0
6642
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

13.06.2019 20:06:00

Из чувства солидарности с порабощенными народами

Русские военные дипломаты в Англо-бурской войне 1899-1902 годов

Владимир Винокуров

Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – вице-президент Лиги военных дипломатов, доктор исторических наук, профессор.

Тэги: ЮАР, африка, трансвааль, буры, дипломат, максимов, куропаткин, ромейкогурко


14-1-1-t.jpg
Подполковник Евгений Максимов
в армии буров стал генералом.
Фото из книги The Russians
and the Anglo-Boer War 1899-1902.
1988
В самом начале ХХ века в России модной была песня с очень прочувствованными строчками: «Трансваль, Трансваль, страна моя,/ Ты вся горишь в огне»; а на пароходах и в поездах полиция вылавливала гимназистов, отправлявшихся в Южную Африку сражаться вместе с бурами, страну которых (Республику Трансвааль) стремились захватить империалисты-англичане. О том, что буры истребляли и порабощали коренное африканское население, не знали не только гимназисты, но и вся тогдашняя «прогрессивная общественность». Впрочем, и англичанами руководили отнюдь не гуманистические идеи, а желание расширить свои владения на юге Африки за счет богатых месторождениями золота и алмазов подконтрольных бурам территорий.

ЗАБЫТЫЕ СРАЖЕНИЯ

Сегодня Англо-бурская война 1899-1902 годов является одним из тех событий, которое пока не нашло достойного отражения в отечественной истории. До последнего времени отсутствовали сведения, которые рассказывали бы об участии наших соотечественников в этой войне. Но оказалось, что в ней в разном качестве участвовало много представителей России, в том числе военных дипломатов. Но сначала краткая историческая справка о самой войне.

Англо-бурская война (1899-1902) – война Великобритании против бурских республик Южной Африки – Оранжевой и Трансвааля, в результате которой они стали английскими колониями. Непосредственным поводом к войне послужил отказ Трансвааля предоставить избирательные права английским переселенцам (уитлендерам). Но есть другие, более веские причины: в 1867 году в районе границы между Оранжевой республикой и Капской провинцией Великобритании было открыто крупнейшее в мире месторождение алмазов, а в 1886 году в Трансваале – запасы золота, ставшие объектом экспансионистских устремлений Англии. Осенью 1899 года Англия начала концентрировать войска у границ бурских республик. Чтобы предупредить вторжение, буры 11 октября 1899 года объявили Англии войну и начали военные действия.

В феврале 1900 года английские войска под командованием генерала Робертса перешли в наступление, деблокировали осажденные города и в марте 1900 года заняли столицу Оранжевой республики Блумфонтейн, а 31 мая столицу Трансвааля Преторию. В октябре 1900 года около 20 тыс. буров под командованием Л. Боты и X. Девета, разделенных на небольшие отряды, так называемые коммандос, развернули упорную партизанскую войну. Англичане, в свою очередь, применили «тактику выжженной земли», приведшую к огромным людским и экономическим потерям.

31 мая 1902 года буры были вынуждены подписать мирный договор, признав аннексию Англией Трансвааля и Оранжевой республики. Расходы Англии на эту войну составили несусветную по тем временам сумму – 143 млн 365 тыс. фунтов (по другим данным, от 200 до 220 млн фунтов). Потери Англии убитыми и умершими от болезней составили около 22 тыс. человек и более 100 тыс. потеряли трудоспособность после перенесенных тяжелых инфекционных болезней.

О приближающейся войне было хорошо известно в России. Так, военный агент (атташе) в Лондоне полковник Генерального штаба Н.С. Ермолов 15 августа 1899 года докладывал: «В случае войны начальником экспедиции будет назначен, по слухам, опытный генерал Sir Redvers Buller (Буллер Редверс Генри (1839–1908) – английский генерал. Участвовал в Англо-зулусской войне 1878–1879 годов. В 1899 году назначен главнокомандующим английскими войсками в Южной Африке, но, разбитый 15 декабря у г. Коленсо, сдал командование лорду Робертсу, оставив за собой командование войсками Наталя. В 1901 году был вынужден уйти в отставку. – В.В.). Считается, что для успешной войны с бурами надо иметь в Южной Африке не менее 40 тыс. Настоящих приготовлений к войне в Англии еще не заметно; войне как будто не верят. Австралия и Канада предложили Англии на случай войны услуги своих контингентов».

В английском военном руководстве никто с самого начала не рассчитывал, что боевые действия затянутся, хотя все понимали, что это будет война не из легких. В донесении Н.С. Ермолова от 1 октября говорилось: «Война неизбежна. До ныне отправлено: из Англии – 2 батальона, 3 батареи; из Индии – 4 батальона, 3 батареи, 3 полка кавалерии; из Средиземного моря – 4 батальона. На будущей неделе соберется в Южной Африке всего 20 тыс., т.е. 17 батальонов, 5 полков кавалерии, 10 батарей и 4 роты сапер. Ныне решено отправить еще из Англии первый корпус, хотя бы всего 70 тысяч.

Главнокомандующий генерал Буллер уезжает через две недели; ожидается призыв резервистов и созыв парламента. Обозы первого корпуса отплывают в субботу. Войну рассчитывают на полгода; готовят много ездящей пехоты; закупают мулов и повозки в Америке. Общий план; оборона границы Наталя, наступление от Порта-Елизаветы на Бломфонтейн и Преторию».

За неделю до начала бурами боевых действий африканеры направили руководству Великобритании крайне дерзкий по тем временам ультиматум, известный в истории как ультиматум Крюгера, с требованием вывести войска, которые превышали обычную численность английской армии в Южной Африке (Стефанус Йоханнес Паулус Крюгер (1825–1904) – один из руководителей сопротивления буров английским войскам, президент Южно-Африканской Республики в 1883–1900 годы. – В.В.). Об этом также немедленно сообщил в своем донесении от 20 сентября (2 октября) 1899 года полковник Н.С. Ермолов.

14-1-2-t.jpg
Иностранные военные атташе при войсках буров.
Третий слева – полковник Ромейко-Гурко.
Фото с сайта www.angloboerwar.com
ВОСХИЩЕНИЕ ОБЩЕСТВА

Война на отдаленном от Европы театре военных действий вызвала значительный интерес со стороны большинства стран и не оставила равнодушным их общественность. Русская печать сравнивала буров с былинными героями, ценящими независимость отчизны больше жизни, восторгалась их мужеством и храбростью. Вызывал заслуженное восхищение и сам факт, что небольшая нация буров (в Трансваале и Оранжевой республике проживало менее 200 тыс. человек. – В.В.) осмелилась противостоять и успешно вести войну против державы, имевшей практически пятикратное превосходство в живой силе (общее число бурских ополченцев составляло около 50 тыс. человек, английские же войска к февралю 1900 года насчитывали более 250 тыс. – В.В.). В России в поддержку буров были собраны 70 тыс. подписей и вместе с небольшой скульптурной композицией «Братина» подарены им.

За время войны на стороне буров воевало до 2500 добровольцев из различных стран. Несмотря на все трудности, приток иностранцев в ряды буров был высок. В основном это были волонтеры из Голландии, Германии, Италии, Португалии. Отношение буров к иностранным добровольцам было доброжелательным. Прибывающие в Преторию получали 15 дней отдыха, за время которого должны были подготовиться к походу и запастись всем необходимым. Каждый волонтер давал подписку оставаться в стране до окончания войны и после этого бесплатно обеспечивался парой одежды, белья и сапог, ложкой, вилкой и ножом, ружьем, патронташем, фляжкой для воды, бурской широкополой шляпой с гербом Трансвааля, непромокаемым плащом, лошадью (на выбор), седлом и полным довольствием.

Не осталась в стороне и Россия. Официально российские власти придерживались политического нейтралитета в этой войне, но не препятствовали добровольцам частным порядком принимать участие в боевых действиях на стороне буров.

Всего, согласно исследованиям последних лет, в отрядах свободных республик воевало около 250 российских подданных, среди них: подпоручик Августус Е.Ф., поручик Арнольдов Ф.Ф., князь Багратион-Мухранский Н.Г., штабс-ротмистр Ганецкий А.Н., братья Гучковы Ф.И. и А.И., прапорщик Диатроптов А., подпоручик князь Енгалычев М.Н., подполковник Максимов Е.Я., подпоручик Покровский Л.С., штабс-капитан Потапов А.С., лейтенант флота фон Строльман Б.А., штабс-капитан Шульженко А.Н. и др. Одним из первых русских добровольцев, прибывших в Трансвааль, был А.Е. Едрихин (Вандам), в 1905 году – помощник военного атташе в Китае. 22 июня 1917 года он был произведен в генерал-майоры. С 12 октября по 16 ноября 1918 года – командир Псковского корпуса в Северной добровольческой армии, а с 21 июня по 25 ноября 1919 года – начальник штаба Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича. Позже эмигрировал в Эстонию. Скончался в 1933 году в Ревеле (Таллин).

РОССИЯ ИНТЕРЕСУЕТСЯ

До формального начала Англо-бурской войны оставалось еще несколько дней, а военный министр России генерал-лейтенант А.Н. Куропаткин после сообщения об ультиматуме президента Крюгера уже давал необходимые распоряжения, чтобы быть в курсе предстоящих событий. Начальнику Главного штаба, [21 сентября] 1899 года: «Необходимо немедленно назначить двух офицеров Генерального штаба для присутствования на случай войны в Южной Африке по одному с каждой стороны... и просьба прислать карту военных действий, где обозначить... сборы буров и английских войск».

А заместитель начальника Военно-ученого комитета Главного штаба генерал-лейтенант В.В. Сахаров писал тем временем товарищу (заместителю) министра иностранных дел России графу В.Н. Ламздорфу: «Милостивый государь граф Владимир Николаевич. Имея в виду, в случае возникновения войны между Великобританией и Трансваалем, испросить высочайшее соизволение на командирование на театр военных действий в Африке одного из офицеров нашего Генерального штаба, покорнейше прошу ваше сиятельство не отказать выяснением вопроса о том, не встречается ли со стороны Великобританского правительства каких-либо препятствий к допущению упомянутого офицера к действующим войскам. Командирование нашего офицера в лагерь буров в настоящее время не предполагается».

До начала боевых действий оставалось еще два дня, а российский военный атташе (агент) на стороне Великобритании уже активно готовился к поездке. По распоряжению канцелярии Военно-ученого комитета от 27 сентября 1899 года № 1433 им стал П.А. Стахович: «По приказанию военного министра, состоящий ныне в прикомандировании к 52-му драгунскому Нежинскому полку младший делопроизводитель канцелярии Военно-ученого комитета Главного штаба подполковник Стахович будет командирован в Южную Африку для наблюдения за ходом боевых действий, причем распоряжение о командировании означенного штаб-офицера уже сделано через штаб Московского округа...»

Павел Александрович родился 14 января 1865 года в семье шталмейстера, члена Совета государственного коннозаводства А.А. Стаховича (1830–1913). Окончил Пажеский корпус (1884). В службу вступил 1 сентября 1882 года. Выпущен корнетом в Кавалергардский Ея Величества полк. Поручик (ст. 14.08.1888). Окончил Николаевскую академию Генерального штаба (1890) по первому разряду. Штабс-ротмистр гвардии (пр. 1890 – ст. 13.05.1890 – за отличие). Состоял при Кавказском военном округе. Отбывал лагерный сбор при Московском военном округе. Переименован в капитаны ГШ (ст. 26.11.1890). Старший адъютант штаба 36-й пехотной дивизии, старший адъютант штаба 1-й пехотной дивизии. Цензовое командование эскадроном отбывал в 3-м драгунском Сумском полку. Старший адъютант штаба 1-й кавалерийской дивизии, штаб-офицер для особых поручений при штабе Гренадерского корпуса. Подполковник (ст. 06.12.1895).

С 5 апреля 1897 года – младший делопроизводитель канцелярии Военно-ученого комитета Главного штаба. Для ознакомления с общими требованиями управления и ведения хозяйства в кавалерийском полку был прикомандирован к 52-му драгунскому Нежинскому полку. Состоял военным агентом при английской армии в Южной Африке во время Англо-бурской войны 1899–1902 годов (распоряжение о назначении 27.09.1899 – о возвращении 31.07.1900). За успешное исполнение миссии награжден орденом Св. Владимира 4-й степени. Полковник (пр. 06.12.1899 – ст. 06.12.1899 – за отличие).

С 8 января 1900 года – старший делопроизводитель канцелярии Военно-ученого комитета Главного штаба, затем – начальник отделения Главного штаба. Командир 52-го драгунского Нежинского полка. Участник Русско-японской войны 1904–1905 годов. Командир лейб-гвардейского Уланского Его Величества полка. Генерал-майор (пр. 06.12.1906 – ст. 31.05.1907 – за отличие).

Затем занимал должности окружного генерал-квартирмейстера штаба войск Гвардии и Петербургского военного округа и начальника 2-й отдельной кавалерийской бригады. Генерал для поручений при генерал-инспекторе кавалерии (с 27.11.1912) и член совета Главного управления государственного коннозаводства (с 25.05.1913). Генерал-лейтенант (пр. 14.04.1913 – ст. 31.05.1913 – за отличие).

Участник Первой мировой войны. Начальник 1-й Кубанской казачьей дивизии. Управляющий государственным коннозаводством (с 28.07.1915). На 10 июля 1916 года в том же чине и должности. Главноуправляющий государственным коннозаводством (назначен между 03.01. и 08.02.1917). После Февральской революции 1917 года эмигрировал за границу.

Однако намерение послать военного атташе к бурам встретило некоторые трудности, поскольку Министерству иностранных дел России очень не хотелось портить отношения с крайне недружественной и могущественнейшей в то время Великобританией. В связи с этим управляющий Министерством иностранных дел граф Ламздорф 25 сентября 1899 года направляет сообщение заместителю начальника Военно-ученого комитета Главного штаба генерал-лейтенанту В.В. Сахарову: «Милостивый государь Виктор Викторович! Письмом от 24-го сего сентября за № 245 ваше превосходительство изволили передать Министерству иностранных дел о желании генерал-лейтенанта Куропаткина командировать одного из офицеров нашего Генерального штаба к войскам Трансваальской Республики на время военных действий между последней и Великобританией.

Вследствие сего имею честь уведомить вас, что официальное командирование русского офицера в названную страну с политической точки зрения представляется весьма щекотливым, так как в обострении отношений между Великобританией и Трансваалем весьма серьезное значение имел вопрос о правах последнего на независимость, и потому положение Республики как воюющей стороны остается еще невыясненным».

Любопытно и то, что Англия с самого начала ограничила у себя число иностранных военных представителей одним из каждой страны и в дальнейшем довольно строго придерживалась этого правила.

Поскольку война шла уже несколько недель, то для дипломатов вопрос о направлении военного представителя в лагерь африканеров перестал быть столь щекотливым, как прежде. 21 ноября 1899 года военный министр А. Куропаткин направил министру иностранных дел М.Н. Муравьеву письмо следующего содержания: «Милостивый государь граф Михаил Николаевич. В 21 день сего ноября последовало высочайшее соизволение на командирование в армию буров для наблюдения за ходом военных действий штаб-офицера для поручений при командующем войсками Варшавского военного округа Генерального штаба подполковника Ромейко-Гурко».

Английские власти были недовольны предстоящей поездкой российского военного агента. Так, в секретной телеграмме российского посла Е.Е. Стааля из Лондона от 2 (14) декабря 1899 года говорилось о реакции Великобритании на намерение послать офицера Генштаба России в армию буров для наблюдения за ходом боевых действий: «Лорд Солсбери, с которым я виделся вчера, говорил со мной об инциденте с военным атташе практически в том же смысле, что и г-н Сандерсон, но с большим спокойствием… Заключение Солсбери: британское правительство не может никоим образом способствовать необычному мероприятию, задуманному нами, но, с другой стороны, не может помешать его осуществлению». Резолюция Николая II: «Сообщить военному министру, чтобы наш военный агент поехал бы в Трансвааль. 4 декабря 1899 г.»

ВОЕННЫЙ АТТАШЕ 

И ЕГО ПОМОЩНИКИ

17 декабря (н. ст.) 1899 года на имя министра иностранных дел России М.Н. Муравьева поступила телеграмма от государственного секретаря далекой южноафриканской страны о готовности принять подполковника Ромейко-Гурко: «Милостивый государь, благодарим за вашу телеграмму. Лейтенант-полковник [подполковник] Ромейко-Гурко будет желанным гостем, правительство окажет соответствующее его рангу почести и уважение. Русские и другие компетентные лица будут предупреждены о его прибытии. Немедленно по прибытии он будет представлен государственному секретарю».

Ромейко-Гурко Василий Иосифович – генерал от кавалерии (10.04.1916), родился 8 (20) мая 1864 года в Царском Селе в семье генерал-фельдмаршала И.В. Гурко. В 1885 году окончил Пажеский Его Императорского Величества корпус, а в 1892 году – Николаевскую академию Генерального штаба по первому разряду.

Командир эскадрона, командир дивизиона, старший адъютант штаба 8-й пехотной дивизии, обер-офицер для поручений при штабе Варшавского военного округа, штаб-офицер для поручений при помощнике командующего войсками Варшавского военного округа, штаб-офицер для поручений при командующем войсками Варшавского военного округа. С 7 августа 1900 года – Генерального штаба полковник.

Во время Англо-бурской войны 1899–1902 годов состоял военным агентом при войсках буров (распоряжение о направлении 21.11.1889 – об отзыве 31.07.1900). За отличное исполнение обязанностей во время военных действий в Южной Африке был представлен к ордену Св. Владимира 4-й степени). Впоследствии – младший делопроизводитель Военно-ученого комитета Главного штаба, военный агент в Берлине (06.04 – 24.11.1901), затем состоял в распоряжении начальника Главного штаба. Участник Русско-японской войны 1904–1905 годов: штаб-офицер для поручений при управлении генерал-квартирмейстера штаба Маньчжурской армии (12.02.1904 – 25.03.1905). С марта 1905 года – командир 2-й бригады Урало-Забайкальской сводной казачьей дивизии, с 20 апреля 1906 года – 2-й бригады 4-й кавалерийской дивизии. С 3 октября 1906 года – председатель Военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны 1904–1905 годов. Затем – начальник 1-й кавалерийской дивизии, с которой вступил в Первую мировую войну и действовал в Восточной Пруссии в составе 1-й армии генерала П.К. Ренненкампфа. С 9 ноября 1914 года – командующий 6-м армейским корпусом, 6 декабря 1915 года возглавил 5-ю армию (утвержден 21.02.1916). С 14 августа 1916 года – командующий Особой армией, созданной на базе группы генерала В.М. Безобразова, в которую входили войска Гвардии, 1-го и 30-го армейских корпусов, а также 5-й кавалерийский корпус.

В связи с болезнью генерала М.В. Алексеева с 10 ноября 1916 года по 17 февраля 1917 года исполнял должность начальника штаба Верховного главнокомандующего, номинально оставаясь во главе армии (Гурко на посту командующего армией замещал генерал П.С. Балуев). Проявил властный характер (в отличие от мягкого Алексеева), активно противостоял попыткам союзников ускорить русское наступление в 1917 году.

После Февральской революции 1917 года – главнокомандующий Западным фронтом. После обнародования в приказе по армии и флоту «Декларации прав военнослужащих» 15 мая подал Верховному главнокомандующему и министру-председателю Временного правительства рапорт, что он «снимает с себя всякую ответственность за благополучное ведение дела». За это, а также за монархические взгляды указом Временного правительства от 22 мая 1917 года смещен с должности с запрещением назначать его на пост выше начальника дивизии. С 23 мая 1917 года состоял в распоряжении Верховного главнокомандующего.

В августе-сентябре 1917 года по постановлению Временного правительства находился в заключении в течение месяца в Петропавловской крепости. 8 сентября ему было объявлено о высылке за границу. После того как выяснилось, что высылка через Финляндию невозможна, был вторично арестован, а спустя неделю ему было позволено покинуть Россию через Архангельск при содействии британских властей. 14 октября уволен со службы.

В эмиграции жил в Италии, активно участвовал в деятельности РОВС, занимал пост председателя Союза инвалидов, сотрудничал в печатном органе РОВСа в журнале «Часовой». Скончался 11 (23) февраля 1937 года в Риме, похоронен на кладбище Тестаччо.

Помощниками военного атташе были назначены М.А. фон Зигерн-Корн и В.И. Щеглов.

Фон Зигерн-Корн Михаил Антонович (02.02.1858 –?) – русский военный инженер, генерал-майор. В 1878 году окончил Николаевское инженерное училище. С 10 мая по 16 ноября 1900 года был командирован Военно-ученым комитетом Главного штаба в Трансвааль в качестве помощника военного агента при войсках буров. После возвращения из Южной Африки, в 1901 году, написал большой отчет о командировке, который преподнес Николаю II. Отчет был оформлен в виде книги «Англо-бурская война. От сдачи Претории бурами до отъезда президента Крюгера в Европу». Отдельные главы были опубликованы в печати под рубрикой «Рассказы участников об Англо-бурской войне». Участвовал в Русско-японской войне 1904–1905 годов, в 1917 году проживал в Санкт-Петербурге.

Щеглов Владимир Иванович (15.02.1864 –?) – генерал-майор (пр. 1912 – ст. 03.04.1912 – за отличие), военный инженер. Образование получил в Псковском кадетском корпусе (1882). Окончил Николаевское инженерное училище: выпущен в 1885 году по первому разряду подпоручиком (ст. 12.08.1883) в 6-й саперный батальон. Поручик (ст. 12.08.1887). Окончил Николаевскую инженерную академию по 1-му разряду. Штабс-капитан (ст. 05.11.1889), капитан (ст. 28.03.1893). Находился в Трансваале (Южная Африка) в командировке в качестве помощника военного агента.

Впоследствии – штатный преподаватель Николаевской инженерной академии и училища. Подполковник (ст. 06.12.1900), полковник (пр. 1904 – ст. 06.12.1904 – за отличие). Затем – начальник инженеров Выборгской крепости, начальник инженеров Ивангородской крепости, строитель морской крепости Императора Петра Великого. В 1917 году – штатный преподаватель Николаевской инженерной академии в Санкт-Петербурге. Умер после 1917 года.

В заключение следует напомнить, что по договору, заключенному в Претории 31 мая 1902 года, потомки голландских поселенцев не наказывались за участие в Англо-бурской войне. В 1906 году бурские республики получили автономию во внутренних делах, а 31 мая 1910 года был провозглашен новый доминион Англии – Южно-Африканский Союз (ЮАС), объединивший Капскую колонию, Наталь, Трансвааль и Оранжевую республику (бывшее Оранжевое Свободное Государство). 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ересь не преграда для диалога

Ересь не преграда для диалога

Милена Фаустова

Почему Московский патриархат укрепляет связи с дохалкидонскими церквами

0
745
В Александрии больше нет блаженства

В Александрии больше нет блаженства

Милена Фаустова

Русское православие теряет связь с «материнской» греческой церковностью

0
1729
Российский путь в Африку

Российский путь в Африку

Наталья Спивак

Предоставленная Москвой платформа для диалога встретила значительный интерес со стороны лидеров Черного континента

0
4106
Голубое топливо месторождения Yakaar-Teranga будет приоритетным для сенегальского рынка

Голубое топливо месторождения Yakaar-Teranga будет приоритетным для сенегальского рынка

Борис Николаев

С экспортом сырья разработчики участка решили не спешить

0
2155

Другие новости

Загрузка...
24smi.org