0
5237
Газета История Интернет-версия

25.12.2015 00:01:00

Запечатлеть в храме

Возвысить новым большим собором подвиг нашего народа в годы Великой Отечественной войны предлагает Союз благотворительных организаций России

Об авторе: Евгений Водопьянов Евгений Владиславович Водопьянов – член Союза журналистов Москвы.

Тэги: казань, татарстан, сретенка, москва, кронштадт, религия, собор, великая отечественная война, благотворительность


казань, татарстан, сретенка, москва, кронштадт, религия, собор, великая отечественная война, благотворительность Морской собор святителя Николая Чудотворца в Кронштадте – величественный символ чести всех моряков. Фото Алекса Флорстейна

Кто не знает Покровский собор в Москве, более известный как храм Василия Блаженного? Этот величественный собор – одна из визитных карточек столицы России, да и страны в целом. И тот факт, что он возведен по велению царя Ивана Грозного в честь взятия русскими войсками Казани в 1552 году, у всех на слуху. Менее известен еще один храм, посвященный воинам, погибшим при штурме столицы Казанского ханства. Это храм-памятник в честь Нерукотворенного Образа Спасителя в столице Татарстана.

ВЕЧНО МОЛИТЬСЯ ЗА УБИЕННЫХ

История свидетельствует, что через два дня после взятия татарской столицы войсками 22-летнего царя, тот приказал в версте от местного кремля на берегу речки Казанки в общей могиле с почестями похоронить погибших воинов. На могильном холме царь приказал основать монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы, монахам которого предписал вечно молиться за убиенных.

Поскольку стены новых построек вскоре начали подмывать весенние разливы, по просьбе игумена Иоакима – первого настоятеля монастыря – царь повелел перенести его на версту ниже по течению Казанки. Непосредственно же на холме, под которым были захоронены воины, или «русском кладбище», в XVI веке была поставлена часовня.

В начале XIX века архимандрит монастыря Амвросий (Сретенский) решил на свои средства создать над братской могилой воинов храм-памятник в виде «столпа», для чего 12 июня 1811 года обратился к казанскому архиепископу Павлу с просьбой оказать содействие. Согласие на возведение святыни было дано, и, после того как Амвросий собрал 1500 рублей на проект памятника-обелиска, тот был представлен на утверждение императору Александру I. Сам император пожертвовал на возведение храма сначала 5000 рублей, а чуть позже – еще такую же сумму. Императрица Елизавета Алексеевна также пожертвовала 2000 рублей, 1000 рублей – императрица-мать Мария Федоровна. Внес свой денежный вклад и каждый из великих князей и княгинь. Параллельно по всенародной подписке стали поступать пожертвования «от разных особ»: от частных лиц, торговых обществ, дворянских собраний, духовенства, губернаторов и вице-губернаторов почти всех губерний Российской империи. И к концу строительства на храм, по разным данным, поступило от 100 135 до 106 399 рублей пожертвований.

Храм был освящен 30 августа (12 сентября) 1823 года. С тех пор и до революции 1917 года ежегодно в нем проводили торжества по случаю взятия Казани, а также служили панихиды по павшим воинам.

В ПАМЯТЬ О ВЕРНОСТИ И ЛЮБВИ К ВЕРЕ И ОТЕЧЕСТВУ

Традиция возводить храмы в знак благодарности Всевышнему за дарование успехов в войне существовала на Руси издревле. Так, еще Ярослав Мудрый на том месте, где произошла битва с печенегами, возвел в Киеве Софийский собор.

По приказу князя Дмитрия Донского в XIV веке в честь первой воинской победы Московской Руси – в Куликовской битве – были построены воинские храмы-памятники: Георгиевская церковь в селе Коломенском и церковь Всех Святых на Кулишках в Москве.

Традиции следовал и царь-реформатор Петр I. В 1709 году по его велению в Санкт-Петербурге в благодарность за небесное покровительство русским войскам в Полтавской битве был заложен храм. Поскольку битва со шведами состоялась 27 июня (10 июля), в день поминовения святого преподобного Сампсония Странноприимца, деревянная церковь, освященная в 1710 году, получила его имя. К 1740 году она была заменена на каменную. А в 1909 году, к 200-летию Полтавской битвы, Сампсониевской церкви был присвоен статус собора.

25 декабря 1812 года российским императором Александром I был издан Высочайший Манифест, согласно которому в Москве должны были возвести храм в честь победы русского народа в Отечественной войне 1812 года над Наполеоном. Правда, ради исторической справедливости необходимо заметить, что идея строительства храма-памятника была предложена генералом армии Михаилом Кикиным, который через приближенного к императору адмирала Александра Шишкова передал ее Александру I. Зато сама идея строительства храма оказалась крайне востребованной и была широко поддержана всеми слоями российского общества.

Красивейший Владимирский собор на вершине Центрального городского холма в Севастополе стал общим памятником на могилах адмирала Михаила Лазарева, выдвинувшего идею его создания, но умершего в 1851 году, а также адмирала Павла Нахимова, вице-адмирала Владимира Корнилова, контр-адмирала Владимира Истомина, павших во время трагической для России Крымской войны 1853–1856 годов.

Достойными памятниками всем чинам Морского ведомства России и поныне являются Никольские Морские соборы в Санкт-Петербурге (1753–1762) и Кронштадте (1901–1913), Успенская Адмиралтейская церковь в Воронеже и др.

ИНЫХ УЖ НЕТ...

Казанский кафедральный собор, или Собор Казанской иконы Божией Матери, – один из крупнейших храмов Санкт-Петербурга, возвышающийся на Невском проспекте, – тоже является памятником русской воинской славы. Хотя он был возведен в 1801–1811 годах и первоначально предназначался для хранения чтимого списка чудотворной иконы Божией Матери Казанской. Однако после Отечественной войны 1812 года в нем были помещены ключи от взятых городов и другие военные трофеи, а также похоронен полководец Михаил Кутузов, скончавшийся в 1813 году.

А вот как храмы воинской славы с самого начала были заложены и возведены в том же Санкт-Петербурге – Спасо-Преображенский и Троице-Измайловский соборы. Первый из них был посвящен победе России в войне с турками 1828–1829 годов. Его можно было назвать не только святыней, но и своеобразным музеем ратной славы: в соборе хранились многочисленные военные трофеи, на стенах размещались бронзовые доски с именами офицеров Преображенского полка, павших в сражениях. В особых шкафах за стеклом были выставлены преображенские мундиры Александра I, Николая I и Александра II, а также сабля последнего.

Возле собора был разбит сквер, окруженный уникальной оградой – стволами трофейных турецких пушек. Еще 14 орудий, в том числе 2 единорога XVIII века, захваченные у османов, стояли рядом с храмом.

Перед Троицким собором был воздвигнут памятник Славы также в честь подвигов российских войск в Русско-турецкой войне, но уже 1877–1878 годов. Памятник представлял собой колонну из пушек, отбитых в ту войну у турок. Венчала ее фигура гения с лавровым венком в протянутой руке. На каждой из четырех сторон пьедестала висели бронзовые доски. На них напоминались главные эпизоды войны и перечислялись наименования воинских частей, участвовавших в сражениях. Еще два столба, составленных из тех же захваченных у неприятеля орудий, возвышались с двух сторон памятника. Одиночные пушки стояли и вокруг него на гранитных постаментах.

К сожалению, по причине борьбы с религией советской власти, установившейся в стране в 1917 году, все три собора безвозвратно утеряли целый ряд хранившихся в них реликвий. В 1930 году был снесен и памятник Славы как «символ российского милитаризма». Пушки были проданы на переплавку в Германию. Историки предполагают, что металл от них вполне мог пойти на создание новых немецких пушек, которые спустя чуть более десятилетия вели огонь по блокадному городу и Измайловскому собору.

Но ему, впрочем, как и Казанскому, и Спасо-Преображенскому соборам еще повезло. Они остались целыми. Всем памятна история храма Христа Спасителя, снесенного ради строительства на его месте мифического Дворца Советов. И это, увы, не единичный случай в более чем 70-летней истории безбожной власти.

В начале XX века в Санкт-Петербурге возвели церковь Христа Спасителя в память Гефсиманского борения и святителя Николая Чудотворца, второе ее название – «Спас-на-Водах». Наши предки посвятили святыню памяти соотечественников, павших в Русско-японской войне 1904–1905 годов. Храм, на стенах которого были выбиты названия 91 корабля, участвовавшего в боях, и висели медные доски с отлитыми на них именами 8269 моряков, погибших как на море, так и на суше, после революции в буквальном смысле слова стерли с лица земли.

Все по той же причине отрицания властью Всевышнего на необъятной территории нашей многострадальной Отчизны почти не оставила о себе свидетельств в виде храмов-памятников Первая мировая война 1914–1918 годов.

Из-за антирелигиозной пропаганды, а больше – по причине недомыслия тогдашних властей, до самого развала СССР не могло быть и речи о благодарственном храме в честь Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Лишь к 50-летию Победы над фашизмом в Москве на Поклонной горе была сооружена сравнительно небольшая церковь Святого Георгия Победоносца.

СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ

И на сегодняшний день, как это ни парадоксально, в стране нет храма, который был бы общепризнанным православным символом великой Победы. Равновеликим как ее значению для всей мировой истории, так и скорби о десятках миллионов наших соотечественников, погибших в войне.

Имеющиеся немногочисленные храмы сооружены в связи с пусть и значительными, но все же локальными событиями войны: храм Всех Святых на территории памятника-ансамбля «Героям Сталинградской битвы»; храмы Святых Апостолов Петра и Павла и Святителя Николая Чудотворца на Прохоровском поле, где 12 июня 1943 года состоялось крупнейшее в мировой истории танковое сражение; храм в честь Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте в Санкт-Петербурге, возведенный в память о погибших в блокаду…

Восстановить историческую справедливость решили в Союзе благотворительных организаций России (СБОР). Здесь родилась идея сооружения в каком-либо знаковом месте столицы – на Поклонной горе или в Новой Москве – грандиозного храма вместимостью до 10 000 человек, который будет иметь не меньшее значение по отношению к памяти о Великой Отечественной войне, чем храм Христа Спасителя – к памяти об Отечественной войне 1812 года.

По мнению президента СБОРа Петра Ищенко, капитана 1 ранга запаса, в прошлом военного журналиста, немало времени изучающего тему увековечивания памяти воинов России в религиозных сооружениях, храм-памятник в честь Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов может быть возведен в рамках реализуемой в Москве Программы строительства 200 храмов.

Первым же шагом на пути к храму Победы, по его мнению, станет проект «Храмы – памятники воинских побед», разработанный СБОРом.

Интерес к инициативе СБОРа проявила Русская православная церковь.

А что государство? Прошло более года как СБОР выступил с идеей воплотить в храме Победы подвиг защитников Родины, а точнее – самого народа, в самой жестокой и кровопролитной на сегодняшний день войне. Но закончилась подготовка к празднованию 70-летия Великой Победы, отгремели в честь нее грандиозные салюты, и только недавно об инициативе СБОРа вспомнили. Он получил три с половиной миллиона рублей на реализацию упомянутого проекта «Храмы – памятники воинских побед» – первого шага на пути к проекту «Храм Победы». Хотя и это можно расценивать как признание, наконец, властями важности и своевременности задумки благотворительного объединения.

Остальное – организовать всенародный сбор средств – дело техники и профессионализма сотрудников СБОРа. А опыта у них – хоть отбавляй: за годы существования организацией привлечено более полумиллиарда денежных пожертвований, оказана помощь тысячам россиян – детям и взрослым.

Нам же, россиянам, надо лишь проникнуться этой идеей. А русский народ за такие идеи – горой. Вспомните те же храм-памятник в честь Нерукотворенного Образа Спасителя в Казани, храм Святых Апостолов Петра и Павла на Прохоровском поле, храм Христа Спасителя, наконец, которые были построены в том числе, если не сказать – в первую очередь, на народные деньги.

Вместе строить храм, иными словами – увековечивать память о героических предках – в наших традициях.

Памятник тем, кто погиб в годы Великой Отечественной за нас, ныне живущих.

И нам – всем тем, кто и по сей день хранит память о них.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Как вирус стал мегафактором развития цивилизации

Как вирус стал мегафактором развития цивилизации

Вениамин Попов

Изменение климата, рост неравенства, вырождение капитализма – новые вызовы после пандемии

0
1170
Блатной сюжет о главе Забайкальского края Александре Осипове

Блатной сюжет о главе Забайкальского края Александре Осипове

Тиртей

Губернатор в геройской схватке со шнырями

0
821
Разрыв Россией соглашения с Кипром - конец эпохи безопасных инвестиций в РФ под защитой иностранной юрисдикции

Разрыв Россией соглашения с Кипром - конец эпохи безопасных инвестиций в РФ под защитой иностранной юрисдикции

Михаил Сергеев

Ольга Соловьева

Ликвидируется первый заморский офшор, из которого приходила половина всех вложений в РФ

0
1592
Регионы накануне выборов все чаще оглядываются на Хабаровск

Регионы накануне выборов все чаще оглядываются на Хабаровск

Дарья Гармоненко

Власти пытаются найти тихие способы противостояния оппозиции

0
1424

Другие новости

Загрузка...