0
1928
Газета Вооружения Интернет-версия

19.10.2007 00:00:00

Подготовка к орбитальному удару

Андрей Кисляков

Об авторе: Андрей Львович Кисляков - военный журналист.

Тэги: космос


Полвека назад начало космической эры повлекло за собой и наступление новой эпохи в развитии военного искусства. Правда, иные энциклопедические издания до сих пор определяют отличие войны от мира массовым применением оружия. Однако современная ситуация и тенденции возникновения нынешних военных конфликтов говорят о том, что данная трактовка безнадежно устарела. Из многочисленных публикаций военных специалистов можно сделать вывод, что цель войны будущего – не захват территории противника, а нанесение выверенных ударов по его «болевым точкам». При этом не происходит нарушение международных границ: удары наносятся по морским, воздушным, а также электронным коммуникациям. Атаке подвергнутся и спутниковые «созвездия» – орбитальные группировки, которые уже сегодня играют ключевую роль в обеспечении высокого военно-экономического потенциала ведущих государств планеты.

ЧТО УДАЛОСЬ СДЕЛАТЬ

Как следствие – уходит в прошлое массовое использование сухопутных войск на основе бронетанковой техники. Сокращается роль стратегической авиации. В принципе смещается акцент в понятии «стратегические вооружения» от классической «ядерной триады» к неядерным средствам на основе высокоточных систем оружия различных способов базирования. Это, в свою очередь, подразумевает наличие большого числа спутниковых средств разведки, предупреждения, прогнозирования и целеуказаний, которые сами по себе нуждаются в защите и обороне.

Надо заметить, что с момента окончательного формирования в конце 1950-х годов военного противостояния между СССР и США в области космоса рассматривалось два принципиальных направления деятельности: противоракетная оборона и борьба с космическими объектами потенциального противника.

Как только практика подтвердила возможность орбитальных полетов – соответственно первого автоматического искусственного спутника Земли в 1957-м и первого космонавта в 1961 году, – оба направления космонавтики тотчас получили единую стратегическую военную задачу: воздействовать на космические аппараты потенциального противника. Но если людям, к счастью, еще не довелось повоевать на орбите, то противоспутниковое оружие на основе ракетно-космической техники обзавелось уже солидной историей.

В наши дни ни одна из стран не обладает развернутой системой противоспутниковых средств. В начале 1990-х годов по негласному соглашению все испытания по этим системам были приостановлены как в России, так и в Соединенных Штатах. Однако создание противоспутникового оружия не было ограничено ни одним из действующих договоров...

Можно сказать, что отработано два способа уничтожения спутников. Первый предусматривает вывод ракетой-носителем на заданную орбиту спутника-перехватчика, который на втором или третьем витке сближается с целью и подрывается. Во втором случае кинетическая ракета-перехватчик выводится носителем в заданную точку и поражает цель, используя собственную активно-пассивную систему наведения. Отметим, что в качестве носителя наиболее перспективными оказались самолеты: у американцев – модернизированный истребитель F-15, а у СССР – модифицированный вариант истребителя МиГ-31 – МиГ-31Д.

В ОТВЕТ НА «СОСИСКИ»

Первые попытки уничтожить спутник ракетой, запускаемой с самолета, предпринимались американцами еще осенью 1959 года. 3 сентября с борта самолета В-58 стартовала ракета, нацеленная на спутник «Дискаверер-5». Но запуск оказался аварийным. Однако уже 13 октября ракета «Балд Орион, стартовавшая с бомбардировщика В-47, прошла всего в 6,4 км от спутника «Эксплорер-6», что можно расценить как очевидный успех.

После знаменитого блефа Никиты Хрущева о том, что СССР не только штампует межконтинентальные баллистические ракеты, «как сосиски», но и располагает ядерным орбитальным оружием, американцы в спешном порядке приступили в мае 1962 года к реализации программы трехступенчатых твердотопливных противоракет «Найк Зевс». А кубинский ракетный кризис, случившийся в октябре того же года, подвиг Вашингтон на противоспутниковую программу, основу которой составил слабенький перехватчик «Тор», теоретически способный поразить спутник, находящийся на расстоянии примерно в 130 км от места старта по высоте и в 2800 км – по курсу.

Тем не менее в ходе предвыборной кампании в сентябре 1964 года президент США Линдон Джонсон лично сообщил о существовании обеих противоспутниковых систем. Хотя по-настоящему боеспособную систему спутникового перехвата, получившую название ASAT, американцы развернули в середине 1980-х годов на базе кинетического перехватчика и самолета-носителя. 13 сентября 1985 года запущенная во время отработочного запуска ракета уничтожила вследствие прямого попадания спутник-мишень «Солуинд», высота орбиты которого составляла 450 км.

На боевое дежурство систему ASAT, сведенную в две эскадрильи, оснащенные в общей сложности 28 самолетами-носителями и 56 ракетами, Соединенные Штаты поставили в 1987 году. Перехватчик – ракета ASAT – состоял из нескольких десятков небольших двигателей, инфракрасной системы самонаведения, лазерного гироскопа и бортового компьютера. На его борту не было взрывчатого вещества, поскольку поражение цели осуществлялось за счет кинетической энергии при соударении с ИСЗ.

К концу работы второй ступени перехватчик раскручивался до 20 об/с с помощью специальной платформы. Это было необходимо для нормальной работы инфракрасной системы самонаведения и обеспечения стабилизации перехватчика в полете. К моменту отделения перехватчика его инфракрасные датчики, ведущие обзор пространства с помощью восьми оптических систем, должны были захватить цель.

Твердотопливные двигатели перехватчика располагались в два ряда по окружности его корпуса, причем сопла размещались посредине. Для определения ориентации самого перехватчика служил лазерный гироскоп, являвшийся, по существу, высокоточными часами, которые отсчитывали обороты. Принятые инфракрасными датчиками сигналы от цели, а также информация с лазерного гироскопа поступали в бортовой компьютер. Он устанавливал, какой двигатель должен включиться для обеспечения движения перехватчика по направлению к цели. Кроме того, компьютер рассчитывал последовательность включения двигателей, чтобы не нарушалось динамическое равновесие.

Пуск ракеты ASAT с самолета-носителя предполагалось осуществлять на высотах 15–21 км как в горизонтальном полете, так и в режиме набора высоты. Для превращения серийного истребителя F-15 в носитель ASAT требовалась установка специального подфюзеляжного пилона и связного оборудования. В пилоне размещалась небольшая ЭВМ, оборудование для связи самолета с ракетой, система коммутации, резервная батарея питания и газогенератор, обеспечивавший отделение ASAT.

Вывод самолета в расчетную точку пуска ракеты предусматривалось производить по командам с центра управления воздушно-космической обороны, которые будут отображаться в кабине летчика. Большинство операций по подготовке к пуску выполнялось самолетной ЭВМ. Задача пилота – выдерживать заданное направление и пуска перехватчика при получении сигнала от ЭВМ в интервале 10–15 секунд.

Выше уже говорилось, что все работы по противоспутниковым программам были прекращены в начале 1990-х годов.

РАДИКАЛЬНЫЙ ПОДХОД

СССР с самого начала проблему уничтожения вражеских спутников, как и во всех случаях, когда дело касалось вооружений, вознамерился решить радикально.

В 1959 году генеральный конструктор ОКБ-52 Владимир Челомей предложил программу борьбы с искусственными спутниками противника, причем сделал все возможное, чтобы новое направление вытеснило работы по противоракетной обороне. Надо сказать, что на руку Челомею сыграло событие, без преувеличения являющееся истинным военным триумфом Советского Союза.

1 мая 1960 года новый ракетно-зенитный комплекс С-75 наконец-то достал на подлете к Уралу американский высотный самолет-фоторазведчик Lockheed U-2, до этого времени безнаказанно летавший на недоступных для советских МиГов-перехватчиков высотах. Весь мир облетели снимки спасшегося и плененного летчика Фрэнсиса Пауэрса на фоне обломков его самолета.

Руководство СССР резонно предположило, что теперь Соединенные Штаты в деле сбора разведданных переориентируются на широкое применение спутников-шпионов. Сам же Владимир Челомей, использовав возможности своего сотрудника Сергея Хрущева, сына советского лидера, добился полного доминирования противоспутникового направления.

Кстати, Никита Хрущев победно заявил уже в июне 1960 года, что всякий разведывательный спутник над территорией СССР будет сбит. Между тем лишь в 1961 году конструкторское бюро Владимира Челомея приступило к программе «Истребитель спутников» (ИС). Суть программы заключалась в том, что с помощью мощной ракеты-носителя на орбиту выводился спутник-перехватчик. Находясь на околоземной орбите, ИСЗ-убийца с помощью бортовой двигательной установки осуществлял маневры, которые позволяли сблизиться с целью и уничтожить ее, взорвавшись самому.

Спутник сферической формы, снабженный ядерным зарядом мегатонной мощности, проектировался таким образом, чтобы после подрыва он распадался на большое количество фрагментов, разлетающихся на расстояние до нескольких километров с огромной скоростью. В качестве носителя во время летно-конструкторских испытаний системы ИС в середине 1960-х годов использовалась межконтинентальная баллистическая ракета Р-36.

Эта МБР, предназначенная изначально для так называемой частичной «орбитальной бомбардировки», когда боеголовки летят не по баллистической траектории, а совершают полувиток вокруг Земли, была полностью снята с вооружения в 1984 году. Однако сам проект лег в основу создания знаменитой ракеты РС-20 «Сатана», которая находится на боевом дежурстве и поныне.

Систему ИС приняли на вооружение в 1972 году и поместили несколько ракет в шахтные пусковые установки на космодроме Байконур. Испытания продолжались вплоть до начала 1980-х годов. Во время последнего, состоявшегося 18 июня 1982 года, спутник под обозначением «Космос-1379» перехватил мишень, имитировавшую навигационный американский ИСЗ «Транзит».

В конце 1980-х годов начались летные испытания двух модифицированных самолетов МиГ-31, предназначенных для запуска противоспутниковых ракет. Но продолжавшиеся несколько лет испытания остановили, боевой образец ракеты-перехватчика так и не был готов.

В августе 1983 года тогдашний руководитель СССР Юрий Андропов сделал сенсационное заявление о прекращении в Советском Союзе всех работ по космическим вооружениям. Однако в обстановке строжайшей секретности в КБ «Салют» продолжили трудиться над созданием боевой космической станции с кодовым названием «Скиф».

Приведенный в книге Игоря Дроговоза «Ракетные войска СССР» отрывок из официальной истории головной отечественной ракетно-космической корпорации «Энергия» повествует: «Для поражения военных объектов были разработаны два боевых космических аппарата на единой конструктивной основе, оснащенные различными типами бортовых комплексов вооружения – лазерными и ракетными. При этом первый тип аппаратов должен был применяться по низкоорбитальным объектам, а второй – по объектам, расположенным на средневысотных и геостационарных орбитах».

Испытание станции намечалось провести во время первого старта новой мощнейшей ракеты-носителя «Энергия» в мае 1987 года. Причем опять решили не размениваться на мелочи, а запустить сразу боевой образец, правда, без дорогостоящего вооружения.

Итак, в традиционной советской спешке и штурмовщине 80-тонную 37-метровую станцию, получившую для СМИ название «Полюс», смонтировали на носителе «Энергия», и 15 мая состоялся запуск. Отказавшая еще на этапе выведения система управления не вовремя включила двигательную установку станции, которая благополучно упала в Тихий океан. После этого «отец» перестройки Михаил Горбачев решил отказаться от дальнейших работ по «Скифу». Однако сама идея орбитальный боевых комплексов, исторически близкая отечественной противокосмической обороне, никуда не делась и ждет своего часа для воплощения.

«ЛУЧ СВЕТА В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ»

Выстраивая концепцию противоракетной и противоспутниковой борьбы, специалисты по обе стороны океана не переставали думать о широкомасштабном использовании для этих целей оружия направленной энергии, а именно – лазерной техники. Дело в том, что лазерное оружие способно наиболее эффективно поражать объекты, имеющие тонкостенные оболочки. К таким объектам как раз и относятся космические аппараты. Кроме того, при достаточной мощности излучения уничтожение целей может вестись как из космоса, так и с поверхности Земли.

Лазерные лучи беспрепятственно распространяются в космосе, но при прохождении через атмосферу излучение постепенно рассеивается и поглощается частицами воздуха, водяных паров и пыли. Таким образом, разработка мощного источника энергии является критичной для любого вида лазерного оружия.

На сегодня максимальных успехов, в частности, в Соединенных Штатах удалось достичь в деле создания химических лазеров, разработка которых ведется еще с последней трети ХХ века. В последние годы из всего многообразия выбрали образец лазера, у которого источником энергии является химическая реакция между фтором и водородом. В результате образуются «высокоэнергетичные» молекулы фтористого водорода, которые, освобождаясь от избыточной энергии, испускают инфракрасное излучение длиной волны 2,8 микрометра.

Анализируя американский опыт, советские специалисты подсчитали в середине 1980-х годов, что для одного импульса такому лазеру космического базирования потребуется около полутоны химического топлива. Вдобавок излучение необходимо сфокусировать с помощью отшлифованных с микронной точностью зеркал диаметром около 5 м.

Но сам лазер – ничто без многоуровневой системы охлаждения зеркального полотна, демпфирования нагрузок, системы наведения с быстродействующим компьютером. Плюс к тому нужно достичь высокой степени плотности излучения, то есть скорострельности, поскольку возможные боевые действия с применением стратегических вооружений предусматривают поражение большого числа целей. Следовательно, сам лазер должен иметь источник энергии в десятки мегаватт.

К счастью, наряду с фантастическими денежными затратами технические проблемы пока не позволяют создать боевой образец химического лазера. Между тем СССР чуть было не сделал мечту реальностью.

ВО ВСЕМ ВИНОВАТ «СПЕЙС ШАТТЛ»

По признанию советского военного руководства, форсирование Соединенными Штатами программ стратегических ракет с разделяющимися головными частями свело практически на нет всю пятнадцатилетнюю работу по системе ПРО А-35, неспособной выполнять задачу в условиях большого числа разных по массе ложных целей и активных помех. Иными словами, противоракетный комплекс устарел еще до принятия на вооружение в 1971 году.

Несмотря на существенный задел в области ПРО, Советский Союз, а по наследству и Россия, по всей видимости, так разочаровались в активном воплощении этой программы, что предпочли оборонным средствам наступательные.

Между прочим, в 1970-е годы наступательное мышление возобладало даже внутри самой идеи ПРО. Видимо, до конца осознав ущербность А-35, координатор по линии КПСС всех оборонных инициатив Дмитрий Устинов отдает распоряжение научно-производственному объединению «Комета» провести научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по программе «Фон».

Рональд Рейган даже развитым актерским воображением еще не мог представить, что такое «звездные войны», а конструкторы в Ульяновске уже вычерчивали контуры перспективной системы ПРО космического базирования, способной держать на прицеле сразу весь американский ракетно-ядерный потенциал, включая БР морского и воздушного базирования. Причем уничтожать ракеты предполагалось до их запуска.

С этой целью в конце 1970-х годов стартовала программа «Фон-1», предусматривающая создание многообразия вооружений: различных видов лучевого оружия, электромагнитных пушек, антиракет, многозарядных систем, в том числе и залпового огня. Однако трезвый расчет ряда конструкторов программы наглядно показал, что подлетного времени в 20–25 минут явно недостаточно, чтобы одним махом уничтожить все ракеты на всех носителях.

Но мысль остановить нельзя, и в 1983 году начались весьма перспективные исследовательские работы – «Фон-2» – в области создания оружия в противовес американской Стратегической оборонной инициативе. В результате появились разработки по электромагнитному оружию, поражающему радиоэлектронное оборудование противника, оружию на основе мощного электромагнитного колебания поля и различным лазерным системам.

Среди последних наиболее интересен, с точки зрения современных перспектив, проект «Терра», предусматривающий разработку и производство мощной наземной лазерной установки, способной уничтожать летательные аппараты противника в околоземном пространстве.

Экспериментальный лазерный комплекс, включающий высокочастотную РЛС, способную выдавать точные характеристики цели, был развернут в Казахстане, и в середине 1980-х годов состоялись его испытания со стрельбой по реальным мишеням. Лазерные залпы тех лет показали, что мощности установки недостаточно для поражения боеголовок баллистических ракет. Тогда недостаточно┘

С конца 1970-х годов стало ясно, что американская программа «Спейс Шаттл» близка к триумфальному завершению. Само собой, советский генералитет усматривал в «челноке» потенциальные возможности, в частности, супербомбардировщика, способного при сходе с орбиты сделать спецнырок и нанести ядерный удар по Москве.

В конце 1983 года все тот же Устинов, но уже в ранге министра обороны, предложил использовать комплекс «Терра» для сопровождения «шаттлов». Один из них – «Челленджер» (погибший в 1986 году) – «подсветили» 10 октября 1983 года во время 13-го полета по программе «Спейс Шаттл», когда корабль проходил над казахстанским полигоном на высоте 363 км. Как рассказывал позже экипаж «челнока», в тот момент возникли нарушения в работе связи и электронного оборудования, а сами астронавты испытывали недомогание. Так что «разведка боем» по замыслу глобальной орбитальной войны, перспектива которой становится для нас все отчетливее, была проведена уже без малого четверть века тому назад.

ЧТО ХОТЕЛОСЬ БЫ ИМЕТЬ

По известным причинам удовлетворять любопытство относительно отечественных программ на означенную тему никому не рекомендуется. Что же касается американских устремлений, то всевозможные открытые источники дают исчерпывающее представление относительно планов США.

Итак, противоракетные лазерные комплексы воздушного базирования разрабатываются по программе ABL (Airborne Laser) и рассматриваются как эффективное средство борьбы с баллистическими ракетами на активном участке траектории их полета и ИСЗ на низких орбитах. Проект осуществляется группой американских компаний: Boeing (системная интеграция, СБУ и С), Lockheed Martin (система фокусировки лазерного луча) и TRW (лазер).

Программа ABL предусматривает создание воздушной платформы, несущей мощный лазер и систему его наведения – модифицированный авиалайнер «Боинг-747».

Основа комплекса – высокоэнергетичный йодокислородный химический лазер (Chemical oxygen iodine laser – COIL), работающий на длине волны 1,345 микрона. Мощность лазера – более 2 млн. Вт. Он имеет модульную конструкцию (состоит из 14 модулей, испытательный вариант – из 6). Для снижения веса в его конструкции широко используются новейшие пластмассы, композиты и титановые сплавы. Лазер размещается в хвостовой части самолета. Для «доставки» лазерного луча в носовую часть самолета используется сложная оптическая система, состоящая из лазеров малой мощности, датчиков, отклоняющих зеркал и адаптивной оптики, что обеспечивает точность сопровождения цели и компенсацию атмосферных искажений, и тем самым увеличивается дальность поражения цели.

Расчетная дальность действия лазера при патрулировании на высоте 12 км составляет, по оценкам американских специалистов, 400–600 км. Считается, что лазер может обеспечить до 40 «выстрелов» длительностью 3–5 секунд при выходной энергии в 3–4 МДж.

Kinetic Energy Interceptor (KEI) – кинетический твердотопливный высокоскоростной перехватчик – находится на ранней стадии разработки. Предусматривается возможность перехвата баллистических ракет на участке разведения до момента отделения боеголовок и ИСЗ на низких орбитах. Ожидается получение начальных боевых возможностей для варианта наземного базирования в 2011 году, а варианта морского базирования – в 2013 году.

Проект фирм Northrop Grumman/Raytheon включает:

– подвижную ПУ наземного базирования с двумя ракетами;

– высокоскоростной, маневренный перехватчик;

– систему командования, боевого управления и связи, а также спутниковые приемники;

Оборудование очень мобильно и может быть легко загружено в самолет C-17 для транспортировки в любую точку мира. Перехватчик KEI имеет длину 11 м и диаметр – 0,91 м. Он не предусматривает использование системы самонаведения, а будет запускаться по внешнему целеуказанию.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Получение гражданства РФ для соотечественников из Прибалтики Госдума обсудит осенью

Получение гражданства РФ для соотечественников из Прибалтики Госдума обсудит осенью

0
380
Верховный суд высказался за приватность осужденных

Верховный суд высказался за приватность осужденных

Екатерина Трифонова

Подтверждено, что зэкам тоже необходимо пространство для уединения

0
850
КПРФ прощается с несистемной оппозицией

КПРФ прощается с несистемной оппозицией

Дарья Гармоненко

Коммунисты пытаются взять под контроль потерянный после Жириновского электорат ЛДПР

0
1007
Российские волонтеры начали доставку гуманитарных грузов в подконтрольные села Николаевской области

Российские волонтеры начали доставку гуманитарных грузов в подконтрольные села Николаевской области

0
521

Другие новости