0
630
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

12.11.1999

Кремлю пытаются навязать перемирие с Чечней


Приказ к отступлению военные воспримут как предательство армии.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)
РУКОВОДСТВУ России и военнослужащим объединенной группировки на Северном Кавказе приходится не только вести борьбу с бандформированиями, восстанавливать разрушенную инфраструктуру Чечни и налаживать мирную жизнь в освобожденных районах, но и сражаться на политическом фронте. А здесь обстановка складывается довольно непростая.

Все чаще со стороны руководства некоторых западных государств слышны заявления, что "не может быть военного решения проблемы Чечни" и страны западной демократии чрезвычайно обеспокоены "эскалацией насилия". Кое-кто пошел еще дальше, заявляя в ультимативной форме, что Россию нельзя допускать на предстоящий саммит (17-18 ноября) ОБСЕ в Стамбуле, пока она не прекратит боевые действия и не начнет политический диалог с теми, кто три года терроризировал не только своих ближайших соседей.

Как известно, помимо тысяч наших соотечественников "прелести" так называемой демократии, созданной в Чечне, испытали на себе десятки граждан Великобритании, Франции, Венгрии, Польши, Испании, Швейцарии, Латвии, Турции. Кому-то из них посчастливилось, а кому-то так и не удалось вырваться из этого ада. Среди них шестеро сотрудников Международного Красного Креста, трое английских и один новозеландский инженер. До сих пор удерживаются бандой Арби Байраева сотрудницы Польской академии наук профессор Зофья Фишер-Малановская и доцент Ева Мархвинская-Вырвал. Недавно в плен попал и французский гражданин.

Давление Запада на Россию можно объяснить следующими причинами. Во-первых, никто там не ожидал, что российской армии удалось сохранить боеготовность. Окончательно добить Вооруженные силы и спецслужбы РФ сейчас может только новое унижение - остановка на достигнутых рубежах и действия по принципу 1994-1996 гг.

Во-вторых, если на теле России окончательно будет залечена язва бандитизма, то нашей стране ничто не будет мешать заняться вплотную возрождением экономики. Геополитические соперники Москвы прекрасно понимают, что существование постоянного очага напряженности на Северном Кавказе связывает ее по рукам и ногам, заставляет отвлекать значительные силы и средства для борьбы с непрерывными бандитскими набегами.

В-третьих, давление на Россию - это отголосок холодной войны, своего рода месть за ее позицию в ходе недавней агрессии НАТО против Югославии.

Несмотря на внешнеполитическое давление, российское руководство демонстрирует готовность раз и навсегда покончить с бандитизмом на Северном Кавказе. В начале прошлой недели это подтвердил министр обороны России маршал Игорь Сергеев. По его словам, командование Объединенной группировки может быть абсолютно уверено в том, что повторения событий предыдущей войны, связанных с играми в "политические переговоры" с бандитами, не будет.

Участники кампании 1994-1996 гг. прекрасно помнят, что каждый раз под прикрытием так называемых переговоров боевики успевали осуществить необходимые перегруппировки войск, пополнить запасы оружия и боеприпасов, спокойно провести разведку для начала новых боевых действий.

То, что подобное исключено, подтвердил 6 ноября на встрече с журналистами и председатель правительства Российской Федерации Владимир Путин. Еще раз премьер подчеркнул это во вторник после встречи в МВД России с членами семей сотрудников органов внутренних дел, погибших при исполнении служебных обязанностей, заявив, что руководство страны в создавшейся обстановке "было вынуждено принять единственно возможное решение - уничтожить террористов на их базах", а действия федеральных сил на Северном Кавказе "вполне адекватны той угрозе, с которой столкнулась Россия".

Владимир Путин отметил, что альтернативы антитеррористической операции в Чечне нет, так как приходится "иметь дело не с разрозненными криминальными элементами, а с хорошо организованными и вооруженными бандами международных террористов, обученных и финансируемых из-за рубежа". Ясно, что такая позиция главы правительства согласована с президентом страны. Можно сделать вывод - руководство России гарантирует полную поддержку действий армии и спецслужб на Северном Кавказе.

Объединенная группировка продолжает продвижение в глубь Чечни. Однако кое-кто пытается обвинить военных в излишней медлительности и неадекватном применении силы.

В Чечне сейчас тяжело всем: солдатам, офицерам, в большей степени беженцам, вынужденным искать спасения вне зоны боевых действий. Тем не менее, несмотря на ненастную погоду и наступившие холода, моральный дух военнослужащих по-прежнему высок.

Войсками полностью взяты под контроль все стратегические высоты Терского и Сунженского хребтов, блокированы опорные пункты боевиков в селениях, расположенных вдоль железной дороги Ростов-Баку. С запада федеральные силы вышли на рубеж Серноводск-Ассиновская. Под постоянным огнем артиллерии находятся позиции боевиков в Бамуте. Когда этот населенный пункт будет взят, на зиму наши войска перекроют дорогу, по которой из Ингушетии идет снабжение бандформирований оружием и боеприпасами.

Освобождены три четверти Грозненского района. Вокруг столицы Чечни все больше сжимается кольцо окружения. Полностью блокирован второй по величине и значимости город республики - Гудермес. Его очистку от экстремистов ведут сторонники муфтия Чечни Ахмада Кадырова и бойцы известного полевого командира Сулеймана Мамадаева.

Сторонники Кадырова объявили Гудермесский, Ножай-Юртовский и Курчалоевский районы "зоной, свободной от ваххабизма". По поступающей информации, в переговоры с командованием передовых частей вступили еще несколько чеченских авторитетов, негативно настроенных по отношению, как они сами говорят, к "религиозным фанатикам". Эти выступления стали полной неожиданностью для Масхадова и поддерживающих его полевых командиров. Таким образом, в целом ситуация развивается пока в пользу Объединенной группировки и чеченских сил, выступивших против бандитов.

Медленные темпы продвижения войск объясняются следующими обстоятельствами. Во-первых, следующие за армейскими частями подразделения внутренних войск и милицейский спецназ в ряде населенных пунктов вынуждены проводить повторные зачистки. Если не ликвидировать оставшиеся в тылу группировки диверсантов и их базы, то с началом активных боев за Грозный и в горных районах все коммуникации окажутся под ударами мобильных и хорошо вооруженных отрядов. Если учитывать опыт Афганистана и Чечни 1994-1996 гг., то именно транспортные коммуникации были объектами номер один в партизанской войне.

Во-вторых, группировка, противостоящая федеральным войскам, представляет собой довольно внушительную силу. По данным военной разведки, численность основного состава бандформирований составляет 22-25 тыс. боевиков. На их вооружении не менее 28 танков, 61 единица БМП и БТР, 14 зенитных установок, батарея установок системы залпового огня "Град", 20 единиц 152-мм гаубиц и 122-мм минометов. Это не считая внушительного количества 82-мм минометов, ручных противотанковых гранатометов различных модификаций, а также зенитных ракетных переносных комплексов типа "Стрела-2", "Игла" и "Стингер".

Даже при соотношении 1:3, принятом при расчетах обычной наступательной операции, в первом эшелоне Объединенной группировки необходимо иметь не менее 75 тыс. военнослужащих. При ведении боевых действий в крупном городе и горных условиях это соотношение увеличивается до 1:10, что совершенно не было учтено в ходе январского штурма Грозного в 1995 г. Сейчас, как говорят офицеры из штаба Объединенной группировки, воевавшие в прошлую войну, они уже не имеют права допускать старых ошибок. Поэтому ударами авиации и огнем артиллерии, ведением переговоров с теми полевыми командирами, кто не желает поддерживать бандитов, руководство федеральных войск стремится уравнять силы.

В-третьих, командиры всех степеней стараются беречь людей. Войска идут вперед только после гарантированного поражения противника. Избранная тактика боевых действий позволяет максимально сократить потери среди подчиненных.

Что касается бандформирований, то боевики были уверены в том, что все бандитские налеты на соседние республики и края, захваты заложников будут сходить им с рук. Их вполне устраивала ситуация "ни мира, ни войны", позволяющая шантажировать руководство России и в то же время получать от него электроэнергию, газ, бюджетные деньги.

Не верили в Грозном в серьезность намерений Москвы и после окончания боевых действий в Дагестане. Думали, что из столицы последует очередное ничего не значащее предупреждение. Лишь после того как войска вышли к Тереку, в Грозном поняли, что на этот раз федеральный Центр и военные намерены действовать решительно. В открытом бою сломить армию не удается. Поэтому в ход пущено все - от провокаций до обращений к Западу и "пятой колонне" в Москве с целью не допустить решающего удара войск.

В разные страны зачастили посланцы Грозного: Литва, Латвия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Турция. Добрались даже до Страсбурга, где располагается штаб-квартира Совета Европы. Чтобы эти "голуби мира" больше не вылетали из Ичкерии, а туда не прилетали "дикие гуси", т.е. наемники, правительство России издало постановление о временном закрытии всех международных полетов из аэропортов Северного Кавказа в страны, где в основном вербовались боевики.

Таким образом, время уговоров и увещеваний прошло. Аслану Масхадову Россия не раз предлагала руку помощи, но он этим не воспользовался. Сейчас ни о каких политических переговорах с людьми, представляющими лишь небольшую группу граждан Чечни, не может быть и речи. В силу этого бессмысленны и все разговоры о праве народов на самоопределение. Начиная с момента прихода к власти Дудаева республику покинули, спасаясь от бандитского беспредела, более 40% ее жителей. Как быть с их законными правами? Почему поборники прав человека в Вашингтоне и Москве не спрашивают их мнения?

Офицеры и генералы из состава Объединенной группировки считают, что любые попытки начать переговоры с бандитами приведут к тому, что Россия окончательно потеряет свою армию. Военнослужащие, прошедшие Чечню и испытавшие на себе "радости" окопной жизни, не простят предательства ни левым, ни правым. Они заявляют, что, видимо, уйдут с военной службы. А без армии и спецслужб нахождение в Кремле любого, даже самого сильного и хитрого политика, становится бессмысленным. Не станет их - не будет и России, от развала которой пострадает и Запад.

Моздок - Грозненский район - Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Татьяна Ефремова

Десятки тысяч столичных кружков и секций помогают горожанам развивать таланты детей

0
143
Путин подписал указ об освобождении Василия Лихачева от обязанностей члена ЦИК РФ

Путин подписал указ об освобождении Василия Лихачева от обязанностей члена ЦИК РФ

0
192
В ближайшие пять лет Китай может стать самым большим авиарынком в мире

В ближайшие пять лет Китай может стать самым большим авиарынком в мире

0
144
В Верховный суд стали обращаться реже

В Верховный суд стали обращаться реже

Екатерина Трифонова

Граждане или удовлетворены качеством правосудия, или уже в нем разочаровались

0
207

Другие новости

Загрузка...
24smi.org