0
6975
Газета Вооружения Интернет-версия

26.06.2009 00:00:00

Американский "Орёл" против МиГов и Су

Вячеслав Володин

Об авторе: Вячеслав Володин - кандидат технических наук

Тэги: су30, истребители, исследования


су-30, истребители, исследования Американский истребитель F-15С «Игл» («Орел»).
Фото с сайта ВВС США

В моей предыдущей статье «Су-35 в прицеле западных экспертов» (см. «НВО» № 19 за 2009 год) был поднят вопрос о правильности методического понимания и практической трактовки результатов сравнительных оценок отечественных и зарубежных истребителей, активно используемых сегодня рядом западных фирм в продвижении своих боевых самолетов на мировой рынок авиационных вооружений.

В частности, были рассмотрены результаты имитационного исследования, проведенного британским агентством DERA в начале 1990-х годов применительно к сравнению истребителя EF-2000 с машиной семейства Су-30/Су-35. Некоторые из этих результатов стали известны благодаря обсуждению в печати как «недоразумения» в сравнительной оценке самолетов.

Сегодня подобные «недоразумения» далеко вышли за рамки имитационного исследования DERA. И многие из них по-прежнему связаны с рассмотрением истребителей семейства Су-30/Су-35, что и понятно. Ведь эти машины являлись в последние годы основным экспортным продуктом отечественного авиапрома, составляя на мировом рынке конкуренцию западным самолетам F-15С и F/A-18E/F. В сравнительных оценках этих самолетов с самолетами семейства Су-30/Су-35, полученных в зарубежных исследованиях, также накопилось немало «недоразумений».

НЕ ТОЛЬКО ЛЕТНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Интерес к оценке боевых свойств и возможностей самолетов семейства Су-30/Су-35 проявляется в последние годы в наибольшей степени в США и, в частности, при сравнении с ними не только основного на данный день истребителя американских ВВС F-15С, но и только что развернутого на вооружении самолета 5-го поколения F-22. Отличием американского подхода к изучению рассматриваемого вопроса от подхода, принятого в Европе, является ориентация на использование не имитационных исследований с компьютерным моделированием сравниваемых машин, а боевых учений, максимально приближенных по своей достоверности к реальным боевым действиям.

Именно таким образом появился коэффициент побед 8,11:1, установленный в 2003 году для истребителя F-15C по результатам воздушных боев, проведенных в рамках боевых учений «Рэд Флэг» с имитируемыми «агрессорской эскадрильей» боевыми самолетами семейства Су-30/Су-35. А ведь в упомянутом выше имитационном исследовании агентства DERA британские специалисты оценили в свое время F-15C коэффициентом побед 0,8:1 в его сравнении с истребителем Су-35.

Можно говорить о наличии здесь какого-то «недоразумения» в результатах зарубежных исследований, но при внимательном рассмотрении становится очевидным, что в этом расхождении оценок эффективности присутствует влияние факторов, наличие которых очень часто вообще упускается из внимания. Все они тем или иным образом связаны с системным подходом к оценке боевой эффективности истребителя.

Очевидно, что 10 лет, различающие по времени своего проведения имитационные исследования агентства DERA и боевые учения «Рэд Флэг», в которых были получены рассматриваемые оценки, не прошли даром для развития боевой авиации. Одним из проявлений этого развития стало внедрение централизованно-сетевого управления (ЦСУ) в практику боевого применения истребителей. Разумеется, эффект внедрения технологии ЦСУ можно обнаружить только в рамках масштабных боевых действий с задействованием больших групп самолетов, причем организованных в соответствующие боевые системы.

К подобной практике боевых действий авиации и относятся рассматриваемые оценки боевой эффективности истребителя. И американцы не только определили коэффициент побед истребителя F-15C, соответствующий использованию технологии ЦСУ при ведении дальнего ракетного боя, но и оценили то влияние, которое оказывает использование данной технологии на этот показатель. Считается, что реализация информационного взаимодействия истребителей F-15C с использованием существующих средств технологии ЦСУ, повышает коэффициент побед этого самолета в ходе ведения группового боя с противником. А при изъятии данной технологии из использования, что превращает единую боевую систему просто в группу находящихся в воздухе истребителей, коэффициент побед F-15C с упомянутого выше соотношения 8,11:1 уменьшается до 3,1:1.

Это уже ближе к оценке эффективности F-15C в сравнении с Су-35, данной специалистами агентства DERA в начале 1990-х годов. Но не совсем, и в этом также можно обнаружить влияние ряда факторов, определяющих рассматриваемый показатель. Ведь 10 лет, разделяющие сравниваемые оценки боевой эффективности, помимо внедрения в практику ведения боевых действий технологии ЦСУ характеризовались еще и активной модернизацией истребителей 4-го поколения, стоящих на вооружении.

Применительно к истребителю F-15C это было связано прежде всего с заменой первоначально установленной на самолете РЛС AN/APG-63 традиционной технологии на ее усовершенствованную модель AN/APG-63(v)3 с АФАР, обладающую гораздо более высокими характеристиками. Благодаря чему, по мнению специалистов ВВС США, истребителю F-15C обеспечивалась возможность успешного ведения дальнего ракетного боя с превосходящим в численном отношении противником. А это значит, что коэффициент побед 3,1:1, относящийся к сравнению истребителя F-15C с самолетами семейства Су-30/Су-35 без учета эффекта использования системной технологии ЦСУ, соответствовал качественно более совершенному авиационному боевому комплексу, чем тот, который представлял собой истребитель F-15C с исходным вариантом РЛС AN/APG-63, рассматривавшийся в имитационных исследованиях агентства DERA.

Нельзя точно утверждать, что различие этой оценки боевой эффективности F-15C и упоминавшегося выше коэффициента побед 0,8:1, которым охарактеризовали эффективность этого самолета британские специалисты в начале 1990-х годов, полностью определяется внесенными усовершенствованиями радиолокационной обзорно-прицельной системы F-15C. Однако это различие вполне «коррелируется» результатами учений «Коуп Индия-2004», состоявшихся в 2004 году на авиабазе Гвалиор индийских ВВС. Проведение этого мероприятия, вызвавшего сначала сенсационную шумиху в средствах массовой информации по поводу полной неэффективности истребителей F-15C в сравнении с истребителями Су-30МКИ, а затем крайнее удивление по поводу того, что истребители Су-30МКИ, оказывается, вообще не принимали участия в маневрах, оставило после себя ряд «недоразумений».

Длившиеся в течение двух недель учения «Коуп Индия-2004» были построены на основе имитирования боевых операций двух типов – наступательной и оборонительной, – в каждой из которых американские и индийские участники выступали в качестве противоборствующих сторон. В истребительных операциях американские истребители F-15C действовали, как правило, против истребителей Су-30МКИ, а в ударных операциях – против истребителей МиГ-21, прикрывавших ударные самолеты МиГ-27 индийских ВВС.

Как это со временем стало очевидно на основании комментариев американских участников учений, в «Коуп Индия-2004» со стороны Соединенных Штатов были задействованы истребители F-15C, не проходившие программы модернизации в полном объеме. Это были самолеты F-15C, оснащенные РЛС старого образца. И это вполне может объяснять низкий уровень боевой эффективности, проявленный этими машинами в противоборстве с боевыми самолетами ВВС Индии. Во всяком случае именно этим американцы в конце концов объяснили одно из «недоразумений», порожденных итогами «Коуп Индия-2004», – боевым превалированием истребителей МиГ-21 ВВС Индии над истребителями F-15C. И этот факт в познавательном плане, несомненно, представляет интерес в свете рассматриваемых в данной статье вопросов.

Сразу же следует подчеркнуть: речь в данном случае идет об истребителях модели МиГ-21 «Бизон», отличающейся от обычной версии этого самолета существенной модернизацией специального бортового оборудования и системы вооружения, что существенно повышает его возможности как авиационного боевого комплекса. Одной из составляющих программы модернизации являлось оснащение МиГ-21 новой РЛС и станцией РЭБ израильского производства. Использование индийскими летчиками практики постановки радиолокационных помех существенно снизило и без того не очень высокие, по современным меркам, возможности РЛС AN/APG-63 истребителей F-15C по обнаружению противника в дальнем ракетном бою за пределами визуальной видимости.

По признанию одного из американских летчиков, принимавшего участие в учениях «Коуп Индия-2004», сплошное радиолокационное поле, которое, руководствуясь принятой тактикой ведения боя, пыталась установить в зоне своей ответственности четверка F-15C, под влиянием радиолокационного противодействия противника оказывалось нарушенным. Пользуясь этим, «индийские летчики умело проскальзывали через бреши, образовавшиеся в обороне противника, выводя свои истребители МиГ-21 «Бизон» в зону ближнего боя, где численное превосходство создавало им неоспоримые преимущества».

Резюмируя сказанное выше, можно констатировать, что оценки боевой эффективности современных истребителей, рассматриваемые сегодня за рубежом, выходят по своему методическому содержанию за рамки учета одних только летно-технических характеристик самолета. Они охватывают характеристики вооружения и специального оборудования истребителя, переводя оценку боевой эффективности машины в категорию оценки авиационного боевого комплекса. А в некоторых случаях она выходит и за эти рамки, учитывая свойства истребителя как элемента авиационной боевой системы. И, приняв участие в боевых учениях «Коуп Индия-2004», американцы могли, в частности, убедиться в том, что модернизированный авиационный боевой комплекс МиГ-21 «Бизон» на базе истребителя 3-го поколения мало чем уступает по своей эффективности немодернизированному авиационному боевому комплексу в виде истребителя 4-го поколения F-15C.

О ФАКТОРАХ БОЕВОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ

Анализ причин «недоразумения» учений «Коуп Индия-2004», выразившегося в успехе применения истребителей МиГ-21 «Бизон» индийских ВВС против истребителей F-15С 3-го авиакрыла ВВС США, будет неполным, если не коснуться еще некоторых факторов, определяющих оценку боевой эффективности истребителя. Это оперативно-тактическое мастерство, летная подготовка пилотов и вообще профессионализм всего военного персонала авиационной боевой системы, в рамках которой проводится оценка боевой эффективности конкретных истребителей.

Очевидно, что эти факторы, весьма трудно воспроизводимые в имитационных исследованиях, всегда в явном виде присутствуют при проведении боевых учений. Присутствие данных факторов (как это стало известно позднее, после придания гласности некоторых подробностей) имело место и на учениях «Коуп Индия-2004». Это касается прежде всего оперативно-тактических аспектов проведения учений, начиная с их подготовки.

Так, согласно разъяснениям командира 3-го авиакрыла ВВС США полковника М.Снодграсса, появившимся в бюллетене ВВС США Inside the Air Force, по настоянию индийской стороны потолок ведения воздушных боев был ограничен средними высотами. Это ограничение, как потом оказалось, имело для американцев тяжелые последствия. Ведь если на больших высотах дальность пуска ракеты AMRAAM, которыми были вооружены истребители F-15C, составляет более 60 км (а на очень больших – более 100 км), то на средних высотах она снижается до 30–35 км. Что, естественно, ведет к уменьшению времени упреждения противника в применении оружия, делая комплексную оценку боевой эффективности истребителей более чувствительной к его возможностям ведения ближнего боя.

«Загнав» своего противника на средние высоты, участники учений со стороны индийских ВВС лишили американцев возможности использовать хорошо отработанную ими тактику ведения боевых действий, рожденную в специальных исследованиях по совершенствованию технологии боевых действий.

Однако было бы неправильным упомянуть только об ограничениях высоты полетов, говоря об оперативно-тактических аспектах, проявившихся в ходе учений «Коуп Индия-2004» при сравнительной оценке боевой эффективности истребителей американских и индийских ВВС. По признанию капитана М.Сноудена, отвечавшего в 3-м авиакрыле ВВС США за тактическую подготовку летного состава, «общее удивление вызвало то, что вместо традиционного стиля ведения боевых действий «красных», представление о котором сформировалось в годы холодной войны, индийская сторона продемонстрировала в учениях большую гибкость планирования боевых задач и разнообразие тактик их исполнения. Индийские штабные офицеры никогда не планировали повторение оперативно-тактических приемов, к которым их противник сумел адаптироваться, а командиры летных эскадрилий, участвовавших в маневрах, стремились всячески разнообразить тактические приемы своих действий при выполнении поставленных им боевых задач».

Можно сказать, что впервые «затрещала по всем швам» хорошо изученная в начале 1990-х годов исследовательской корпорацией RAND концепция оперативно-тактического использования боевой авиации (CONOPS) «красных». Правда, «красными», неприятно поразивших американцев своими особенностями CONOPS оказались не российские, а индийские ВВС. По признанию М.Сноудена, «американские участники учений ничем не смогли удивить в плане оперативно-тактического мастерства своих индийских коллег».

И, может быть, в этом заключается один из факторов, определивших по итогам учений «Коуп Индия-2004» боевую эффективность истребителей ВВС Индии, которая для истребителя Су-30МКИ, если исходить из некоторых заявлений американцев, соответствовала коэффициенту побед 3:1. А это более чем в три раза выше того показателя, который в свое время установили специалисты британского агентства DERA для подобного истребителя при его сравнении с истребителем F-15C по результатам своих имитационных исследований. Учитывая ограниченность, которая отличает имитационные исследования от боевых учений в части моделирования фактора оперативно-тактического мастерства и летной подготовки, характеризующего ту боевую систему, в рамках которой проводится оценка боевой эффективности конкретного истребителя, отмеченное повышение коэффициента побед Су-30МКИ над истребителем F-15C можно отнести на счет именно этого фактора.

Возможно, подобная мысль посетила при разборе итогов боевых учений «Коуп Индия-2004» и представителей командования ВВС США. Во всяком случае, добившись от индийской стороны повторения проведенных учений уже с участием истребителей Су-30МКИ, американцы предложили еще и новую их постановку. Если основным содержанием боевых учений «Коуп Индия-2004» было имитирование воздушных боев между истребителями индийских и американских ВВС, то в учениях «Коуп Индия-2005», состоявшихся в конце 2005 года на авиабазе Калейкунда индийских ВВС, этим содержанием стало имитирование боевых действий друг против друга двух смешанных групп самолетов, состоящих из истребителей военно-воздушных сил двух стран.

В состав каждой группы включался также самолет радиолокационного дозора и наведения Е-3 «Сентри» ВВС США, что создавало замкнутую в информационном отношении авиационную боевую систему, подобную тем, появление которых в современной практике ведения боевых действий обусловлено использованием технологии ЦСУ. Отличием боевых учений «Коуп Индия-2005» от маневров «Коуп Индия-2004» стало и то, что с американской стороны в этот раз были представлены истребители F-16C, переброшенные для этого в Индию с одной из авиабаз Японии. С индийской стороны в учениях были задействованы истребители Су-30МКИ, дополненные небольшой группой истребителей МиГ-21 «Бизон».

Очевидно, что, принимая участие в учениях «Коуп Индия-2005», американцы не только хотели реализовать свою давнюю мечту – «прощупать» истребитель Су-30МКИ в части его боевых свойств. Они задались целью определить и возможности, которыми обладают ВВС Индии в части реализации этих свойств в боевых действиях истребительной авиации. Для этого и была устроена проверка интероперабельности Су-30МКИ, то есть его совместимости (прежде всего в информационном отношении) с типичной авиационной боевой системой тактической авиации ВВС США.

По результатам данной проверки возникли очередные «недоразумения». Например, использование смешанных групп истребителей из машин американских и индийских ВВС, информационно взаимосвязанных в единую боевую систему за счет включения в эти группы еще и самолета радиолокационного дозора и наведения Е-3 «Сентри», позволило индийским летчикам более многогранно продемонстрировать свою оперативно-тактическую подготовку. Один из операторов системы наблюдения американской крылатой машины ДРЛО не смог удержаться от признания, что «в большинстве случаев индийские пилоты реагировали на информационное целеуказание, передаваемое с борта самолета Е-3 «Сентри» быстрее, чем это делали американские летчики, – факт, который у всех вызвал крайнее удивление».


Российский истребитель Су-35.
Фото из архива редакции «НВО»

БЛИЖНИЙ ВОЗДУШНЫЙ БОЙ И СВЕРХМАНЕВРЕННОСТЬ

Чтобы не создать впечатления, будто фактор оперативно-тактического мастерства и летной подготовки в оценке боевой эффективности истребителя в рамках авиационной боевой системы проявляется только в ходе ведения дальнего ракетного боя за пределами визуальной видимости, приведем впечатления еще некоторых непосредственных участников учений «Коуп Индия-2005».

В частности, капитан М.Мени, один из пилотов истребителей F-16C, принимавших участие в учениях, после их завершения констатировал: «Су-30МКИ – уникальный боевой самолет. Он обладает чрезвычайно высокой маневренностью, а она в значительной степени определяет боевую эффективность в ближнем воздушном бою». Другой американский участник воздушных боев, прошедших в рамках маневров «Коуп Индия-2005», пожелавший сохранить анонимность, даже три года спустя не мог удержаться от лестных отзывов в адрес индийских летчиков, пилотировавших истребители МиГ-21 «Бизон»: «Они успешно применяли в ближнем воздушном бою тактический прием «Ножницы», пользуясь способностью своих самолетов сохранять устойчивый полет на скорости всего 200 км/ч, а затем резко уйти вверх под 60╠ с высоты 3000 м на 6000 м».

К сожалению, это не конкретные оценки боевой эффективности, выраженные коэффициентом побед в воздушном бою. Для ближнего воздушного боя такие оценки практически отсутствуют в результатах проведенных учений. Что связано, по-видимому, с гораздо большей зависимостью исхода ближнего маневренного боя, по сравнению с боем дальним ракетным за пределами визуальной видимости, от фактора оперативно-тактического мастерства и летной подготовки. То есть того «человеческого фактора», который в отличие от технических характеристик боевых самолетов является величиной весьма непостоянной.

В связи с этим понятно стремление американцев свести в воздухе в ходе боевых учений свои истребители F-15C не просто с самолетами-имитаторами, изображающими российские боевые машины семейства Су-30/ Су-35, а с реальными образцами этих истребителей, в кабинах которых находятся пилоты не американской, а иной школы летного мастерства. Такая возможность представилась уже при их участии в учениях «Коуп Индия-2004», но в полной мере она реализовалась в 2008 году, когда боевая группа самолетов индийских ВВС прибыла на авиабазу Неллис ВВС США в штате Невада для участия в очередных учениях «Рэд Флэг». Пилотируемые индийскими летчиками истребители Су-30МКИ сменили здесь традиционно используемые для имитации «красных» машины так называемой «агрессорской» эскадрильи, максимально приблизив имитируемые боевые действия к реальным условиям.

По результатам этих учений приведенное выше мнение капитана ВВС США М.Мени относительно боевой эффективности Су-30МКИ в ближнем воздушном бою, сделанное после учений «Коуп Индия-2005», может быть дополнено распространенным через интернет (портал Jon Tube) сообщением неназванного американского летчика: «Пилоты F-15C смогли эффективно противостоять применению индийскими летчиками свойств сверхманевренности истребителя Су-30МКИ при выполнении ими маневров типа «Молот». Пилотам F-15C надо было только точно поймать момент, когда, взяв ручку управления самолетом на себя и потянув назад РУД, можно поймать на прицел пушки самолет противника, который, потеряв скорость после достижения верхней точки выполняемого маневра, начинает беспомощно падать вниз». (Упомянутый американским летчиком боевой маневр «Молот» впервые был продемонстрирован на выставке «Фарнборо-96» на самолете Су-37. Эта фигура высшего пилотажа получила тогда наименование «Кульбит».)

Данный факт, составивший один из результатов учений «Рэд Флэг-2008», не очень афишировался. Командование ВВС США опасалось, что в случае, если сведения о превалирующей боевой эффективности стоящих на вооружении американской военной авиации истребителей F-15C дойдут до лиц, принимающих решения в соответствующих комиссиях Конгресса Соединенных Штатов, опять возникнут старые проблемы с выделением финансирования на программу истребителя 5-го поколения F-22 «Рэптор». Командование ВВС США более устраивало поддержание той версии о полной неэффективности существующих истребителей F-15C в сравнении с истребителем Су-30МКИ, которую с таким трудом удалось создать после боевых учений «Коуп Индия-2004».

Очевидно, это обстоятельство заставило неназванного американского участника боевых учений «Рэд Флэг-2008» дополнить свое сообщение дополнительным пояснением, что в кабинах F-15 на этих учениях находились пилоты не той квалификации, которую имели пилоты F-16C, участвовавшие за три года до этого в боевых учениях «Коуп Индия-2005». Это были летчики, прошедшие специальную подготовку по ведению ближнего воздушного боя со сверхманевренными самолетами противника, роль которых при проведении этой подготовки выполняли истребители F-22 «Рэптор». Данное пояснение было резюмировано специальной оговоркой: «Продемонстрированное преимущество F-15C в ближнем бою, безусловно, является преходящим явлением. Поняв свою слабость в тактическом ведении ближнего воздушного боя с использованием элементов сверхманевренности, индийские летчики, безусловно, найдут со временем приемы, позволяющие им, используя маневренные свойства истребителей Су-30МКИ, противостоять в воздухе истребителям F-15C, пилотируемым летчиками американских ВВС».

Предположение американского участника учений «Рэд Флэг-2008» о возможно скорой адаптации индийских летчиков к боевым приемам авиационного воздушного боя, освоенных пилотами американских истребителей F-15C, не лишено основания. Ведь, согласно опубликованным ранее в печати данным, ежегодный налет строевых летчиков истребительной авиации ВВС США составляет 250 часов, а в индийских ВВС он доходит до 300 часов. (Для справки заметим, что для отечественной практики годовой налет летчиков-истребителей 120 часов является пока что планируемой целью.)

В заключение необходимо сказать следующее. Истребители семейства Су-30/Су-35, являющиеся в последние годы основным экспортным продуктом отечественного авиапрома, стали предметом пристального внимания в проводимых за рубежом исследованиях по сравнительной оценке боевых самолетов. Начатое британским агентством DERA еще в начале 1990-х годов сравнение этих российских машин с новыми образцами западных истребителей продолжается до сих пор. И здесь появляется много неожиданных результатов, которые могут восприниматься как «недоразумения», если не учитывать, что в реальных условиях боевого применения истребитель уже давно перестал быть изолированным объектом, а стал элементом боевой системы, эффективность которой есть нечто большее, чем летное совершенство самолета, демонстрируемое в ходе авиационных шоу на международных выставках.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Федун покидает должность вице-президента "Лукойла"

Федун покидает должность вице-президента "Лукойла"

0
168
Колумбия. Власти собираются запретить бои быков

Колумбия. Власти собираются запретить бои быков

0
174
Ловушка для российской нефти окажется пустой

Ловушка для российской нефти окажется пустой

Михаил Сергеев

Без участия Индии и Китая ограничить рост цены российских углеводородов не получится

0
477
Спикер Народного совета ЛНР Денис Мирошниченко выступит в Госдуме 28 июня

Спикер Народного совета ЛНР Денис Мирошниченко выступит в Госдуме 28 июня

0
176

Другие новости