наказали...


    Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

    Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

    комментарии(0)


    Вы можете оставить комментарии.


    Комментарии отключены - материал старше 3 дней

    Читайте также


    Нефть и оборона – главные драйверы российской экономики

    Нефть и оборона – главные драйверы российской экономики

    Анастасия Башкатова

    Провалы в образовании тормозят инновационное развитие

    1
    1754
    Время переходить  к зеленой экономике

    Время переходить к зеленой экономике

    Сергей Никаноров

    Залогом успеха в экологической модернизации должно стать партнерство государства и бизнеса

    0
    997
    Экспортеры угля обещают триллионные инвестиции в отрасль

    Экспортеры угля обещают триллионные инвестиции в отрасль

    Михаил Сергеев

    Добыча топлива увеличится на четверть к 2030 году

    0
    1280
    Cтрах перед Китаем подхлестывает гонку вооружений в Азии

    Cтрах перед Китаем подхлестывает гонку вооружений в Азии

    Владимир Скосырев

    Индия допустила в обороннyю промышленность частные предприятия

    0
    1034

    Другие новости

    Загрузка...
    24smi.org