0
1028
Газета Спецслужбы Интернет-версия

08.10.1999

Опасность из глубины


НЕ СОВСЕМ понятно, почему, но способность предвидеть и заранее устранять вероятные опасности не свойственна нашим властям, и в частности силовым структурам. К этой, теперь уже всем очевидной мысли я пришел не сразу и убеждаюсь в ее справедливости регулярно.

В связи с последними взрывами домов мне вспомнилась одна короткая встреча, произошедшая в Крыму в середине августа сего года. Пытаясь освоить мудреную науку дайвинга (подводного плавания), я случайно познакомился с одним человеком. Он представился Борисом. Видя мои мучения с аквалангом, он решил дать мне несколько советов и со знанием дела стал рассказывать о подводном плавании. Чувствовалось, что в этой области Борис - профессионал. Оказалось, что раньше он служил в украинском морском спецназе под Очаковом и с тех пор "заболел" спецоперациями на воде. Ныне Борис по-прежнему работает по своей специальности, но уже не в армии и недавно дополнительно обучался где-то на Ближнем Востоке. Самое интересное, что он имел какое-то отношение к Чечне и очень не любил власти как Украины, так и России. Навыки и повадки выдавали в нем профессионального разведчика. Борис рассказывал, как легко совершить теракт на море. Команды на судах плохо обучены действиям в экстремальной ситуации, и жертв может быть множество. А главное - до взрыва никто ничего не заметит, ведь мина крепится к корпусу корабля с внешней стороны, а все гражданские порты практически не охраняются. Для совершения диверсий вполне достаточно одного профессионально подготовленного человека, которому необходимо иметь легковую машину, акваланг, некоторое дополнительное снаряжение и запас мин. После разговора мы расстались, и больше я его не видел.

А теперь допустим, что все рассказанное Борисом о работе с чеченцами, - правда. Что, где и когда они собираются взрывать? И что можно им противопоставить? За разъяснениями по этим вопросам я обратился к командиру ОМОНа на воздушном и водном транспорте подполковнику Игорю Лазаревичу Бирагову. Вот что он ответил:

- Действительно, опасность терроризма на водном транспорте велика. Пассажирское судно очень уязвимо для диверсий. Если при посадке в порту можно организовать контроль за багажом пассажиров на предмет обнаружения взрывчатых веществ, то с воды теплоход практически беззащитен перед атакой подводных диверсантов.

Водолазная группа нашего отряда тренировалась в основном на случай захвата заложников. Последние события показали, что террористам заложники не очень-то нужны - им проще убивать. Поэтому в случаях, когда велика вероятность диверсии, нужно в первую очередь организовать службу безопасности против действий боевых пловцов. Должен сказать, что к таким действиям мы готовы недостаточно.

Группа антитеррора должна заниматься только своей работой. А наши водолазы участвуют и в дежурствах, и в патрулировании. Причина прежде всего в том, что в отряде просто отсутствует такая штатная структура, как антитеррористическая водолазная группа. Существующую же группу мы создали на свой страх и риск исходя из понимания ее необходимости. Но если нет официальной структуры, значит, нет и финансирования, соответствующего снаряжения, ставок, страхового, медицинского обеспечения и т.п. Следовательно, мало выделяется времени на подготовку бойцов (у них это что-то вроде хобби), а тренировок по осмотру судов, например, нужно проводить сейчас как можно больше. И хотя в Москве навигация кончается, думать и готовиться надо заранее.

- Неужели в МВД РФ не понимают необходимости создания такой группы?

- Да нет, прекрасно понимают, однако воз и ныне там. Наши высокие инстанции крайне инерционны. Любое, самое очевидное и нужное дело приходится пробивать долго и с большими усилиями.

- Что необходимо сделать в первую очередь, чтобы предотвратить возможные диверсии, в том числе и на Каспии?

- Мы отвечаем за московский регион. В отряде нужно, как уже говорилось, срочно ввести штатную водолазную службу и все, что из этого следует.

В портах Каспия к мероприятиям по обеспечению безопасности пассажирских судов надо привлекать военных водолазов службы ПДСС (противодиверсионных сил и средств). Такие подразделения на Каспии есть.

- Чем располагает отряд на данный момент? Есть ли проблемы со снаряжением, подготовкой?

- Проблем более чем достаточно... Есть хорошо подготовленный личный состав, фанатично влюбленный в свое дело, но средств на снаряжение государство не выделяет. Выход из положения ищем сами. Бассейн и аппараты для тренировок предоставили друзья из ЦСК ВМФ. Занятия по боевой подготовке проводят инструкторы из "Фрог-клуба" ветеранов специальной разведки ВМФ, кстати служившие в той самой очаковской бригаде, о которой упоминалось выше.

- А в каком качестве вашу группу используют на данный момент?

- В основном как службу технического обеспечения - искать выброшенное оружие, утопленников, доставать утонувшие автомобили. Как о группе антитеррора, боюсь, о них вспомнят только тогда, когда прогремят первые взрывы. И, как принято, нам не оставят времени на подготовку...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Депутаты вступили в битву за рыбные квоты

Депутаты вступили в битву за рыбные квоты

Сергей Никаноров

Комитет Госдумы решил детальнее разобраться с перспективой возврата аукционов на вылов биоресурсов

0
430
Матвиенко: У России зреет желание выйти из Совета Европы

Матвиенко: У России зреет желание выйти из Совета Европы

0
370
ВЦИОМ: в целом 81% респондентов в той или иной мере пользуются Сетью

ВЦИОМ: в целом 81% респондентов в той или иной мере пользуются Сетью

0
356
Россия отказывается обсуждать биологическое оружие в  грузинской "лаборатории Лугара"

Россия отказывается обсуждать биологическое оружие в грузинской "лаборатории Лугара"

Юрий Рокс

В Тбилиси назвали бредом обвинения в опытах, проводимых над людьми

0
704

Другие новости

Загрузка...
24smi.org