1
32039
Газета Реалии Интернет-версия

22.03.2013 00:01:00

Загадка неправильной "Рыси"

Кто ошибся, а кто намухлевал с закупками итальянских бронемашин

Тэги: армия, автопром, камаз, сердюков


армия, автопром, камаз, сердюков С дополнительной оснасткой колес итальянский броневик IVECO все-таки может передвигаться по пересеченной местности. Фото автора

В последние дни ОАО «КамАЗ» предпринимает немало усилий, чтобы восстановить заметно подорванный престиж итальянских броневиков IVECO. Заводчан можно понять: именно им поручена сборка этих автомобилей из поставляемых в нашу страну машинокомплектов. И терять пусть даже не очень значительный заказ совсем не хочется. Больше того, выяснилось, что как раз на «КамАЗе» родилась идея закупки такой техники для нужд Вооруженных сил РФ. Да вот остро встал вопрос: действительно ли армия нуждается в этих машинах?

Поэтому для нескольких журналистов и сетевых блогеров, пишущих на вооруженческие темы, камазовцы устроили на днях серию пресс-конференций, показы своей новейшей и перспективной продукции, демонстрационные заезды защищенного автомобиля IVECO, переименованного у нас в «Рысь», и макетных образцов бронетехники уже собственной разработки. Показать то, что хотели, в Набережных Челнах сумели. Обозреватель «НВО» собственными глазами видел, как «Рысь» благополучно пробивалась через полуметровые снежные заносы и лихо взбиралась по обледенелой колее на довольно крутые подъемы… А ведь сам писал, да и многие другие коллеги тоже, что эта машина на первых же сравнительных испытаниях с другими бронеавтомобилями демонстрировала наихудшую проходимость, застревая в 10-сантиметровом слое снега, позорно сползая назад с горок, которые играючи преодолевали соперники. Теперь все выглядело иначе.
ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТСЯ СРЕДСТВАМИ
Разительные перемены объяснил главный конструктор ОАО «КамАЗ» по работе с силовыми структурами Юрий Кухаренко: «Просто для езды по пересеченной местности на колеса IVECO нужно обязательно надевать цепи. Тогда проходимость у нее становится достаточно высокой. К сожалению, на это эксплуатационное требование к машине поначалу никто не обращал внимания, и результат получали плачевный».
Все понятно. Но почему российские бронеавтомобили ездили и продолжают уверенно ездить по буграм-снегам без всяких цепей? Те же многофункциональные защищенные автомобили «Тайфун» (новая разработка камазовцев) на том же самом полигоне катались без дополнительной обувки. Ну и очень живо вдруг представилось, как водитель «Рыси» под обстрелом срочно прилаживает оснастку на все четыре колеса, чтобы съехать с трассы в поле. «А какие у «Рыси» все же есть явные преимущества перед отечественными бронеавтомобилями?» – спросил я у Кухаренко. И он сразу стал рассказывать об отличной бронезащите. За счет конструкции «Рыси» при подрыве на мине в разы гасится энергия ударной волны.Если повесить датчик прямо под днищем, то зафиксируем сумасшедшее ускорение волны в 17 тыс. g. Но она будет заметно снижаться специальным отражающим поддоном.
Потом эти нагрузки в разы уменьшат усиленные боковые стойки у дверей в бронированном корпусе, сами двери благодаря вмонтированным в них клиньям-фиксаторам, создающим дополнительную жесткость входных проемов. Размещенный на крыше «Рыси» датчик покажет снижение ударной волны до 4 тыс. g. Но это ведь по внешнему корпусу. А внутри сиденья экипажа подвешены к крыше на амортизаторах. Так вот на сиденьях нагрузка по ускорениям получается вообще допустимая. Гарантированно избегает экипаж нагрузок, несовместимых с жизнью.
Что ж, об отменной броне IVECO заявлялось изначально. А что еще примечательного? Кухаренко, немного поразмышляв: «Ну, у этого автомобиля хорошая топливная экономичность. Сегодня он расходует дизтопливо на уровне гражданского джипа – 15–16 л на 100 км. Я боюсь ошибиться, но на БТР или там на «Тигре» наверняка где-то 30 л на сотку». Юрий Алексеевич, к сожалению, ошибся по обеим машинам. У БТР-80 расход по шоссе под 50 л, у «Тигра», как и у «Рыси», – 15 л на 100 км. При том что грузоподъемность у «Тигра» в полтора раза больше, чем у «Рыси».
Больше главный конструктор не называл преимуществ «Рыси». Хотя резюмировал: «Вообще-то броневик IVECO – хороший полицейский автомобиль, незаменимый в городских условиях. Скорость по шоссе – до 130 км/час. Маневрен, компактен – удобен для стесненного уличного пространства». Но если специалист-производственник исключительно таким видит предназначение этого защищенного автомобиля, то почему же «Рысь» так настойчиво пытались пристроить в армию? Для каких целей?
На прошлой неделе в «Независимой газете» была опубликована статья «У следствия возникли вопросы помимо «Оборонсервиса» и к таможне» (см. «НГ» № 50 от 14.03.13). В ней сообщалось, что в ближайшее время Главная военная прокуратура (ГВП) и Следственный комитет России (СКР) займутся сделкой, заключенной в 2011 году ОАО «Оборонсервис» с итальянской компанией IVECO S.p.a. на поставку 358 сборочных комплектов автомобилей модели M65E19WM LMW для нужд Российской армии. В соответствии с действующей Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Таможенного союза 2011 года эти автомобили классифицировались как «танки и прочие боевые самоходные бронированные транспортные средства с вооружением или без вооружения». И должны были облагаться 20-процентной таможенной пошлиной.
Однако в редакции стало известно содержание письма тогдашнего министра обороны Анатолия Сердюкова к главе Федеральной таможенной службы Андрею Бельянинову. В специальном обращении говорилось, что автомобиль «предполагается задействовать для медицинских целей, а именно: эвакуации раненых военнослужащих с поля боя, оказания первой медицинской помощи в зоне боевых действий и транспортировки медицинского персонала». При этом сумма таможенных платежей за ввоз итальянских броневиков обнулялась. Потому что для медицинского оборудования, ввозимого в страну, таможенная ставка – 0%. Стоимость одной единицы этой техники – от 500 тыс. долл. Умножив сумму на 358, получим 179 млн. долл. 20% от этой суммы составляет почти 36 млн. долл.  ФТС рассмотрела обращение Сердюкова удивительно быстро.
Спустя три недели после отправки письма главой Минобороны ему пришел ответ за подписью Бельянинова: «ФТС России считает возможным классифицировать указанные в обращении автомобили в подсубпозиции 8703 33 191 0 ТН ВЭД ТС при условии, что автомобили будут иметь опознавательные знаки, носилки» и т.д. И вот в феврале 2012-го, на основании предварительного решения руководства ФТС в интересах «Оборонсервиса», было оформлено 57 деклараций на первую партию этих авто. С нулевой таможенной ставкой.
ЗАТЯЖНАЯ НЕВОСТРЕБОВАННОСТЬ
Так уж получилось, что в день публикации названной статьи как раз и проходило показное мероприятие в Набережных Челнах, и обозревателю «НВО» представилась возможность побеседовать с генеральным директором ОАО «КамАЗ» Сергеем Когогиным. Так что неизбежным было обсуждение вопроса о том, как закупленный вроде бы для боевых подразделений броневик превратился по сговору чиновников в медицинский автомобиль, освобождаемый от взимания ввозных пошлин.
«Это не наше дело, – сказал Сергей Когогин обозревателю «НВО». – Мы заключали контракт с «Оборонсервисом» на сборку. Мы видели, что происходит… Чисто по-человечески стало обидно, что испачкали хорошую идею. Конечно, мы выполним контрактную сборку, но мы никакого отношению к контракту между итальянской компанией IVECO S.p.a. и ОАО «Оборонсервис» не имеем. И не имеем отношения к самим поставкам Министерству обороны».
Новейшие многофункциональные защищенные автомобили «Тайфун» оборудованы разнесенной броней с керамическими элементами, которые научились делать уже и в России.  	Фото автора
Хотя гендиректор не стал отрицать, что защищенный автомобиль IVECO модели M65E19WM LMW и закупался, и собирается сейчас в России как «самоходное бронированное транспортное средство» для частей Сухопутных войск и специальных подразделений. Рассказал даже, как возникла идея по закупке именно такой машины. Это случилось в те драматичные дни, когда Российская армия вынуждена была провести операцию по принуждению Грузии к миру. Когогину позвонил Сердюков по несвязанному, в общем-то, с боевыми действиями в Южной Осетии вопросу. Но Когогин все же спросил: правда ли то, что показывают в телерепортажах, где наши солдаты гибнут прямо в бронетранспортерах? Министр подтвердил. Гендиректор предложил после окончания боев встретиться и обсудить, как спрятать военнослужащих под современную, надежную броню. И такая встреча вскоре после пятидневной войны 2008 года состоялась.
Потом были большие смотрины броневиков на разных выставках военной техники и вывод о том, что зарубежные производители превзошли россиян по уровню броневой защиты своих автомобилей. Прежде всего за счет применения брони из разнесенных стальных листов с включением керамических элементов. Такого в России тогда никто не изготовлял. Потому камазовцы из всего разнообразия изученных образцов техники и выбрали итальянскую IVECO, закупили две машины (кстати, с полной уплатой ввозных пошлин) для проведения цикла испытаний. Решили, что их лучше проводить не в России, где в соответствующих лабораториях прямо-таки старинное оборудование, а в Немецком федеральном центре в городе Ульме, оснащенном по последнему слову науки и техники. Попросили германских партнеров испытать итальянские броневики по российской программе, но по стандартам НАТО. Был устроен буквально сплошной обстрел машины во всех проекциях и подрыв ее на мине. Класс защиты, заявлявшийся итальянцами, полностью подтвердился: достаточно высокий – шестой.
Собственно, это и стало главным критерием, которым обосновывалось предложение Министерству обороны закупить партию броневиков модели M65E19WM LMW. Было еще два считавшихся принципиально важными критерия: цена этих машин оказалась наименьшей в своем классе (около 20 млн. руб.) и компания IVECO S.p.a. соглашалась на постепенное доведение до 50% локализации производства защищенных автомобилей в России. Всем прочим требованиям к подобной технике, в том числе сугубо военным, большого значения не придавалось. Что интересно, Анатолий Сердюков и его команда менеджеров целиком согласились с таким подходом. Тем самым проект был фактически превращен в бессмысленную для армии затею.
«Проблема в том, что до сих пор не определено штатное предназначение «Рыси» в войсках, – делился своими переживаниями главный конструктор ОАО «КАМАЗ» по работе с силовыми структурами Юрий Кухаренко. – Насколько нам известно, военные по сей день не могут придумать, в каких подразделениях и для каких целей использовать эти машины».
Причина возникшей неопределенности лежит на поверхности. Судьбу данного заказа решали сугубо гражданские люди, плохо представляющие, как устроена армия, какими силами и какие задачи она выполняет в боевой обстановке. Самая мелкая штатная структура в Сухопутных войсках РФ – мотострелковое отделение численностью 10–11 человек. Странно, что под эту боевую единицу подобрали бронированное транспортное средство, способное перевозить лишь пять человек в базовом варианте и шесть человек в удлиненной версии машины. Колонны мотострелковых взводов или рот на «Рысях» сразу же станут вдвое длиннее колонн из БТР или БМП. Кроме того, подразделения должны будут иметь в своем составе вдвое больше водителей. А от выстрела гранатомета броня IVECO все равно ведь тоже не спасает…
АЛЬТЕРНАТИВА ЗАРУБЕЖНЫМ ПОСТАВКАМ
Впрочем, в устойчивом пренебрежении Когогиным, его ближайшими соратниками к строгим военным резонам просматривается один, в общем-то, благородный, но не рациональный мотив. «У меня пятеро детей, четыре сына, – говорит Сергей Анатольевич. – Для одного из них скоро наступит период, когда ему идти в армию. И я хочу быть уверен, что если он попадет в горячую точку, то должен быть под надежной броней. Как и все остальные пацаны, ставшие солдатами. Надо закрыть их броней сегодня, завтра, а не ждать несколько лет».
Именно этой мыслью Когогин руководствовался в тот момент, когда делал выбор в пользу IVECO. Создавать свои бронемашины нового поколения или купить уже готовые? Цикл разработки и принятия новой техники на вооружение занимает в России не менее пяти лет. Что остается делать в этом случае? Ответ простой: нужно закупать у других, но получить возможность трансферта технологий. Что и надеялись реализовать с IVECO.
Однако далеко не все осуществилось так, как задумывалось. Поинтересовался у главного конструктора по тактическим защищенным автомобилям Вадима Исмаилова, что смогли позаимствовать, скопировать у броневика IVECO. Вадим ответил: «Когда мы приступали к разработке «Тайфуна», у нас еще в помине не было «Рыси». Так что мы не могли ничего у них позаимствовать. Шли своим путем, камазовским, лишь отслеживая внимательно мировые тенденции».
И сейчас уже сам Когогин признает, что «Тайфун» и вторая новая серия «Торнадо» – это «наше творческое изложение мировых тенденций, причем с некоторым опережением». По данным классам автомобилей камазовцы даже отказываются от настойчивых предложений зарубежных партнеров сотрудничать. Заявляют, что оба новых проекта сами готовы довести до высокого технического уровня. И пока с легкими бронированными автомобилями дело дошло до поставок и сборки, ту же разнесенную броню с керамическими элементами научились делать. Исмаилов и Кухаренко вместе показывали обозревателю «НВО», как установлена броня с керамикой на макетных образцах «Тайфунов». Сетовали, что процент использования композитных материалов пока еще невелик, но все уже подготовлено к полноценному их применению в следующих образцах новейшей техники.
А ведь эта проблема еще сравнительно недавно считалась самой заковыристой на «КамАЗе». В стране было десятка полтора компаний, руководители которых утверждали, что они умеют делать керамические сегменты для брони, что у них есть такая технология. Но при проверках изготовленных ими панелей непременно оказывалось, что стабильности процессов производства нет. Одна выпущенная панель отличалась от другой очень сильно. В тех компаниях знают, конечно, что такое керамика, но дать ее нормальное качество были не в состоянии. Ситуацию вывели из тупика израильские партнеры камазовцев. Представители Израиля по просьбе Когогина неоднократно ездили в Новосибирск и в результате добились стабильного процесса. Сейчас в Новосибирске способны самостоятельно производить керамические элементы брони, гарантируя их высокое качество.
«Когда родилась идея создания «Тайфуна», – не без удовольствия отмечает Сергей Когогин, – и было принято решение по-крупному рискнуть деньгами нашей компании, то фактически на разработку концепции, макета и его изготовление ушел всего год. Для «КамАЗа» старой формации это невероятный срок. И позволили это сделать серьезные инвестиции, которые мы вложили в инжиниринговые исследования».
Но тогда хочется спросить: зачем же вы городили огород с «Рысями»? Ведь только-только удалось поставить эти иностранные машины на сборку в России. Прошло тоже несколько лет… Надо ли было тратить время и силы, чтобы у IVECO нарисовалась столь сомнительная перспектива в России?
В общем, не случайно запланированный сначала заказ на 1775 машинокомплектов IVECO при практической реализации обернулся закупкой всего 358 броневичков. Получилось, что целью их поставок в нашу страну были совсем не реальные потребности Вооруженных сил. И выявленные махинации с таможенными пошлинам очень наглядно подтверждают это.
«Является ли для «КамАЗа» сотрудничество с Минобороны каким-то краеугольным камнем, ну прямо обойтись без которого мы не можем? – задался вопросом Сергей Когогин при нашей встрече. – Я могу смело сказать, что нет. Они были для нас ключевыми заказчиками в период кризиса, потому что тогда был умышленно удвоен оборонный заказ, мы поставляли много машин. А сегодня объем по оборонзаказу составляет от наших полных объемов производства где-то 3–4%. Вы же понимаете, что это никакой стратегией не является. Это просто позиция «КамАЗа», что мы хотим, чтобы техника, которая эксплуатируется в войсках, не вызывала никакого раздражения и была правильной».
Ну, так и признайте честно, что не нужна в войсках неправильная «Рысь».   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Экс-министр обороны Молдавии назвал заявление Попшоя "оскорбительными для военнослужащих"

Экс-министр обороны Молдавии назвал заявление Попшоя "оскорбительными для военнослужащих"

0
779
Турцию намерены приравнять к Северной Корее, Ирану и РФ

Турцию намерены приравнять к Северной Корее, Ирану и РФ

Геннадий Петров

В США готовится законопроект о санкциях против Эрдогана, его правительства и армии

1
2484
Красные бригады

Красные бригады

Евгений Солотин

Как организованная преступность на родине Ильича встроилась в политические механизмы системной оппозиции, а власть и голоса молодежи переходят под контроль теневых лидеров

0
796
Осенний призыв

Осенний призыв

0
758

Другие новости

Загрузка...
24smi.org