0
704
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

05.10.2007

Париж в поход не собирался

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин - заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа.

Тэги: иран, сша, евросоюз, франция


Вспомним формулу четырехлетней давности по поводу того, как относиться Америке к тройке основных противников вторжения США в Ирак: «Россию простить, Германию игнорировать, Францию наказать». Отношения Парижа и Вашингтона при президентстве Жака Ширака холодной войной, конечно, не были, но уж тем более они не походили на отношения друзей и союзников. Франция в подавляющем большинстве случаев занимала на международной арене позицию, противоположную американской. Тем удивительнее недавние заявления министра иностранных дел Пятой республики Бернара Кушнера о том, что надо-де готовиться к войне с Ираном, который не хочет сворачивать ядерную программу...

ДОЛГОИГРАЮЩАЯ ТЕМА

Правда, руководитель французского МИДа почти тут же дезавуировал собственное высказывание. Однако, как известно, слово не воробей... Впрочем, и ряд других фактов свидетельствует о повороте во французской внешней политике, совершенном новым хозяином Елисейского дворца Николя Саркози. Причем последние шаги Парижа похожи на энтузиазм неофита и попытку быть святее Папы Римского. Ведь даже сами американцы на уровне официальных лиц заявляют, что собираются решать иранскую ядерную проблему исключительно дипломатическими методами. Таким образом, Франция внезапно оказалась главным оппонентом Тегерана в мире.

Здесь нельзя не отметить следующее: тема возможного удара США по Ирану является настоящим долгожителем в мировых СМИ, ей уже не менее пяти лет. Многие аналитики считают, что сам по себе захват Ирака одной из целей имел создание плацдарма, с которого удобно будет наносить удары как по Ирану, так и по Сирии. Еще года два назад всерьез рассматривалась возможность проведения Пентагоном полномасштабной военной операции в Иране, подобной иракской, то есть подразумевающей полную оккупацию страны. Сегодня совершенно очевидно, что подобный вариант снят с повестки дня. Сухопутные войска и морская пехота США находятся на пределе сил в Ираке и Афганистане, все более серьезной для Америки становится проблема нехватки личного состава для этих компонентов ВС. Соответственно об оккупации государства, вдвое превышающего Ирак по территории и втрое по населению (причем население это относится к американцам крайне враждебно), не может быть и речи.

Остается вариант с чисто воздушной операцией «югославского типа», целью которой будет уничтожение всех ядерных объектов и предприятий ВПК, значительной части военной и административной инфраструктуры Ирана. Такая операция отбросит иранскую ядерную и ракетную программы назад на десятилетия и вообще очень существенно ослабит Исламскую Республику.

С военно-технической стороны препятствий для осуществления подобной операции у США нет. Система ПВО Ирана не способна оказать американцам сколько-нибудь серьезного сопротивления. ЗРС С-200 устарела и имеет крайне ограниченные возможности работы по низколетящим и высокоманевренным целям. Новейшие ЗРК «Тор», недавно закупленные Тегераном, имеют очень ограниченную дальность стрельбы, к тому же в Иране их просто слишком мало (всего 29). Наличие «Торов» приведет лишь к некоторому повышению расхода ВВС и морской авиацией США высокоточных боеприпасов. Два-три десятка МиГ-29 ранних модификаций будут мгновенно задавлены массой американских истребителей. Самолеты F-14 в основном выработали ресурс и не имеют запчастей... Поэтому потери американской авиации вряд ли превысят 10 машин, что для Соединенных Штатов абсолютно несущественно.

Проблема, однако, в том, все ли цели, подлежащие ликвидации, американцам удалось выявить? Вполне вероятно, что часть военных и промышленных объектов Ирана спрятана под землей, в том числе в горных пещерах и тоннелях. Если они останутся невредимыми, то от удара по Ирану не будет «никакой пользы, кроме вреда». Операция вызовет еще большую ненависть к США в исламском мире, при этом создаст у американцев иллюзию успеха в то время, как в реальности Иран продолжит развивать ядерную и ракетную программы. Для поиска и разрушения особо защищенных объектов США могут использовать свой многочисленный спецназ, но тут уж точно не обойтись без потерь, возможно, очень немалых среди этого крайне дорогостоящего в подготовке контингента.

Кроме того, удар по Ирану вызовет почти гарантированный асимметричный ответ. Во-первых, Тегеран попытается всеми средствами перекрыть Ормузский пролив, чтобы блокировать экспорт нефти из Персидского залива. Во-вторых, он будет всячески поощрять действия исламских террористов во всем мире. Но главное – режим аятолл постарается спровоцировать массовое антиамериканское восстание своих единоверцев-шиитов в Ираке. Как известно, шииты составляют до 60% иракского населения и сегодня относительно лояльны по отношению к оккупационным войскам США и их союзников, потому что благодаря им впервые получили власть в стране. Удар по Ирану почти наверняка «отменит» эту относительную лояльность. После чего единственным вариантом поведения американцев в Ираке станет форсированная эвакуация. Они ведь сейчас не могут справиться с суннитами, составляющими лишь 20% населения страны. Именно в силу возможности асимметричного ответа Вашингтон продолжает терпеть все более вызывающее поведение Тегерана.

НАДО ПОНИМАТЬ ТАК

Что в этой ситуации может дать Америке Франция да и другие соратники по НАТО? Скорее всего практически ничего.

Как показали агрессия Североатлантического альянса против Югославии и война в Афганистане, европейские армии полностью зависят от США в плане средств боевого обеспечения (разведки, связи, управления, РЭБ, тылового снабжения, возможностей дозаправки самолетов в воздухе) и глобальных перебросок, при этом имеют крайне ограниченные возможности по применению высокоточного оружия (здесь они тоже почти полностью зависят от американцев). ВВС европейских стран дают Пентагону некоторое арифметическое увеличение количества машин тактической авиации, которое, однако, для США непринципиально. Чего-чего, а уж самолетов у Америки более чем достаточно. Не менее 3 тыс. (у Франции – чуть более 300). И еще неизвестно, компенсирует ли эта «прибавка» необходимость возни с ее обеспечением. Гораздо проще обходиться своими силами, в крайнем случае – с добавлением проверенных англосаксов (англичан, австралийцев, возможно, канадцев).

К Франции все сказанное относится в наибольшей степени хотя бы потому, что ее ВВС оснащены самолетами не американского, а собственного производства («Мираж» и «Рафаль»). Прекрасно проживут американцы, имеющие 11 авианосцев, без единственного французского авианосца. Кроме того, Пятая республика до сих пор не входит в военную организацию НАТО, поэтому степень ее интегрированности в ВС блока наименьшая по всем параметрам.

Что американцам действительно было бы надо от европейцев – сухопутные войска, коих так остро не хватает сегодня Пентагону. Но вот это уж абсолютно исключено. Операция НАТО в Афганистане не оставляет по этому поводу никаких иллюзий. Отправка туда европейцами хотя бы одной дополнительной роты выливается в многомесячные дискуссии с перекладыванием ответственности друг на друга. И даже те войска, которые все же добрались до Афганистана, категорически отказываются воевать. За исключением тех же англосаксов. Чувствительность к потерям в европейских армиях достигла таких масштабов, что их все труднее становится считать армиями вообще.

Франция по численности своего контингента в Афганистане сегодня находится на 7-м месте среди стран НАТО, ее обходят Канада и Голландия, численность вооруженных сил которых вместе взятых в три раза меньше французских ВС. На конец прошлого года потери французов составили девять человек (по-видимому, это потери небоевые, поскольку в участии в боевых действиях они до сих пор практически замечены не были за исключением ограниченного участия спецназа и ВВС в операции «Анаконда» в марте 2002 года). И очень странно было бы предполагать, что французы примут активное участие в иранской операции, которая будет как минимум на порядок сложнее афганской.

Пожалуй, единственный компонент французских ВС, от которого бы не отказались американцы и который был бы готов применить сам Париж – знаменитый Иностранный легион. Набранных со всего мира головорезов не очень жалко (хотя их подготовка обходится весьма недешево), при этом они обладают очень высокой боеспособностью. Возможности Иностранного легиона ограничены в том смысле, что из тяжелой техники у него есть только бэтээры и минометы, но в данном случае это не имеет принципиального значения. Иностранный легион дополнил бы американские ССО в ходе спецопераций на территории Ирана по выявлению и уничтожению объектов, особенно тех, что скрыты под землей и горами. В таких операциях лишних сил не бывает. Кроме того, в них мог бы принять участие собственно спецназ Франции, имеющий, как уже было сказано, некоторый афганский опыт.

Нельзя забывать и такой аспект, как очень большая, причем постоянно растущая доля мусульманского населения в самой Пятой республике. Этим, в частности, объясняется откровенно пропалестинская и, соответственно, антиизраильская политика Парижа в отношении ближневосточного конфликта, а также вышеупомянутая реакция Франции на вторжение США в Ирак. Большинство французских мусульман – арабы, персов они не очень любят. Однако этот фактор может быть пересилен общеисламской солидарностью. Из-за этого участие Франции в войне против Ирана становится еще более проблематичным.

Впрочем, все эти рассуждения носят чисто теоретический характер, поскольку вероятность удара по Ирану как была, так и остается очень небольшой. По крайней мере до тех пор, пока в Ираке остаются войска США. Они в данном случае являются заложниками, что прекрасно понимают в Вашингтоне.

Париж заложников в Ираке не имеет, поэтому можно предложить экстравагантную идею о проведении воздушной операции против Ирана только силами Франции. Однако это чистая фантастика. Французские ВВС ни по количественным, ни по качественным параметрам не способны провести такую операцию в приемлемые сроки с приемлемым уровнем потерь. К тому же они не имеют своих баз в регионе Персидского залива, поэтому им в любом случае пришлось бы пользоваться американскими базами и американской поддержкой. Из-за чего подобный вариант утрачивает всякий смысл.

Вот почему заявление Кушнера надо понимать правильно – как очередной элемент психологического давления на Тегеран. Войны не будет.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Владимир Щербаков

Вашингтон целит в Москву, но бьет по Пекину

0
3628
Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
393
Война в Заливе 1991 года:  причины и уроки

Война в Заливе 1991 года: причины и уроки

Сергей Печуров

Амбициозная операция против иракских войск завершилась аморфно и неопределенно

0
1115
Главной опасностью для США стала экономика Китая

Главной опасностью для США стала экономика Китая

Игорь Субботин

Госсекретарь Помпео поставил Пекин выше Москвы в списке угроз

0
1560

Другие новости

Загрузка...
24smi.org