0
2488
Газета Спецслужбы Интернет-версия

09.09.2016 00:01:00

Борьба разноведомственных агентов закончилась дружбой

Военная и "гражданская" разведки США нашли общий язык на почве нелюбви к "коммунистическому лагерю"

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: разведка, спецслужбы, цру, республиканская партия, аллен даллес, ссср, киссинджер, буш, фбр, париж


разведка, спецслужбы, цру, республиканская партия, аллен даллес, ссср, киссинджер, буш, фбр, париж Обсуждение текущих дел в Обеденном зале Белого дома. Слева направо: генерал Максвелл Тэйлор, директор ЦРУ Ричард Хелмс, госсекретарь США Дин Раск и президент США Линдон Джонсон. Фото Национального управления архивов и документации США. 1968

В конце 60-х – начале 70-х годов главным объектом концентрированных разведывательных усилий всех американских спецслужб продолжал оставаться Вьетнам, куда было направлено свыше 5 тыс. сотрудников разведки – оперативников и вспомогательный персонал. К этому времени главным «идеологом» разведдеятельности во Вьетнаме стал председатель Консультативного совета президента по внешней разведке К. Клиффорд, названный Джонсоном «главным советником главы государства по разведке». Его «усилия» были по достоинству оценены Белым домом, и в 1968 году он был назначен министром обороны вместо Макнамары.

Немногим ранее, весной 1965 года, президент Джонсон «избавился» от Маккоуна, креатуры покойного Кеннеди, с которым у главы государства не сложились личные отношения. На пост директора ЦРУ был вновь назначен выходец из военной среды вице-адмирал Уильям Ф. Рейнборн, который, правда, лишь один год занимал эту должность. Рейнборн ранее прославился своими качествами лоббиста программы ракетного оружия «Поларис», но мало разбирался в тонкостях внешней политики и тем более в работе спецслужб.

Первым же заместителем директора был назначен ветеран ЦРУ Ричард Хелмс, который уже через год был назначен президентом на должность главы управления (и оставался им до 2 февраля 1973 года). Это было воспринято в кругах разведчиков как «возвращение на круги своя»: спустя пять лет после смещения Аллена Даллеса во главе ЦРУ вновь встал профессиональный разведчик. Соответственно резко возросла активность Разведывательного сообщества страны в целом при ведущей роли ЦРУ.

НИКСОН УСТАНАВЛИВАЕТ СВОИ ПРАВИЛА

В 1968 году на президентских выборах победу одержал представитель Республиканской партии амбициозный политик Ричард Никсон, который был заинтересован в поиске приемлемого выхода из «вьетнамского тупика». Новый президент не питал особой симпатии к разведслужбам, не без основания полагая, что они «приобрели слишком большое влияние на процесс выработки внешнеполитических решений в Вашингтоне». На одном из первых совещаний в Белом доме Никсон заявил, что он ждет от разведки информации, альтернативных предложений относительно возможных действий, составления прогнозов последствий того или иного предлагаемого курса, и не более того. Такая позиция президента не могла не насторожить разведчиков, привыкших в годы правления Джонсона напрямую диктовать свои требования и вмешиваться в процесс принимаемых в Белом доме решений.

Тем не менее Никсон, ограниченный в кадровой политике позицией мощной политической группировки, выдвинувшей его на президентский пост, в течение первого срока на посту главы государства был вынужден мириться с пребыванием на посту директора ЦРУ не менее амбициозного Хелмса, не являвшегося «человеком команды президента». И, лишь выиграв вторые президентские выборы в 1972 году, Никсон назначил на пост главы Центральной разведслужбы страны своего ставленника – Джеймса Шлесинджера. На пост же первого заместителя директора по настоянию того же Никсона был назначен выдвиженец из военной среды генерал Вернон Уолтерс. Тем самым президент и внутри ЦРУ пытался создать так называемую систему балансов и противовесов.

В феврале 1970 года Комитет 303 при Совете национальной безопасности был переименован в Комитет 40, но состав этого органа оставался неизменным: в него по-прежнему входили должностные лица администрации, причастные к разведдеятельности, а также представители Министерства обороны, включая военную разведку. Тем самым Никсон продемонстрировал личную заинтересованность в контроле за работой разведки в целом. В следующем, 1971 году опять же с формально объявленной целью «балансировки разведывательных оценок» президент сформировал очередной консультативный орган – Комитет по вопросам разведки во главе со своим помощником по национальной безопасности Г. Киссинджером, в работе которого «на равных правах» принимали участие высокопоставленные представители как ЦРУ и Государственного департамента, так и военной разведки.

Эти и другие меры по перестройке управления разведывательными ведомствами тем не менее нисколько не способствовали предотвращению крупного провала американцев в Индокитае. В соответствии с подписанным в январе 1973 года в Париже соглашением о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме к концу того же года из Южного Вьетнама были выведены последние американские боевые части. В результате все более возрастала роль американской разведки, и прежде всего военной, в длившихся еще около двух лет усилиях по спасению марионеточного сайгонского режима. Весной 1975 года «вьетнамская эпопея» США бесславно закончилась, но у власти в Белом доме была уже республиканская администрация Джеральда Форда, пришедшего на смену Ричарду Никсону, устраненного со своего поста в результате так называемой полукриминальной истории Уотергейта.

ВЬЕТНАМСКИЕ ПРОВАЛЫ РАЗВЕДКИ

В ходе последующего анализа «вьетнамского провала» достоянием гласности стали факты не только периодически возникавших нестыковок в планировании операций и их осуществлении командованием американского контингента войск в Южном Вьетнаме и якобы обеспечивающего их ЦРУ, но и в разведывательных оценках тех или иных событий, предоставляемых руководству страны военной разведкой, что якобы было вызвано противоположными оценками событий обоими разведведомствами. Бывший высокопоставленный сотрудник СНБ Мортон Гальперин среди различных источников трений между военной разведкой и ЦРУ выделяет в том числе факт «общего недовольства и даже сопротивления Пентагона усилиям Центральной разведки установить контроль над боевыми операциями не только во Вьетнаме, но и в Лаосе и Камбодже (Кампучии)».

В сентябре 1973 года главой ЦРУ стал бывший главный консультант Шлесинджера Уильям Колби. Уход Шлесинджера с поста «главного разведчика страны» был обусловлен его назначением на пост министра обороны как «представителя научного мира» и специалиста по экономике. Военные разведчики встретили назначение нового министра с энтузиазмом, не без основания рассчитывая на «симпатии главы военного ведомства» к их «работе». Колби, в свою очередь, сумел заручиться поддержкой военной разведки, уволив влиятельного руководителя контрразведывательной службы ЦРУ Джеймса Энджелтона, которого неоднократно обвиняли в «излишней опеке над разведчиками» и постоянном вмешательстве в агентурную работу представителей не только ЦРУ, но и военной разведки РУМО. Кроме того, Колби, занимая к тому же пост директора Центральной разведки, не был склонен к «саморазоблачениям» и не демонстрировал «показную приверженность» спецслужб соблюдению законов.

ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

Пятилетний период правления Никсона не являлся исключением в послевоенной истории различного рода разведывательной деятельности, а по существу, подрывных мероприятий против целого ряда государств мира. И тем не менее полного согласия между Белым домом и Разведывательным сообществом не было. В этот период президентская власть, пытаясь внести изменения в работу громоздкого и не привыкшего к контролю разведывательного аппарата, постоянно сталкивалась с определенными трудностями. Не помогли и неоднократные попытки президентской администрации, формально преследуя цель сохранения баланса и противовесов в специфической деятельности спецслужб страны, «играть на противоречиях» ЦРУ и военной разведки. Однако американские спецслужбы неожиданно для них получили «удар, откуда не ждали».

В 1974 году в средствах массовой информации США появилась серия статей, в которых приводились убедительные факты вмешательства национальных спецслужб в частную жизнь американских же граждан и данные об инспирируемых как ФБР, но также ЦРУ и военной разведкой кампаний по локализации и подрыву изнутри антивоенных движений, охвативших в тот период практически всю территорию страны. Новый президент Дж. Форд уже не мог игнорировать поднявшуюся волну возмущений и был вынужден сформировать специальную комиссию по расследованию данных фактов, которую возглавил вице-президент Рокфеллер. Законодатели посчитали необходимым перехватить инициативу у администрации и в начале 1975 года создали свои специальные комиссии, во главе которых были назначены соответственно сенатор Ф. Черч и член палаты представителей О. Пайк.

Весной 1976 года были опубликованы два доклада комиссии Черча, один из которых – «Заграничная и военная разведка» – напрямую касался разоблачений «противозаконной деятельности» практически всех спецслужб страны. Вслед за этим последовали новые публикации специальных докладов обеих комиссий, содержание которых не могло не остаться без реакции как президентской администрации, так и законодателей.

Прежде чем предпринять радикальные действия, президент поинтересовался мнением представителей Разведсообщества и заслушал их предложения относительно структурных и кадровых перестановок. Руководители разведки, включая военную, одним из требований выдвинули предложение об устранении Киссинджера от «взятой им на себя функции, по сути, личного контроля над всеми разведслужбами страны». Форд тут же пошел им навстречу и отстранил Киссинджера от должности своего помощника по национальной безопасности, оставив за ним пост государственного секретаря. Новым помощником президента по национальной безопасности стал выходец из среды военных генерал Брент Скоукрофт. Вслед за этим со своего поста был снят директор ЦРУ Колби, а на его место назначен бывший конгрессмен Джордж Буш.

Вместо одиозного Комитета 40 Форд сформировал Оперативную консультативную группу (ОКГ) во главе со Скоукрофтом. В группу вошли практически те же представители разведслужб, что и в расформированном Комитете 40, включая представителей военных. Для сохранения баланса и противовесов внутри Разведсообщества была создана новая структура – Комитет по внешней разведке (КВР), в котором от военных был представлен помощник министра обороны по разведке. Одновременно Форд, идя навстречу пожеланиям разведчиков, предложил в законодательном порядке усилить меры судебной ответственности за разглашение секретной информации сотрудниками разведки. Тем самым администрация попыталась исключить в будущем разбирательства, подобные тем, что имели место в период работы комиссий Черча и Пайпа. Более того, президент Форд высказался резко против ряда инициатив законодателей, идущих, по его мнению, вразрез со стремлением администрации усилить централизацию управлением Разведсообществом страны.

Новый директор ЦРУ Буш, действуя в русле нового витка военных приготовлений, направленных против «коммунистического лагеря», проявил инициативу и сформировал так называемую группу независимых экспертов, получившую впоследствии наименование «Команда Б». В этот орган были включены деятели правого толка, большинство из которых являлись бывшими военными, занимавшими высокие посты в военной разведке, включая начальника РУМО и бывших начальников разведки видов вооруженных сил США. Именно эта команда обосновала требование о наращивании военных приготовлений США якобы перед лицом аналогичных действий со стороны СССР и его союзников. По рекомендации данной команды были проведены слушания в конгрессе, на которых выступили со своими оценками в унисон директор ЦРУ и начальник РУМО, пытавшиеся доказать конгрессменам реальность неуклонного роста военных расходов государств «коммунистического лагеря».

Таким образом, к концу «эры Форда» в Разведывательном сообществе США наконец сложился относительный паритет между «гражданскими» и военными разведчиками, что неоднократно проявлялось в идентичности их внешнеполитических оценок, представляемых руководству страны, и – формально – в отсутствии явных проявлений соперничества и попыток подмять под себя «коллег из соседних спецслужб».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Незавершенная трагедия

Незавершенная трагедия

Яков Пляйс

К 40-летию апрельской революции в Афганистане

0
756
Дворцы и творцы смутного времени

Дворцы и творцы смутного времени

Георгий Коваленко

Почему одни общества радостно строят лучшую жизнь, а другие угрюмо выводят нового человека

0
362
Бойся физиков, поэт...

Бойся физиков, поэт...

Сергей Вахлачев

Старый спор на новом повороте

0
115
Пусть он будет в наших домах!

Пусть он будет в наших домах!

Виктория Синдюкова

Мысли во время аварии на интернет-линии

0
1334

Другие новости

Загрузка...
24smi.org