0
6796
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

08.03.2013 00:01:00

Недолгая история Исламского государства Азавад

Независимости туарегов лишили не французы, а их союзники и друзья – исламисты


Французские солдаты ведут уличные бои с исламистами в городе Гао. Фото Reuters

События в Мали показали, что в конце ХХ – начале ХХI века в мире появился новый вид военных конфликтов – между государством и негосударственными образованиями. Разного рода экстремистские и сепаратистские незаконные воинские формирования (НВФ) способны осуществлять внешнюю агрессию с территории соседних государств, которые не являются противниками жертвы нападения. Особенно наглядно это проявилось в Мали.
Еще одна особенность: в отличие от ставших уже традиционных «войн в прямом эфире», французы не допустили в зону боевых действий ни одного журналиста. Поэтому практически нет видеоматериалов об этой войне, а фотографии, как правило, сделаны штатными армейскими фотографами и тщательно отфильтрованы военной цензурой.
Французский экспедиционный корпус предотвратил захват Республики Мали радикальными исламистами, выбил их из городов и в марте начнет выводиться из страны. Об этом заявил президент Франции Франсуа Олланд.
НЕМНОГО ИСТОРИИ И ЭКОНОМИКИ
Границы Мали начали очерчивать французские колонизаторы еще в 1904 году, когда разделили Французский Алжир и Французский Судан. Логика была следующей: Южный Алжир являлся зоной влияния туарегской конфедерации Кель Ахаггар. А северо-восток Французского Судана, территория, ставшая частью Мали, принадлежал клану Ифорас.
Осенью 1958 года Французский Судан получил особый статус государства – члена Французского сообщества под названием Суданская Республика. Через год – 4 сентября 1959 года Суданская Республика объединилась с Сенегалом, в результате чего образовалась Федерация Мали. Но и она просуществовала недолго. В 1960 году федерация официально стала независимым от Франции государством, после чего тут же распалась на Сенегал и Мали.
Мали – одна из беднейших стран мира с территорией, в 3,5 раза превышающей территорию Германии. Состоит из северных и южных провинций, соединенных довольно узким коридором. Север расположен в Сахаре, юг – в каменисто-кустарниковой саванне, в сущности, в полупустыне. Сельское хозяйство архаично и едва ли позволяет прокормить 15-миллионное население. При том, что 80% жителей обитает в сельской местности. Периодические засухи ввергают страну в настоящий голод, когда вся надежда исключительно на иностранную гуманитарную помощь.
В стране имеются большие разведанные месторождения золота, урана, железной руды и других полезных ископаемых. Их разработками занимаются зарубежные фирмы. В последние годы в Северном Мали идет активная нефтеразведка и обнаружены первые месторождения углеводородов. Утверждается, что крупные. Нефтеносные участки уже проданы и перепроданы, но что там происходит в реальности, неизвестно. Пока никто не видел ни барреля малийской нефти. Главными «нефтяниками» в регионе являются французская Total и катарская компания Qatar Petroleum Company. Некоторые малийские политики обвиняют их в организации восстания туарегов на том основании, что Франция и Катар были главными организаторами свержения Каддафи. Хотя для нефтяных компаний нет никакого смысла в смене режима, поскольку власти Мали и так охотно с ними сотрудничали.
До нынешней войны ВВП Мали на душу населения едва достигал 1 тыс. евро в год. Сейчас, наверное, существенно снизился. В стране высокая рождаемость и чудовищно высокая детская смертность. Население отличается низким уровнем образования. Только 50% жителей грамотны, а единственный университет закрылся из-за отсутствия студентов. Малийцы не горят желанием учиться. Все эти беды усугублены чудовищной коррупцией, пронизавшей все властные структуры.
ЛЮДИ В СИНЕМ
Количество туарегов в публикациях СМИ оценивают в 5 млн. человек. На самом деле туарегов не более 1,5 млн. Впрочем, и это число достаточно условно, потому что никто никогда их не считал и переписи не проводил. Они лишь часть берберских племен, расселившихся по всей Сахаре. При этом племена кочуют в пределах своих территорий, не вторгаясь к соседям, ибо это чревато войной. Исторически туареги контролируют караванные пути, взимая дань «за охрану», и не признают над собой никакой государственной власти. Не зря же только в Мали они с 50-х годов ХХ века четырежды восставали. Открытые боевые действия начались еще в 1963 году.
Поэтому считаются прирожденными воинами и охотно принимаются на контрактную военную службу, а то и призываются. Например, в Мали они несли воинскую службу наравне с остальными народами, но в основном в элитных частях. Немало туарегов поступало учиться и затем делало карьеру на госслужбе. В том же Мали их много на высоких должностях в различных административных структурах. Но преданность своему племени они ставят выше верности государству.
Туареги обитают в пяти странах: Мали, Алжире, Ливии, Нигере и Буркина-Фасо. Но единым народом стали признавать себя едва ли полвека назад. Единство это весьма условно. Туареги разделены на пять племенных конфедераций. Те, в свою очередь, делятся на племена, кланы, роды (семьи). Вот здесь присутствует жесткая иерархия, каждый клан издревле выполняет определенные функции, за пределы которых заходить не должен. Северо-восточную часть Мали контролирует клан Ифорас. Второй клан, обитающий в Мали, – Иднан, воинский клан, традиционно существовавший за счет набегов на чужие территории. Но не на территорию Ифорас, где сам в основном кочует.
Есть еще третий клан – Ингхад, в прежние времена подчинявшийся Ифорас и Иднан. В составе Социалистической Республики Мали люди клана почувствовали себя равноправными гражданами и категорически не желают создания туарегского Азавада, где их снова подчинят «родовитые» кланы.
Нынешний мятеж и война в Мали – прямое следствие крушения режима Каддафи в Ливии. Полковник воображал себя защитником всех угнетенных народов и стремился распространить свое влияние как можно шире. В рамках этого своего политического увлечения он призвал в Ливию молодых туарегов, чтобы затем помочь им освободить свои земли. Однако после обучения отправил туарегов воевать в Чад, а не в малийский Азавад и Нигер, откуда те явились.
Поскольку население Ливии довольно мало, в стране трудилось много иностранных рабочих, а в армию охотно принимали туарегов. Это не были наемники, как их сейчас представляют, а солдаты регулярной армии. Некоторые там даже выслужили полный срок и заслужили нормальную военную пенсию. Падение диктаторского режима лишало их всего. Поэтому они оказались главными защитниками Каддафи.
Впрочем, несколько офицеров-туарегов дезертировали под воздействием соплеменника Аг Баханга – известного борца за права туарегов и бандита. С помощью дезертиров он организовал разграбление арсеналов и массовый вывоз оружия в Мали. Так местные туареги оказались сверх всякой меры обеспечены оружием, которого им всегда не хватало. В одной из таких поездок Аг Баханга был то ли убит, то ли погиб в ДТП.
После убийства Каддафи воевавшие за него туареги вернулись в Мали в октябре 2011 года. Эта группа офицеров и солдат во главе с бывшим полковником ливийской армии Мухаммедом Аг Наджм стала ядром Национального движения освобождения Азавада (MNLA).
Специалисты с военным образованием, они проанализировали прежние неудачи и текущую ситуацию, разработали план восстания и спланировали будущие боевые действия. MNLA заключило военный альянс с образованным в 1910 году молодежным Национальным движением Азавада (MNA), которое оказалось очень сильно в современных информационных технологиях. Поэтому восстание началось с усиленной пропагандистской работы в Интернете. Вскоре MNA растворилось в более многочисленной MNLA, в котором главенствуют кланы Ифорас и Иднан.
Главным вопросом для MNLA стал выбор конечной цели. Ветераны последнего крупного восстания 1990-х и более локального в 2006 году поумерили свои требования и были согласны на автономию в составе Мали, а также предоставления им культурных и экономических прав. Однако ветераны-ливийцы настояли на полной независимости трех северных провинций – Тимбукту, Гао и Кидаль, собственно составляющих регион Азавад.
Национальное движение освобождения Азавада поддерживается большинством туарегов севера Мали. Но кроме кочевников в регионе имеется многочисленное оседлое население – арабы и негроидные народы сонгхай и фуль, которых не прельщает жизнь в чуждом их интересам государстве. К ним следует добавить туарегский клан Ингхад, имеющий своих военных лидеров. В частности, полковника армии Мали аль-Хадж Гаму.
Помимо MNLA, подчеркнуто светского освободительного движения, в Мали с недавних пор имеется и исламистская группировка во главе с бывшим лидером туарегов Ийяд Аг Гали. После поражения восстания 2006 года он несколько отошел от революционной деятельности и попал под влияние пакистанских проповедников. И, вполне вероятно, под влияние богатых спонсоров джихада из монархий Персидского залива. После чего сформировал свое движение «Ансар ад-Дин» («Последователи веры»). Теперь его цель – сделать всех туарегов салафитами. Задача непосильная, если принять во внимание господствующий среди кочевников матриархат. Роль женщин в семьях столь велика, что про законы шариата туареги не хотят слышать. Достаточно сказать, что их женщины не закрывают лица, а вот мужчинам, наоборот, неприлично показываться без лисама, закрывающего лицо до глаз. Только во время еды они опускают вуаль до подбородка. Поэтому нетрудно понять, почему так недолго продолжался альянс MNLA с исламистами.
В «Ансар ад-Дин» первоначально вступали туареги, разделяющие взгляды вождя. Позднее начали вливаться и представители других племен, которых больше устраивало создание шариатского государства, чем светского туарегского.
После мятежа 2006 года на севере Мали появились эмиссары «Аль-Каиды», а затем и боевые отряды, в основном состоящие из арабов. В 2007–2008 годах нападениями с захватом заложников и убийствам они практически ликвидировали иностранный туризм в регионе и изгнали все гуманитарные организации, лишив жителей какой-либо внешней помощи. Зато это привело к расцвету контрабанды, сыграв на руку туарегам, контролировавшим караванные пути.
Местные жители и не заметили, как в Мали обосновалась «Аль-Каида» Исламского Магриба», в основном здесь состоящая из алжирских боевиков, не первый год воюющих с правительством своей страны. А в конце 2011 года в преддверии туарегского мятежа возник свой, местный филиал «Аль-Каиды» – «Движение за единство и джихад в Западной Африке». В него принимали выходцев из Мавритании, Нигера, Дагомеи и других стран, в основном чернокожих. Движение сразу занялось похищением иностранцев, в основном в сопредельных странах, вымогательством крупных выкупов и казнями пленников.
МЯТЕЖИ, ВОССТАНИЯ,
ПЕРЕВОРОТЫ
В 1991 году в Мали произошел переворот, свергнувший диктатора Муссу Траоре. Произошло это во время восстания туарегов. Новый диктатор, то есть «демократически избранный президент» Туре, потратил большие средства на модернизацию отсталого Севера. Как положено в коррумпированном государстве, большей частью деньги оказались поделены между главами кланов и чиновниками. Для проведения модернизации был создан специальный фонд PSDPN. Он должен был финансировать и контролировать создание инфраструктуры в регионе. Но занялся строительством военных баз правительственных войск.
Туареги использовали это как повод к мятежу, который, хорошо подготовившись, подняли 17 января 2012 года. Тут же на их сторону перешли целые элитные подразделения малийской армии, укомплектованные членами кланов Ифорас и Иднан, обученные, кстати, американскими инструкторами. Первые бои вспыхнули близ города Менака возле границы с Нигером. Информация поступала противоречивая: по одним данным, повстанцы пытались штурмовать город, по другим – всего лишь обстреливали.
Война против сепаратистов из MNLA превратилась в национальный позор. Проблема не только в низкой боеспособности правительственных войск. Деморализовало и способствовало разложению отношение высшего командования и коррумпированного госаппарата. В столицу доходили слухи, что солдаты в Северном Мали едва не умирали от голода, поскольку снабжение продовольствием фактически прекратилось. В деревне к северу от города Кидаль боевики-исламисты поголовно вырезали целое подразделение малийской армии. А когда возле города Тессалит вблизи алжирской границы в плен попало много солдат, лидер MNLA Мухаммед Аг Наджм предложил их вернуть Мали, власти отказались принять пленных. Армия посчитала себя преданной.
Повстанцы из исламистской группировки «Ансар ад-Дин» объявили 20 марта об установлении контроля над северо-восточными районами Мали. По их словам, они захватили населенные пункты Адрар, Ифорас, Тинзаватен, Тессалит, Агельхок.
Днем 21 марта на военной базе, расположенной рядом с президентской резиденцией, выступил министр безопасности и гражданской обороны страны Садио Гассама. Воззвав к долгу и патриотизму, он пропустил мимо ушей жалобы личного состава и младших офицеров на нехватку боеприпасов и продовольствия. Тем более проигнорировал вопросы о плохом управлении войсками, из-за чего, по мнению военнослужащих, армия потерпела поражение. Через несколько часов возмущенные солдаты захватили здания государственного телевидения и радио. Вещание было прекращено.
Солдаты правительственной армии Мали возвращаются с зачистки от боевиков деревни Каджи и расположенного близ нее на реке Нигер острова. 	Фото Reuters
В тот же день вспыхнул мятеж на военной базе в районе города Гао. По словам очевидцев, вечером солдаты принялись палить в воздух, а затем обезоружили и арестовали нескольких офицеров. Они потребовали от правительства выслушать их требования.
На следующий день, 22 марта, взбунтовавшиеся солдаты, не дождавшись отклика на свои требования, начали штурм президентского дворца. Президент Мали Амаду Тумани Туре, правивший с 1991 года, написал в своем микроблоге в Twitter: «Происходящее в Мали не государственный переворот. Это просто мятеж».
Бой за резиденцию длился несколько часов, победила армия. Президента Туре отстранили от власти, и он спрятался в посольстве Сенегала. От имени путчистов по телевидению выступил их руководитель капитан Амаду Саного. Среди мятежников не оказалось ни одного офицера старше капитана. Это было настоящее стихийное восстание без каких-либо зарубежных кукловодов.
Мятежники образовали «Национальный комитет по восстановлению демократии и воссозданию государства», признать который в качестве законной переходной структуры отказалось Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС).
26 марта 2012 года в Мали был создан Объединенный фронт в защиту республики и демократии (ОФЗРД), в который вошли 38 политических партий и около 20 общественных ассоциаций и рабочих профсоюзов. Если учесть, что в стране существует 150 партий, не так уж и много. Главное требование – возвращение солдат в казармы и восстановление конституционного порядка. Представитель нового объединения Кассум Тапо заявил: «Цели фронта очевидны – возврат к нормальной жизни в рамках Конституции, восстановление мира и безопасности на севере Мали и проведение свободных, демократических и прозрачных выборов». А руководство фронта подчеркнуло: «Мы осуждаем военный переворот и взятие власти армией. Сегодня все силы должны объединиться ради защиты демократии». С тех пор о деятельности ОФЗРД ничего не слышно.
27 марта в крупнейшем городе Кот-д'Ивуара Абиджане состоялся чрезвычайный саммит глав государств Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС), посвященный военному перевороту в Мали. Он принял санкции против узурпаторов власти. Фактически страна оказалась в финансовой блокаде с перекрытыми границами. И военная хунта уступила нажиму. Капитан Амаду Саного подписал документ о передаче власти гражданским лицам
ВЛАСТЬ И БЕЗВЛАСТИЕ
В начале апреля президент Туре подал из иностранного посольства прошение об отставке в адрес Национального собрания Мали. Председатель парламента Дионкунда Траоре в соответствии с Конституцией был назначен временно исполняющим обязанности главы государства, а еще через несколько дней принес присягу. Ему предстояло за 40 дней подготовить страну к проведению выборов.
Поскольку мятежные солдаты взяли под арест половину кабинета министров, 17 апреля 2012 года было создано переходное правительство во главе с руководителем представительства компании Microsoft на африканском континенте Модибо Диарра. Он же стал ответственным за проведение переговоров с туарегами и исламскими экстремистами.
19 апреля новое правительство выпустило на свободу арестованных ранее малийских политиков и военных руководителей. Об этом заявил представитель Национального комитета восстановления демократии и возрождения государства (НКВДВГ), сформированного мятежными военнослужащими. 11 гражданских и 11 военных деятелей содержались на армейской базе в районе города Кати недалеко от столицы. С ними проводились какие-то следственные действия. Видимо, допросы. Арестовывали их, однако, не солдаты, а малийские силы безопасности. Среди задержанных были премьер-министр страны Модибо Сидибе, экс-министр финансов Сумаила Сиссе, министр безопасности и гражданской обороны Садио Гассама и начальник Главного штаба войск генерал Хамиду Сиссоко. Официально против них велось расследование в связи с обнаружением в их домах незаконно хранящегося оружия. Бывший диктатор Туре, тоже освобожденный от ответственности, 20 апреля выехал в Сенегал со всей своей большой и дружной семьей, включая детей и внуков.
Однако 1 мая хунта вновь взяла власть в стране под свой контроль. Нестабильная ситуация в стране продолжала сохраняться. 21 мая резиденцией президента попытались овладеть демонстранты, недовольные текущей политикой и своим экономическим положением. По некоторым данным, несколько человек было застрелено охраной. Зато взбунтовавшиеся народные массы сумели изловить временного президента Дионкунда Траоре и пробили ему голову. По другим данным, он получил огнестрельное ранение в голову и без сознания был доставлен в реанимацию.
11 декабря 2012 года по приказу Амаду Саного военные арестовали временно исполняющего обязанности премьер-министра страны Модибо Диарра при попытке покинуть страну и вылететь во Францию. По другим данным, арестовали его в собственном доме. И по сложившейся традиции отправили в военный лагерь Кати. Его обвиняют в попытке поставить под угрозу движение страны в сторону демократии.
В короткой речи в эфире Службы малийского радиовещания и телевидения Модибо Диарра заявил, что уходит в отставку с поста главы правительства. Но так и не объяснил, почему в стране до сих пор не были проведены демократические выборы. Хотя и так ясно: кто же откажется от государственной кормушки в насквозь коррумпированной стране.
ШАРИАТСКИЙ АЗАВАД
Переворот не повысил боеспособность армии. К апрелю практически весь северный Мали оказался в руках повстанцев. 27 мая 2012 года Народное движение за освобождение Азавада и «Ансар ад-Дин» объединились и объявили о создании независимого государства Азавад. Обе организации заявили о самороспуске и создании Переходного совета Исламского Государства Азавад. Но радость туарегов была недолгой.
Боевики экстремистских группировок, связанных с «Аль-Каидой», буквально за полтора месяца выбили туарегов из всех захваченных городов. Последним 12 июля был захвачен город Ансого в 100 км от Гао.
Азавад вместо туарегского стал шариатским. Причем насаждаемые исламистами законы шариата брались в самом радикальном их варианте. Правозащитники из организации Human Rights Watch обвинили захватчиков в жестоких публичных казнях, ампутации конечностей и бичевании за такие преступления, как кража, продажа алкоголя или сигарет. При этом поступление всех контрабандных товаров контролируется самими же исламистами, зарабатывающими на этом неплохие деньги.
Всех женщин принудили носить закрытую одежду, запретили любую музыку, в том числе народную. Запрещены кино, телевидение, любой спорт, включая уличный футбол. За это можно поплатиться ампутацией ноги, а то и расстрелом. Местное население обвиняет исламистов в произволе, развитии сексуального рабства и насильной мобилизации подростков в отряды боевиков.
Более того, салафиты начали исправлять «неправильный ислам» в регионе. В первую очередь это выразилось в массовом осквернении и уничтожении местных религиозных святынь. В основном речь идет о памятниках культурного наследия всемирного значения, охраняемых ЮНЕСКО. Особенно масштабный размах варварство приняло в Тимбукту – городе «333 святых». Исламисты взрывали знаменитые средневековые глиняные мечети, сносили мавзолеи и могилы святых.
В июне 2012 года в городе Гао население вышло на манифестацию протеста. Демонстрантов встретили пулями. Один человек был убит, десятки ранены. А исламистские власти принялись закручивать гайки до упора.
Складывалось впечатление, что власти Мали махнули рукой на аннексию севера страны. Мировое сообщество тоже больше было озабочено восстановлением в Мали коррумпированного, зато законного правления. Россия, как всегда, заняла особую позицию, предлагая урегулировать конфликт переговорами.
Больше всех ситуация озаботила Францию, которая поняла, чем чревато появление экстремистского государства салафитов. В Азаваде уже начали работать тренировочные лагеря джихадистов.
Только в октябре 2012 года «для освобождения севера Мали от исламских экстремистов» Совет Безопасности ООН санкционировал развертывание в стране африканского миротворческого контингента под эгидой стран ЭКОВАС. Эти 15 стран были готовы отправить контингент из 3 тыс. солдат для «содействия армии Мали», «защиты населения», «обеспечения безопасности гуманитарных грузов». О прямом участии в боевых действиях речи не шло. Впрочем, денег на операцию у ЭКОВАС все равно не было.
В ноябре генсек ООН Пан Ги Мун заявил о нецелесообразности финансирования операции из бюджета ООН. В декабре Совбез ООН снова рассмотрел вопрос Мали и 20 декабря принял резолюцию 2085, в которой одобрил ввод африканских сил ЭКОВАС на север Мали. При этом операция планировалась не ранее сентября 2013 года. Участвовать в освобождении оккупированного севера Мали с лета рвалась Франция, но про нее в резолюции ни слова. Да и в самой Франции еще окончательно не решили, что делать.
Ситуацию подтолкнули исламисты, начавшие в январе наступление на столицу Мали Бамако. Они штурмом взяли город Конна, открывающий стратегический путь в южную часть страны. Было понятно, что малийская армия их не остановит.
11 января началась операция французских войск «Сервал». В Мали начали прибывать солдаты Иностранного легиона и боевые вертолеты. Еще раньше прилетели самолеты «Мираж» и «Рафаль». 14 января стали видны первые итоги. Французы остановили наступление исламистов. Авиаударом по военному лагерю, где проходило совещание полевых командиров, было уничтожено до 60 экстремистов, в том числе ряд военачальников разного уровня. Нанесены удары по еще целому ряду баз экстремистов. Около 100 боевиков было уничтожено в отбитом городе Конна. Отмечалось, что сопротивление боевиков оказалось сильнее, чем ожидалось.
Однако экстремисты сразу поняли, что пытаться сдержать французов – самоубийство, и начали отступать, оставляя города. В конце января французов поддержали туареги, начавшие обратно отбивать свои города. Они уже были согласны на скромную автономию в составе Мали.
И хотя все города севера были очищены от экстремистов, война перешла в партизанскую фазу. Более того, 22 февраля боевики атаковали Гао, захватив мэрию и резиденцию губернатора. Их, конечно, выбили, но осадок, как говорится, остался. Сейчас исламисты прячутся в горах и растворились среди деревенских жителей, но война с ними может растянуться на годы. Так что продолжение этой истории обязательно будет. Тем более если французы уйдут из страны. Кстати, за полтора месяца боев они потеряли всего трех человек.   

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Татьяна Ефремова

Десятки тысяч столичных кружков и секций помогают горожанам развивать таланты детей

0
144
Путин подписал указ об освобождении Василия Лихачева от обязанностей члена ЦИК РФ

Путин подписал указ об освобождении Василия Лихачева от обязанностей члена ЦИК РФ

0
193
В ближайшие пять лет Китай может стать самым большим авиарынком в мире

В ближайшие пять лет Китай может стать самым большим авиарынком в мире

0
145
В Верховный суд стали обращаться реже

В Верховный суд стали обращаться реже

Екатерина Трифонова

Граждане или удовлетворены качеством правосудия, или уже в нем разочаровались

0
207

Другие новости

Загрузка...
24smi.org