0
2697
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

12.04.2002

Война в эфире

Тэги: связисты, эфир, чечня


Подробности

ГОВОРЯТ, самая высокая оценка работы связистов - это когда их никто не замечает. Устойчивая и "чистая" связь представляется командирам такой же естественной вещью, как наличие кислорода в воздухе, воды в водопроводном кране. Но стоит тому или иному исчезнуть - как сразу же возникают неудобства и проблемы. Подчас несовместимые с жизнью...

Анализируя уроки первой и второй чеченской кампаний, трудно отделаться от мысли, что связисты могли сработать лучше. До сих пор мало кто знает, чего стоило связистам наладить бесперебойную и скрытную связь в сложных условиях Чечни, и в конечном счете выиграть противоборство в эфире с коварным и отлично подготовленным противником.

КТО ВООРУЖАЛ БАНДИТОВ

Существует мнение, что чеченские боевики имели на вооружении лишь те средства связи, которые им достались после печально знаменитого раздела и разграбления учебного центра Северо-Кавказского военного округа (по сути, полнокровной развернутой дивизии) в городе Грозном. Это так и не так. Действительно, вначале боевикам достались техника и оборудование нескольких подразделений связи, которые по штату входили в полки и батальоны грозненской дивизии, а также десятки радиостанций, как правило, тактического звена, находящиеся на боевых машинах (БТРах, БМП, танках), несколько командно-штабных машин. Но бандиты не получили ни одной радиорелейной, тропосферной и тем более космической станции связи. Их удалось вовремя вывезти на территорию России.

Перед началом войны Дудаевым оригинально была решена проблема специалистов-связистов: со всей Чечни и из "дружественных" мусульманских стран были призваны на большой слет радиолюбители. Известно, что радиолюбитель, как правило, "на голову" выше по своему профессионализму даже самого подготовленного солдата-радиста срочной службы. Вот на таких увлеченных своим делом фанатов радиоэфира и сделал ставку на первых порах Дудаев. И не ошибся...

Вызывает удивление, с какой быстротой боевикам удалось насытить свои боевые порядки мобильными средствами связи. После начала войны федеральные силы объявили настоящую охоту за стационарными и подвижными пунктами связи. В считанные недели наши артиллерия и авиация выбили практически все боевые машины, на которых были установлены радиостанции. Был уничтожен, по сути, "каркас" всей системы управления боевиков. Вот тогда-то дудаевцы и сделали основную ставку на использование импортных средств связи.

До сих пор непонятно, как поступала в массовом порядке новейшая техника связи и оборудование в бандитские формирования. Хотя после разговора со специалистами удалось приоткрыть завесу таинственности над этим вопросом. В середине 90-х годов в стране уже сформировался достаточно развитый рынок средств связи. Подставная фирма в любом из городов России, к примеру, в Москве или Свердловске, или же за рубежом закупала дюжину "мобилок", регистрировала на себя или же на подставных лиц, а потом исчезала. Средства связи вскоре "выныривали" в Чечне с проплаченным на недели и месяцы вперед трафиком, международным роумингом. Кстати, часто получалось так, что боевики и федеральные силы (это больше касается Внутренних войск и подразделений МВД) покупали средства связи в одних и тех же фирмах. Пермский ОМОН, например, оснащен "Мотороллами", Иркутский - "Эриксонами", Подмосковный - "Кенвудами". Вот почему боевики так легко входили в радиосвязь с российскими частями. Бороться с таким, но сути, легитимным обеспечением бандитов радиостанциями практически невозможно. Есть, правда, постановление правительства России о порядке покупки средств связи, но оно довольно либеральное.

Особый разговор о мобильных станциях космической связи импортного производства. Носимые и возимые, допустим, станции "Инмармад" в России можно приобрести у оператора международной сети. Эта станция представляет собой небольшой кейс с крышкой-приемопередатчиком, антенной и телефонной трубкой. Через нее можно выйти на спутник, соединиться с другими абонентами в любой точке Земли, не говоря уже о Чечне и сопредельных территориях. На таких станциях, кстати, работали главари бандформирований.

Такие станции в России можно приобрести, только зарегистрировавшись в Главсвязьнадзоре, получив удостоверение на пользование, заплатив, впрочем, за это немалые деньги. Но такую же станцию можно запросто купить, например, в Марокко, Алжире и в других станах, оплатив при этом международный трафик (то есть время пользования, количество переговоров, нагрузки на канал связи) хоть на год вперед. Бери эту станцию и работай на ней хоть в Германии, хоть в Чечне, хоть на Северном полюсе. Все решают деньги.

КАК РАБОТАЛА СИСТЕМА СВЯЗИ

Чеченские боевики попытались организовать систему связи на территории республики с опорой на базовые станции с большим количеством подвижных радиообъектов.

Во время одной из зачисток в Грозном после занятия его федеральными войсками в помещении неприметного здания спецгруппа обнаружила хорошо замаскированный тайник. В нем нашли несколько десятков ящиков с аппаратурой. Оказалось, разведчики обнаружили новейшую мощную базовую станцию космической сотовой связи. Вся документация к ней была на арабском языке.

Если бы боевики успели ее установить где-нибудь, допустим, в горах, то у них появилась бы возможность организовать многочисленную сотовую связь с большим количеством подвижных абонентов по всей Чечне и даже за ее пределами. Причем засечь и прослушать переговоры этих абонентов крайне сложно. Ведь разговор ведется через космос: если в радиостанции типа Р-159 направленность сигнала круговая, то у такой современной станции космической связи - узкая лучевая направленность в космос, на спутник. Переговоры может зафиксировать и записать разве только что оператор связи.

Боевикам не удалось развернуть мощную стационарную станцию сотовой связи. Тогда они перешли к организации связи с помощью целой сети небольших ретрансляторов, которые "разбрасываются" про всей Чечне, как правило, на господствующих высотах. Главарь банды имеет маленькую портативную многоканальную, до 8 каналов, радиостанцию. Он разбивает свою банду на небольшие группы, каждому "отдает" по каналу, и вся банда обеспечивается мобильной связью в радиусе 5-10 км. С помощью же сети ретрансляторов можно наладить бесперебойную связь с одного конца Чечни в другой. Кстати, примерно по такой схеме организована связь и в федеральной группировке. У боевиков на вооружении находятся небольшие (не больше студенческого тубуса), как правило, иностранного производства портативные ретрансляторы, оснащенные мощной литиевой батарей. Такой закамуфлированный ретранслятор (специалисты называют его еще репитор) закидывается, к примеру, на высокое дерево, и в таком состоянии он может в течение двух-трех недель без подзарядки и дополнительного обслуживания в автономном режиме исправно служить бандитам.

Его можно обнаружить, но с большим трудом, поскольку излучение от такой батареи небольшое. Тем не менее специалисты радиоэлектронной борьбы научились быстро вскрывать построенную на таких "переносных" ретрансляторах систему связи бандитов, нацеливая на их уничтожение удары артиллерии, авиации и спецгрупп. Хотя, конечно, в последнее время тактика меняется: федералы стараются с начала до конца вскрыть систему связи, управления бандформированиями, взять под контроль переговоры в сети, и если "вырубать" связь, то внезапно, всю сразу, например, перед началом крупной операции.

Можно, взяв под контроль переговоры в радиосети бандитов, выйти на главарей террористов, но бандиты предпринимают меры противодействия, выходят в эфир на очень короткий срок, каждый раз с нового места или ведут переговоры в движении. И потом, очень сложно запеленговать радиостанцию, излучение которой составляет доля ватта. Надо как минимум находиться на небольшом расстоянии от абонента. В любом случае удар по месту засеченного выхода в эфир не может производиться мгновенно.

КАК "СЕКРЕТИЛИ" ТАКТИЧЕСКОЕ ЗВЕНО

Основная и главная претензия к военным связистам в ходе первой и второй военных операций на Северном Кавказе сводилась к тому, что в тактическом звене не удалось обеспечить скрытность управления подразделениями и не хватало средств мобильной связи.

Можно сколько угодно утверждать в оправдание, что военная кампания на Северном Кавказе свалилась как снег на голову, противник нам достался свой, "доморощенный", "неправильный". Пожалуй, со времен далекой Гражданской войны мы впервые имели дело с врагом, который исповедовал те же тактические приемы, боевые принципы, что и наши войска, мы воевали на одинаковой боевой технике, тем же оружием, на тех же средствах связи.

Почему мы оказались не готовы к этой военной кампании, спрашивал я у генерала-связиста, который первую и вторую чеченские кампании практически безвылазно провел на Северном Кавказе, возглавлял оперативную группу армейских связистов.

Вот его ответ: "Давайте определимся в главном: ни в первой, ни во второй чеченской войне не было по большому счету ни одного случая срыва по вине связистов управления войсками. Это факт. Более того, у специалистов связи есть такое понятие: "затруднено управление", - так даже этого не было. Другое дело, что нам пришлось срочно перестраивать свою работу с учетом особенностей этой кампании. Мы ведь готовились к другой войне. К противоборству с хорошо вооруженной, многочисленной армией другой страны, в условиях, когда ясно, где фронт, где тыл, когда рота действует в составе батальона, батальон - в составе полка, полк - в составе дивизии... При такой "классической" войне, согласитесь, нет смысла усиливать роты, взводы средствами космической связи. А в Чечне мы столкнулись с ситуацией, когда спутниковую связь надо было доводить чуть ли не до мотострелкового отделения, отдельных постов и групп разведчиков. Допустим, если по существующим наставлениям дивизия занимает полосу обороны шириной в 10-15 км, полк соответственно - 3-4 км, батальон 1-1,5 км, то под Толстым-Юртом одна рота 242-го полка от другой находились на расстоянии до 30 км. Средства же связи оставались прежними, штатными, то есть рассчитанными, что рота от роты не будет находиться в обороне на расстоянии дальше, чем на километр-полтора. Остро встал вопрос о засекречивании переговоров, прежде всего в тактическом звене, подготовке специалистов для работы на современных средствах связи в ротах, взводах. Но мы решили и эту задачу".

Уже в ходе боевой операции начальником войск связи было принято решение усилить роты связи в полках техникой, которая по всем наставлениям и положениям (они, повторяю, разработаны на случай большой войны) им не положена. Речь идет о машинах космической связи, радиостанциях средней мощности, аппаратуре ЗАС телефонной и телеграфной связи, радиорелейных станциях. Уже во время печально известных событий в Дагестане с начала второй чеченской военной кампании полки получили самую современную засекреченную связь, которая обеспечивала подразделениям полка привязку к опорной сети и стационарной и полевой - две радиорелейные станции могли забирать на себя все каналы в Чечне и обеспечивать выход во внешний мир, связь с абонентами, находящимися хоть в Мурманске, хоть на Дальнем Востоке.

В связи с тем что раньше боевики спокойно входили в радиосеть федеральных сил, прослушивали ее, давали ложные целеуказания, команды, начальником Генерального штаба было принято решение засекретить связь в тактическом звене до отделения включительно. Но у командира отделения ничего для этого нет. У него имеется радиостанция малой мощности, и если на нее ставить аппаратуру ЗАС, то эта аппаратура в сотни, если не в тысячи раз, будет дороже самой РСТ. Принцип "мы за ценой не построим" в этом случае неуместен: надо было искать более экономный выход из сложившего положения. Специалисты решили в тактическом звене не секретить, а... маскировать переговоры. Для этого пришлось в срочном порядке менять радиостанции, которые работают в открытом режиме, на те, на которые можно установить аппаратуру ЗАС и маскираторы - радиостанции малой мощности Р-159М, "Арбалет".

Аппаратура ЗАС для работы в тактическом звене у нас была еще со времен Афганистана, но она полагалась до дивизии или в крайнем случае полка включительно. Маскираторы речи Р-168МЦ были созданы во время первой чеченской войны, и только-только начался их выпуск на заводах. Если раньше в полку по штату достаточно было поставить три комплекта (по числу батальонов) аппаратуры ЗАС, то теперь (засекреченную связь, напомню, требовалось довести до отделения включительно) - около 100! А где их взять и быстро насытить войска? Пришлось "распечатывать" НЗ, с условием по мере поступления заводских поставок восстановить запас на складах.

Возник второй вопрос: кто будет работать на сложной аппаратуре ЗАС? Где взять большое количество специалистов? Проблема сложная, и как она решалась в боевых условиях, поведал мне генерал-майор Борис Саввин:

"Мотострелковый полк уходил на Бамут. Перед операцией в батальоны поставили засекреченную аппаратуру связи - маскираторы Р-168МЦ. Ими полагалось оснастить всех командиров, кому по штату полагались радиостанции, включая командиров отделений. Стали разбираться с аппаратурой: вместе с ней прислали с завода три тома докуметации-инструкций. До начала операции оставалось два дня и две ночи. Мне пришлось в час ночи вызывать толкового подполковника-связиста, вручил ему эти пухлые папки и сказал: "Даю три часа, разберись с этой документацией и составь мне на двух с половиной максимум стандартных листах бумаги доходчивую краткую памятку-инструкцию, как пользоваться этой аппаратурой".

Подполковник (кстати, недавно окончивший академию) вместе с моим сыном (недавний выпускник военного училища) справились раньше чем за три часа, инструкцию составили краткую, доступную всем. Тут же организовали занятия с командирами, сержантами, обучили их и пошли на Бамут".

Это положительный пример. В то же время из других полков и батальонов "наверх" шли рекламации на новую технику засекреченной связи. Когда на место выезжали специалисты, то оказывалось, что люди просто не умеют пользоваться ею. Так что, принимая решение насытить тактическое звено более совершенными средствами связи, надо сразу пересмотреть и штаты, включив в роты и даже в отделения высококлассных специалистов-связистов.

Когда начались активные боевые действия, то в каждой части были резервные носимые станции космической связи "Барьер" с аппаратурой ЗАС. Они выдавались рейдовым отрядам. Перед уходом разведчиков, десантников в горы, в тыл боевиков, офицеры-связисты тут же возле узлов связи на снегу разворачивали станцию, день и ночь учили, натаскивали радистов, проводили тренировки и потом давали "добро" на боевой выход. Как правило, разведгруппа брала с собой автомобильные аккумуляторы, поскольку штатные батареи оказались маломощными и "капризными". Так что уже по ходу военной кампании пришлось исправлять ошибки, учиться воевать по-новому. Почему так происходит?

Наверное, как и всякая война, независимо от того, большая она или маленькая, протекает по своим законам, где субъективный фактор играет немаловажную, если не решающую роль. Особенно это касается подготовки к предстоящему вооруженному противоборству. Все объяснения типа "мы это не предусмотрели", "такого не может быть, потому что такого не может быть никогда", или же "они воюют не по правилам, неправильно" есть выражения собственной некомпетентности, недальновидности и в конечном счете непрофессионализма. Такие объяснения можно понять, но не принять. Тем более если речь идет об основе основ боевого управления войсками - средствах и системах связи. Антитеррористическая операция на Северном Кавказе показала, что представление о связи как вспомогательном факторе боя устарело. Надежность управления - это уже боевой элемент, слагаемое достижения победы в бою.

Хотелось бы, чтобы мы научились наконец делать правильные выводы из уроков военных конфликтов, главный из которых - готовиться надо к будущей, а не к прошедшей войне, и если нельзя избежать ошибок и просчетов, то быть готовым быстро устранить их последствия.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вавилонская башня Кремля

Вавилонская башня Кремля

Нурали Латыпов

Язык родных мест – если даже не родной, то близкий

0
1541
Кадыров: Пришло время сделать изменения и в Чеченской республике

Кадыров: Пришло время сделать изменения и в Чеченской республике

1
958
Одесса-мама вскормила джихадистов

Одесса-мама вскормила джихадистов

Артур Приймак

Убийство Амины Окуевой напомнило о некоторых тайнах новейшей истории черноморского города

0
3594
Муфтий Сирии разошелся с Кадыровым  во взглядах на рохинджа

Муфтий Сирии разошелся с Кадыровым во взглядах на рохинджа

Артур Приймак

Ахмад Хассун считает мусульманское меньшинство "скрытой угрозой"

0
3026

Другие новости

Загрузка...
24smi.org