1
14898
Газета Спецслужбы Интернет-версия

08.08.2014 00:01:00

Разведка разгадывает "Кроссворд"

За кулисами тайных переговоров

Владимир Антонов

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов – ведущий эксперт Зала истории внешней разведки, полковник в отставке.

Тэги: история, спецслужбы, разведка, вторая мировая война


история, спецслужбы, разведка, вторая мировая война За непринужденной обстановкой на совместной фотосессии скрывалась тяжелая и бескомпромиссная борьба руководства стран-союзниц по вопросу обустройства послевоенного мира. Фото из собрания Национального управления архивов и документации США

В последнее время в работах ряда историков Второй мировой войны высказывается мнение о том, что главари Третьего рейха, в частности рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, установили неофициальные контакты со спецслужбами США и Англии лишь незадолго до крушения гитлеровской Германии. И якобы поддерживали их без ведома Гитлера и вопреки его запретам с тем, чтобы избежать капитуляции Германии и заключить выгодный ей сепаратный мир с Западом за спиной СССР. При этом подчас утверждается, что инициатива сепаратных переговоров Германии с нашими союзниками целиком и полностью принадлежала нацистским спецслужбам или спецслужбам наших союзников, в частности Управлению стратегических служб (УСС) США (американской разведке). Однако факты свидетельствуют о том, что сепаратные контакты нацистов с западными странами начались еще до нападения Гитлера на Советский Союз, а в ходе войны инициатива в этом плане исходила отнюдь не от Германии.

МОСКВА ЗНАЛА ВСЁ

18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву № 21, получившую название «План «Барбаросса». В нем Верховному командованию вермахта ставилась задача разработать план нападения на Советский Союз. В директиве, в частности, говорилось: «Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. Приготовления к осуществлению плана следует начать уже сейчас и закончить к 15 мая 1941 года. Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны».

Однако далеко не все главари нацистской Германии разделяли мнение Гитлера о том, что она справится с Советским Союзом в течение полутора-двух месяцев. Против немедленного нападения на СССР были, в частности, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, командующий люфтваффе рейхсмаршал Герман Геринг и заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс. Опасность этой авантюры понимали и лидеры германской промышленности.

Об этих колебаниях нацистской верхушки было известно советской разведке от ее агентуры в Германии и Англии. В частности, она была в курсе, что в мае 1941 года к президенту Международного Красного Креста профессору Карлу Буркварту в Швейцарии прибыл эмиссар Гиммлера, сотрудник службы безопасности СД Даненфельд, который попытался выяснить, как отнеслось бы английское правительство к предложению заключить мир с нацистской Германией.

Начало войны показало, что для таких сомнений имелись веские основания. Гитлеру не удалось в течение трех месяцев разгромить СССР и победоносно закончить поход на восток. Поэтому уже в сентябре 1941 года Даненфельд вторично посетил Буркварта и сообщил ему, что в окружении Гиммлера «весьма озабочены поисками выхода» из создавшейся ситуации. Этот зондаж имел в виду побудить Буркварта выступить посредником в завязывании сепаратных переговоров с Западом, чтобы разрушить начавшуюся складываться к тому времени антигитлеровскую коалицию.

К установлению секретных переговоров с западными союзниками Гиммлер привлек и свою агентуру. Так, в декабре 1942 года по его поручению агент службы безопасности СД, личный советник Гиммлера по юридическим вопросам адвокат Лангбен встретился в Стокгольме с представителем УСС США профессором Брюсом Хоппером и обсудил с ним возможность сепаратных переговоров. В беседе было сказано, что «серьезные люди» в Германии считают бесперспективной войну против США и Англии. О данной встрече было доложено руководителю УСС генералу Доновану, который дал поручение региональному резиденту в Швейцарии Аллену Даллесу продолжить контакты с посланцами Гиммлера с целью выяснения реальных планов антигитлеровской оппозиции. Информация о том, что гитлеровские спецслужбы пытаются установить сепаратные контакты с союзниками, была доложена Сталину. Здесь следует пояснить, что в годы войны советская нелегальная резидентура в США, возглавляемая Исхаком Ахмеровым, имела в Управлении стратегических служб ряд надежных агентов, которые подробно информировали ее о всех контактах Даллеса с гитлеровскими спецслужбами.

Выполняя поручение Донована, резидент УСС Даллес в январе–апреле 1943 года провел в Женеве и Берне три беседы с эмиссаром Гиммлера князем Эгоном Гогенлоэ и сотрудником отдела «В» (Западная Европа) VI Управления РСХА, выступавшим под псевдонимом Бауэр. В беседах участвовал и американский посланник в Швейцарии Гаррисон.

В дальнейшем американцы продолжили сепаратные переговоры с немцами. Так, вскоре с Даллесом установил контакт начальник Главного управления имперской безопасности (РСХА) обергруппенфюрер СС Эрнст Кальтенбруннер. Этот контакт поддерживался до конца войны через заместителя начальника отдела Юго-Восточной Европы IV Управления РСХА штурмбаннфюрера СС Вильгельма Хеттля.

В мае-июне 1943 года по поручению все того же Гиммлера директор Дрезднербанка Раше пытался выяснить через владельца крупнейшего шведского банкирского дома Якоба Валленберга, поддерживавшего тесный контакт с правящими кругами США и Англии, «заключат ли западные державы сепаратный мир с Германией, если Гитлера не будет».

В октябре 1943 года личный врач Гиммлера Феликс Керстен встретился в Стокгольме с американским дипломатом Стивенсоном Хьюитом. По его словам, Хьюит, являвшийся личным представителем госсекретаря США Стеттиниуса, заявил, что «готов посредничать между Гиммлером и правительством США». 9 ноября в Стокгольм прибыл бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг и продолжил переговоры с Хьюитом.

В архивах разведки имеются сведения об этих попытках немцев завязать переговоры с представителями США и Англии об условиях перемирия. Сначала, как уже отмечалось, такая инициатива исходила только от немцев, затем к ней стали проявлять интерес и наши союзники по коалиции.

Советскому руководству из донесений разведки было хорошо известно о контактах гитлеровцев с союзниками по коалиции за спиной СССР, которые продолжались до конца апреля 1945 года. Так, последняя подобная встреча состоялась 20 апреля 1945 года, когда нацистскую Германию уже ничто не могло спасти от краха: советские войска начинали штурм Берлина.

«МЕМОРАНДУМ РИББЕНТРОПА»

Начавшееся 12 января 1945 года зимнее наступление Красной Армии поставило гитлеровскую Германию перед лицом неизбежного военного поражения. Стало ясно, что дни ее сочтены и что счет идет не только на месяцы, но и на дни. В этой связи германские монополии и верхушка генералитета категорически потребовали от Гитлера немедленно вступить в переговоры с западными державами. Их цель – полное прекращение военных действий на Западе, чтобы иметь возможность скорее перебросить высвободившиеся силы на Восток и попытаться любой ценой задержать наступление Красной Армии вглубь страны и тем самым сохранить основу своего господства в Германии.

Довести ультиматум до сведения Гитлера было поручено доверенным лицам монополий в правительстве – министру военной экономики Шпееру и министру финансов Шверин фон Крозингу, а также представителю генералитета – начальнику Главного штаба сухопутных сил генерал-фельдмаршалу Гудериану. Ультиматум был предъявлен Гитлеру 16 января 1945 года. В этот день в ходе очередного обсуждения военного положения Германии Гудериан заявил Гитлеру, что «с военной точки зрения война проиграна» и потребовал немедленного прекращения боевых операций на западе и концентрации всех имеющихся сил, включая войска блокированной в Курляндии группировки, чтобы сдержать наступление Красной Армии. Вечером того же дня Гитлер получил меморандум Шпеера, который, обрисовав экономическое положение Германии, призвал его «приступить к резкому сокращению численности германских войск на западе и переброске их на Восток». Министр финансов фон Крозинг также высказался за установление контакта с Западом через посредников.

После демарша военно-промышленных кругов и генералитета Германии Гитлер вынужден был обсудить с министром иностранных дел Риббентропом возможные положения «мирных предложений» Западу. Уже 19 января Риббентроп сформулировал их в документе, ставшем позже известным под названием «меморандум Риббентропа». Он был представлен Гитлеру и получил его одобрение. Впервые о существовании этого документа стало широко известно после войны из воспоминаний бывшего нацистского дипломата Фрица фон Хессе, специалиста по Англии.

В середине 1960-х годов текст «меморандума Риббентропа» был опубликован шведским журналистом Арвидом Фредборгом в газете «Свенска дагбладет». Для публикации он использовал документы шведского Министерства иностранных дел, отметив, что оригинал документа находится в архивах США среди трофейных документов, вывезенных после Второй мировой войны. Вкратце содержание «меморандума Риббентропа» сводилось к следующему:

Запугивая Запад «советской угрозой», автор документа утверждал, что «ближайшая цель Москвы – полное завоевание Европы». Если Англия немедленно не вступит в процесс урегулирования отношений с нацистской Германией, то после военного поражения последней в Восточной Европе возникнет «300-миллионный силовой блок», а в Западной Европе развернется «подрывная деятельность, чтобы расчистить дорогу дальнейшему наступлению Красной Армии». В документе также подчеркивалось, что с крушением Германии рухнет британское господство на Ближнем Востоке, а снабжение Запада нефтью из этого региона «будет зависеть от милости русских».

Какой же выход предлагал Западу «меморандум Риббентропа»?

Единственным противовесом «советской угрозе», говорилось в нем, «может стать только Германия, а поскольку национальные силы в стране представляют национал-социалисты, таким противовесом может стать только национал-социалистская Германия. В данной ситуации, подчеркивалось в меморандуме, «дальнейшее ослабление Германии является для англичан и американцев самоубийством». Традиционная британская дипломатия «баланса сил» внутри Европы, противопоставляющая крупнейшие государства континента друг другу, устарела. Лондону необходимо ее заменить «новой дипломатией баланса сил», а именно: «Германия–Европа–Англия против мощного Советского Союза».

Меморандум выдвигал конкретные предложения Германии Западу. Во-первых, он должен немедленно прекратить военные действия на Западном фронте, ибо «каждый день наносит ущерб Германии, но в стратегическом плане еще больше причиняет вреда Англии». Причем прекращение военных действий не должно затрагивать «политической и военной мощи» Германии. Особенно примечательным в нем являлся вопрос о будущих границах в Европе. Гитлеровцы собирались оставить в границах Третьего рейха французские Эльзас и Лотарингию, Люксембург, Австрию, западные районы Чехословакии, значительную часть Польши. Взамен Западу предлагалось вступить с Германией в военно-политический блок, направленный против СССР, и активно содействовать подключению к нему Японии.

21 января 1945 года окончательно отредактированный и утвержденный Гитлером «меморандум Риббентропа» был отправлен в посольства Третьего рейха в Швейцарии, Швеции, Испании и Португалии с заданием довести его содержание «через влиятельных посредников» до сведения официальных представителей Англии в этих странах, с которыми при первой возможности надлежало вступить в контакт.

Прошла неделя, но никакой реакции на «мирный зондаж» Берлина не последовало. Риббентроп принял решение направить в столицы этих четырех государств, а также в Ватикан своих послов для особых поручений. В Стокгольм был командирован видный дипломат Хессе, хорошо знакомый с правящей элитой Англии. С миссией в Мадрид и Лиссабон вылетели бывший представитель при правительстве Муссолини Фридрих Мелльхаузен и дипломат Ранн, который рассматривался в дипломатическом ведомстве Германии как возможный преемник Риббентропа на посту министра иностранных дел. В Берн был направлен опытный дипломат фон Шмиден, перед которым была поставлена задача передать «меморандум Риббентропа» представителям США.

Чтобы подкрепить миссию своих эмиссаров, 17 февраля 1945 года Риббентроп встретился с приехавшим в Берлин членом шведской королевской фамилии, руководителем Шведского Красного Креста графом Фольке Бернадоттом. Последний был женат на американке и был знаком со многими видными представителями политических и деловых кругов США и Великобритании. В течение двух часов Риббентроп запугивал Бернадотта «советской угрозой» и даже договорился до того, что заявил, будто СССР в случае победы над Германией разбомбит своей авиацией шведскую столицу.

Бернадотт никак не реагировал на предложения Риббентропа о посредничестве с целью заключения сепаратного мира Германии с западными державами. Он отдавал себе отчет в том, что дни Третьего рейха сочтены и что это посредничество окажется бесполезным.

Первым в Берлине был получен ответ из Ватикана. Гитлеровский представитель при папском престоле Эрнст Вайцзеккер уже давно имел тесные контакты с представителями союзников. После оккупации американскими и английскими войсками Италии Германия сохраняла дипломатические отношения с Ватиканом. Когда в конце 1944 года Ватикан посетил епископ Нью-Йорка, будущий кардинал Спеллман, известный своей ненавистью к русским, Вайцзеккер через немецких пасторов вручил ему для передачи президенту США памятную записку. В ней содержался призыв «не допустить встречи всех союзников в Берлине» и с этой целью провести оккупацию Германии силами лишь американских и английских войск. Гитлеровский эмиссар поставил вопрос о «сокращении сроков войны» политическими средствами.

Аллен Даллес активно содействовал организации закулисных переговоров с германским командованием. 	Фото с сайта www.wikipedia.org
Аллен Даллес активно содействовал организации закулисных переговоров с германским командованием. Фото с сайта www.wikipedia.org

Однако когда Вайцзеккер довел до западных союзников содержание «меморандума Риббентропа», их ответ был обескураживающим. Они заявили, что любые соглашения с Германией невозможны без персональных изменений в правительстве Третьего рейха, на что Гитлер, разумеется, пойти не мог, поскольку в первую голову речь шла о нем. Тем не менее, этот отрицательный ответ вдохновил Гиммлера, который полагал, что Запад готов принять его личный план, и продолжал действовать по своим каналам, в том числе через шефа разведки Шелленберга.

Сокрушительным ударом по нацистским планам заключить с Западом сепаратный мир на антисоветской основе стала Ялтинская конференция. На ней по настоянию Сталина руководители трех великих держав 12 февраля 1945 года приняли совместную декларацию, в которой заявили о договоренности принудительного осуществления безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Всякие сепаратные переговоры с ней исключались. В этой связи после Ялтинской конференции германская дипломатия переключила свое внимание на США, где все еще оставались сторонники переговоров с нацистами.

ОПЕРАЦИЯ «КРОССВОРД»

6 марта 1945 года региональный резидент УСС в Европе Аллен Даллес встретился в Цюрихе с уполномоченным СС при группе армий «Ц» в Италии Карлом Вольфом. Посредником на переговорах являлся швейцарец Хусман. На этот раз переговоры касались вопросов капитуляции германских войск в Северной Италии. По просьбе Даллеса Хусман задал Вольфу несколько вопросов.

– Господин генерал, признаете ли вы, что война Германией окончательно проиграна?

– Да, – ответил Вольф.

– Понимаете ли вы, что никакая сила на свете не может разъединить англосаксов и русских?

Вольф молча кивнул головой.

– Согласны ли вы с тем, что в ходе переговоров будут обсуждаться только вопросы, касающиеся итальянского района?

Вольф согласился и с этим.

Как только были получены формальные ответы на вопросы Даллеса, он согласился встретиться с Вольфом. Эта встреча проходила с глазу на глаз. Вольф, по свидетельству Даллеса, заявил, что, по его мнению, «война на западе является преступлением против великого германского народа». Как командующий войсками СС и полиции, он готов обеспечить прекращение военных действий этими формированиями, а также предоставить их в распоряжение Запада. Для полного же прекращения военных действий на итальянском фронте ему необходимо согласие командующего Южным фронтом Кессельринга. Вольф заметил, что согласие Кессельринга на перемирие повлияет на позицию других командующих силами вермахта на Западном фронте.

Даллес был в восторге от состоявшейся встречи и 10 марта 1945 года направил в Вашингтон телеграмму, в которой отметил, что предложение Вольфа будет иметь далеко идущие последствия и «создаст уникальную возможность сократить сроки войны, занять Северную Италию, по возможности продвинуться в Австрию и сорвать немецкий план создания подрывных организаций в нашем тылу». Непосредственный начальник Даллеса Донован внес коррективы в текст телеграммы и в основательно препарированном виде доложил ее госсекретарю США и президенту. В донесении он, правда, несколько преувеличил готовность германского командования в Италии к безоговорочной капитуляции как основы перемирия на западе.

Командующий союзными войсками в Северной Италии британский фельдмаршал Александер также поддержал этот план, получивший кодовое название «Операция «Кроссворд». Такая позиция западных союзников СССР объяснялась тем, что наступление англо-американских войск на Итальянском театре военных действий развивалось в течение двух лет весьма сложно. Понимая, что о сепаратных переговорах союзников с гитлеровцами в Швейцарии станет известно советскому руководству из донесений разведки, он предложил кратко проинформировать об этих переговорах Москву.

12 марта 1945 года американский и английский послы в Москве совместно проинформировали советское руководство о встрече с представителем германского командующего Южным фронтом Кессельринга для обсуждения вопросов капитуляции. В тот же день нарком иностранных дел СССР Молотов высказался за участие советских представителей в этих переговорах. Однако дипломатические ведомства Англии и США отвергли советские предложения, полагая, что с военной точки зрения в этом нет никакой необходимости. Они пришли к выводу, что «принятие советских требований явилось бы актом ублажения СССР, что в будущих переговорах могло бы обернуться против нас самих». В соответствии с этой позицией и была составлена новая американо-английская нота советскому правительству, содержащая отказ удовлетворить требование советской стороны под тем предлогом, что предполагаемые переговоры в Швейцарии будут носить сугубо предварительный характер. В ней сообщалось также, что окончательная выработка условий капитуляции будет осуществлена в штабе генерала-фельдмаршала Александера и что к этим переговорам будут подключены советские представители. «Однако, – говорилось в ноте, – ввиду того, что германские предложения касаются капитуляции вооруженных сил на американо-британском фронте, фельдмаршал Александер как верховный командующий на этом театре военных действий будет один ответственен за ведение переговоров и принятие решений».

Столкнувшись с отказом США и Англии, Сталин 16 марта 1945 года потребовал прекращения этих переговоров. В ноте наркома иностранных дел Молотова отказ американского и английского правительств допустить к участию «в переговорах в Берне» советских представителей характеризовался как «совершенно неожиданный и непонятный для наших отношений». В связи с этим, говорилось далее в ноте, «советское правительство настаивает на том, чтобы впредь была исключена возможность ведения сепаратных переговоров одной или двумя союзными державами с германскими представителями без участия третьей союзной державы». Стиль ноты показывает, что она была отредактирована самим Сталиным.

Тем временем ход операции «Кроссворд» стал давать сбои, и союзники стали отрицать наличие дальнейших контактов с гитлеровцами. Сразу же после первого тура переговоров Вольфа с Даллесом в Цюрихе фельдмаршал Кессельринг, которому отводилась важная роль в этой операции, был отозван Гитлером в Берлин. Это вызвало замешательство у американцев. Однако Даллес заручился поддержкой Донована и английской стороны на продолжение дальнейших контактов с верховным командованием вермахта относительно условий капитуляции германских войск на западе. Участвовать в них были назначены заместитель начальника союзных войск на средиземноморском театре военных действий американский генерал Лайман Лемнитцер и представитель английской военной разведки генерал Теренс Эйри.

Вскоре Даллес сообщил Вольфу о желательности его скорейшего прибытия в Швейцарию. Поскольку Цюрих, где проходили секретные встречи германских и американских представителей, по выражению Даллеса, «засветился» перед советской разведкой, местом проведения второго тура переговоров был избран небольшой швейцарский городок Аскона, где на частной вилле германского промышленника Стиннеса и были продолжены «сепаратные игры» союзников.

Вторая встреча состоялась 19 марта 1945 года. В ней приняли участие уже 18 человек. Вольф изложил различные варианты достижения сепаратного перемирия. После их обсуждения было условлено, что Вольф после получения соответствующего уведомления направит представителей вермахта и войск СС, снабженных соответствующими полномочиями для подписания акта о безоговорочной капитуляции, в штаб союзников в итальянском городе Казерта. В целях поддержания постоянной связи Даллес предложил Вольфу разместить в его штабе американского радиста с передатчиком, с помощью которого можно поддерживать подобный контакт, на что получил немедленное согласие. Главным итогом сепаратной встречи в Асконе было то, что она посеяла надежды на возможность скорого прекращения военных действий на юге и западе Европы и на заключение сепаратного мира за счет интересов СССР.

Опасаясь очередной негативной реакции Москвы, союзники приняли решение проинформировать советскую сторону о состоявшихся переговорах. 21 марта 1945 года посольство США в Москве направило соответствующее письмо на имя Молотова. В нем, однако, суть переговоров с Вольфом не раскрывалась. Правда, советское правительство в этом и не нуждалось, поскольку было прекрасно осведомлено о сепаратных играх союзников от своей разведки. Реакция советского правительства была легко предсказуемой. В ответной ноте оно расценило как «совершенно недопустимое положение», когда за спиной Советского Союза, несущего основную тяжесть войны против Германии, ведутся сепаратные переговоры с противником, и потребовало немедленного их прекращения.

Разногласия из-за контактов англосаксов с представителями Третьего рейха грозили оказать отрицательное влияние на отношения союзников в целом. Данный вопрос стал предметом переписки на высшем уровне. Руководители США и Англии (25 марта и 5 апреля соответственно) направили личные послания Сталину. В своем послании на имя главы советского государства лидер США утверждал, что речь идет не о сепаратных переговорах, а лишь о стремлении американской стороны спасти жизни своих солдат. «Как военный человек вы поймете, что необходимо быстро действовать, чтобы не упустить возможности. Так же обстояло бы дело в случае, если бы к вашему генералу под Кенигсбергом или Данцигом противник обратился бы с белым флагом», – писал он.

Однако Сталин не был бы Сталиным, если бы отказался от защиты интересов Советского Союза. В ответном послании от 29 марта 1945 года он написал американскому лидеру, что в принципе не возражает против переговоров с немцами, однако при условии учета интересов всех союзников по антигитлеровской коалиции. «Я не только не против, а наоборот, целиком стою за то, чтобы использовать случаи развала в немецких армиях и ускорить их капитуляцию на том или ином участке фронта... Но я согласен на переговоры с врагом... только в том случае, если будет исключена для немцев возможность маневрировать и использовать эти переговоры для переброски своих войск на другие участки фронта, и прежде всего на советский фронт», – подчеркнул Сталин.

Тот факт, что на заключительном этапе войны вопрос о секретных контактах англичан и американцев с фашистами был затронут на столь высоком уровне, являлся, конечно же, неслучайным. Сталин отдавал себе отчет в том, что на заключительном этапе войны гитлеровцы стремятся расколоть союзников и тем самым обеспечить себе максимально выгодные условия капитуляции.

В ответном послании от 3 апреля Рузвельт по-прежнему отрицал ведение каких-либо переговоров с немцами, утверждая, что единственной целью «встречи» было установление контакта с компетентным германским офицером. Послание заканчивается патетической фразой о том, что Сталина якобы ввели в заблуждение его информаторы. «Откровенно говоря, я не могу не чувствовать крайнего негодования в отношении ваших информаторов, кто бы они ни были, в связи с таким неправильным описанием моих действий и действий моих доверенных подчиненных», – говорилось в телеграмме.

В свою очередь, Сталин идет на определенный риск. Он раскрывает своим союзникам сведения, полученные разведкой, и прямо говорит об этом. Тем самым он дает понять, что союзники нарушили правила игры, поддавшись на предложения нацистов начать сепаратные переговоры, которые велись уже с ведома Гитлера. В ответ на письмо Рузвельта, в котором говорилось, что Сталина подвели его информаторы, он пишет: «Что касается моих информаторов, то уверяю вас, что это очень честные, скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и не имеют намерения оскорбить кого-либо».

Советская внешняя разведка своевременно информировала Кремль о планах нацистов вбить клин в отношения между союзниками по антигитлеровской коалиции путем проведения сепаратных переговоров с ними. Тем самым она сыграла важную роль в деле обеспечения национальных интересов нашего государства в военный период и после войны.

Попытки Гитлера навязать США и Англии сепаратные переговоры за счет интересов СССР провалились. Вместе с тем следует отметить, что эти попытки не были полностью бесплодными. В годы холодной войны руководители Запада взяли на вооружение основные положения «меморандума Риббентропа» для борьбы против нашей страны, ничуть не смущаясь тем фактом, что изложенные в нем идеи родились в недрах гитлеровских спецслужб и были одобрены Гитлером.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

0
404
Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

0
430
Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

  

0
279
Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

0
265

Другие новости

Загрузка...
24smi.org