0
4248
Газета Интернет-версия

23.09.2021 20:38:00

Большая афганская игра

Размышления о войне и ее жертвах

Сергей Васильев

Об авторе: Сергей ВАСИЛЬЕВ - военный журналист

Тэги: история, ссср, афганистан, литература, роман, Ильяс Дауди, интервью


история, ссср, афганистан, литература, роман, Ильяс Дауди, интервью Ильяс Дауди уверен, что его новый роман ляжет в основу фильма об афганской войне. Фото из архива Ильяса Дауди

Имя писателя, публициста, участника афганской войны Героя России Ильяса Дауди, о судьбе которого «НВО» (17.09.21) рассказало в очерке «Разведчик кундузского полка» восходит на небосклоне отечественной литературы. Его военно-исторический роман «В круге Кундузском», презентованный читателям в конце прошлого года, стал, по оценке литературных критиков, настоящим открытием для почитателей военной прозы. Сюжет романа-трилогии – «Мы все вернемся!», «Не парадным коридором» и «Цугцванг обер-лейтенанта Бруно Тевса» – основан на реальных событиях, произошедших в свое время в Афганистане и за его пределами. Военный журналист Сергей ВАСИЛЬЕВ попросил Ильяса ДАУДИ рассказать об истоках афганской темы в его творчестве и связанных с ними событиях, а также прокомментировать сегодняшнюю ситуацию в Афганистане после вывода из него сил западной коалиции ISAF.

– Ильяс Дильшатович, драматические события, происходящие в настоящее время в Афганистане, значительно повышают актуальность вашего романа «В круге Кундузском», заставляя осмыслить, что принесло этой стране 20-летнее пребывание в ней сил западной коалиции. Издавая роман, вы предвидели такой исход?

– Абсолютно нет. Я писал роман, не привязывая его создание к завершению миссии возглавляемых НАТО международных сил содействия безопасности (International Security Assistance Force, ISAF) в Афганистане. И уж тем более я не мог знать точную дату их вывода. Так совпало.

Сама по себе афганская тема для меня не конъюнктурна: она всегда присутствовала в моей жизни. Поэтому к созданию романа я шел целенаправленно и очень давно. Еще в период службы в Афганистане вникал в нюансы быта населения страны. Использовал любую возможность, чтобы пообщаться с местными жителями: расспросить их о родоплеменном устройстве, законах афганского общества, его традициях, обычаях и культуре, в целом укладе жизни, об отношении простых людей к правящей элите.

При этом я изучал не только их национальные различия и особенности, но и религиозные направления в исламе – суннизм, шиизм, исмаилизм.

По возвращении на Родину я продолжал следить за развитием ситуации в Афганистане, черпал знания из исторической и военной литературы, мемуаров советских военачальников и дипломатов. Учитывая, что сам был активным участником многих драматических эпизодов середины 1980-х годов в Афганистане, счел необходимым спустя годы рассказать о тех событиях, которые, хочу надеяться, никого из читателей не оставят равнодушным.

– Почему вы назвали роман «В круге Кундузском»?

– Это метафорический образ. Кундузский круг – достопримечательность в центре города Кундуза. Это круглая площадь с бессчетными торговыми рядами, дуканами и чайханами. Там царят вечные сутолока и многолюдье. Типичный восточный базар. Но еще это излюбленное место для тайных встреч афганских полевых командиров с иностранными военными и агентами спецслужб, местных чиновников и духовенства с зарубежными политиками, которые в Афганистане вершили свои темные дела. Итоги таких «консультаций» предугадать несложно: силовое устранение неугодных национальных лидеров, провоцирование политических кризисов, подстрекательство к боестолкновению враждующих племен, а в результате – боль, горе и смерть среди простого народа.

Именно в круговороте событий, произошедших в Кундузе, переплелись не только судьбы людей разных поколений: афганцев, англичан, советских и германских военных, американцев, но и стратегические интересы многих ведущих государств мира: Великобритании, Советской России, впоследствии – СССР, нацистской Германии, США.

Кундуз – важный узел на главном военно-политическом театре «большой игры в Афганистан», регион ожесточенных боевых действий как в период присутствия Ограниченного контингента Советских войск в Афганистане (ОКСВА), так и поныне. Однажды вошедший в кундузский круг останется в нем навсегда! Таковы реалии многовековой афганской истории, жизни и судьбы.

– Расскажите, пожалуйста, о чем ваша книга?

– Роман автобиографичен, хотя и наполнен собирательными образами. При этом все действия положены на реальные события, которые произошли в Афганистане во время необъявленной войны и военной операции сил западной коалиции ISAF. Я поставил перед собой творческую задачу рассказать в первых повестях трилогии «Мы все вернемся!» и «Не парадным коридором» историю героев, среди которых захотелось бы жить современной молодежи.

Главные действующие лица – шестеро солдат-разведчиков из состава ОКСВА, призванных на срочную службу из разных уголков СССР. Ребята познакомились в поезде по пути в «афганскую учебку», дислоцированную в южном Узбекистане. В учебном полку их отобрали в разведывательную роту, поскольку они были спортсменами-разрядниками, знали толк в боксе, дзюдо и карате. С первых дней обучения навыкам войсковой разведки, а затем в период службы в ДРА их свяжет крепкая армейская дружба. Они примут участие в наиболее ожесточенных войсковых операциях в Панджшерском и Мармольском ущельях, в приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях Кунар, Бадахшан, Герат, в районе Хост-ва-Ференга.

В романе описываются и малоизвестные реально произошедшие события. Например, разведчики участвовали в освобождении похищенных советских специалистов, которые работали на хлебокомбинате в Мазари-Шарифе, а также в Панджшерской операции 1985 года, ставшей ответом на разгром отрядами Ахмад Шаха Масуда базы афганских правительственных войск в Пишгоре, убийство командира бригады и пленение 500 афганских военных, позже казненных. Парни штурмовали укрепрайон Кокари-Шаршари в провинции Герат. Они стали свидетелями первого применения американского переносного зенитно-ракетного комплекса FIM-92 Stinger против советской авиации и многого другого.

– В третьей повести «Цугцванг обер-лейтенанта Бруно Тевса» вы описываете действия сил ISAF в Афганистане.

– Гражданская война в Афганистане затянулась на четыре десятилетия. И я посчитал необходимым показать в романе современный Афганистан с присутствовавшими в нем до последнего времени международными силами содействия безопасности ISAF во главе с США. Невозможно забыть, как в 80-е годы прошлого столетия Соединенные Штаты обвиняли Советский Союз в негуманном отношении к афганскому народу. Теперь появилась возможность на реальных примерах боевых действий ISAF сравнить, кто из нас все-таки был гуманнее. И во что афганскому народу обошлась навязанная ему из-за океана так называемая «Несокрушимая свобода» – военная операция США и их союзников.

– Роман «В круге Кундузском» выстрадан судьбой?

– Это так! В своем произведении я постарался изнутри максимально детально передать солдатский быт и атмосферу боевых действий, показать фронтовую дружбу, отношения боевых товарищей друг с другом на войне, их чувства, оценки и самооценки, стремление к взаимовыручке, самопожертвованию. Я также рассказал, как юмор на войне уживался с болью утрат. Из романа хорошо видно, как наши офицеры и солдаты искренне гордились тем, что служили в Афганистане, считая это выполнением важной государственной задачи Родины. И это правда!

Помимо этого в романе я передал объективную картину тех лет и обстановку, которая складывается в Афганистане сегодня. К сожалению, наша война тоже стала трагедией для афганского народа. Хотя большинство афганцев – в их числе бывшие непримиримые оппозиционеры и мятежники – понимают, что СССР, так много сделавший в то время для становления их государства, желал Афганистану только добра!

Нам, советским воинам, побывавшим «за речкой», небезразлично, какими нас, шурави, запомнили сотни тысяч афганцев, подобных бедному дехканину Шераги, с которым летом 1986 года меня свела судьба на блокпосту в кишлаке Мулла-Гулям, провинции Тахар.

– Министерство обороны Российской Федерации высоко оценило роман, назвав его «повышающим престиж наших Вооруженных сил в мире, служащим укреплению патриотизма у личного состава и подрастающих поколений защитников Отечества», рекомендовав экранизировать и обеспечить широкий кинопрокат за рубежом. Известно также, что роман выдвинут на соискание Нобелевской премии по литературе за 2021 год. Расскажите, пожалуйста, о ваших планах.

– Главное, что роман приняли такие же, как и я, ветераны-«афганцы». Для меня они – самые строгие и благодарные читатели. Многие из них, прошедшие афганскую войну (1979–1989), узнали в героях произведения самих себя и своих боевых товарищей. Считаю, что лучшие человеческие качества – настоящая дружба, чувство долга, любовь к Родине, храбрость, самопожертвование, сопереживание, уважение традиций других народов, вера в победу добра над злом – одинаково ценны и актуальны как у нас в России, так и в Европе, Америке, Азии.

Я выбрал сложный, но, на мой взгляд, верный путь: двигаться к созданию кинокартины по роману, но руками иностранных кинодеятелей – режиссера, продюсера, актеров, и на средства, привлеченные из-за рубежа.

Предполагаю, что полнометражный художественный фильм будет достойно представлен на ведущих международных кинофестивалях – в Каннах, Берлине, Венеции, Токио.

Понимаю, это непростая задача! Однако убежден, что пропаганда общечеловеческих, истинно морально-нравственных ценностей в реализуемых национальных проектах культуры и искусства также важна для мировых государств наряду с их стремлением к доминированию на геополитической арене.

Свидетельство того, что я на правильном пути, – получаемые от зарубежных кинодеятелей из Германии, стран Скандинавии, США и других государств рецензии на роман «В круге Кундузском». В них отмечается глубокое знание автором сути происходивших исторических событий, литературные персонажи видятся подлинными, вызывающими желание быть похожими на них, что соответствует слогану романа и уже написанного киносценария: «История героев, среди которых хочется жить!»

– Как вы считаете, возможна ли экранизация вашего романа за границей?

– Убежден, что это даже будет лучше. Поэтому я вышел из внутрироссийского кинематографического пространства и веду переговоры с зарубежными продюсерами, режиссерами, сценаристами, проявляющими большой интерес к афганской теме.

Важно отметить, что минувшие два десятилетия мировое сообщество и само неоднозначно оценивало пребывание войск западной коалиции в Афганистане. Все трагедии, связанные с ударами по мирному населению и гражданским объектам, имели негативный резонанс за рубежом.

К примеру, трагические события с массовой гибелью гражданских лиц после авиаударов сил ISAF вызвали строгое осуждение в западных государствах. В ночь на 4 сентября 2009 года в результате авиационного удара по окраине кишлака Ибрахим-хейль погибли свыше 80 дехкан. После этой трагедии в Бундестаге создали парламентскую комиссию с участием в ней министра обороны ФРГ, занявшуюся выяснением обстоятельств гибели мирных граждан. А во время авиаудара по кишлаку Дафтани 2 апреля 2018 года погибли более 100 детей от 8 до 14 лет. Расследованием причин этой трагедии занялась комиссия Госдепартамента США. Все эти чудовищные преступления произошли в провинции Кундуз.

3 октября 2015 года американская авиация, несмотря на наличие GPS-данных, нанесла авиаудар по госпиталю международной медицинский гуманитарной организации (MSF) «Врачи без границ» в Кундузе. В нем тогда находились более 100 пациентов и 80 врачей. В результате воздушной атаки погибли 12 сотрудников MSF и 10 пациентов, в том числе трое детей. Еще 37 человек, включая 19 специалистов международной организации, получили ранения.

– Что вы думаете о выводе войск западной коалиции из Афганистана? С какими трудностями столкнется страна на пути нового становления?

– Сегодняшние события в Афганистане, без сомнения, закономерны. Достаточно вспомнить то, как входили ISAF в октябре 2001 года, вызвав ответный террор по всей стране лишь к 2007 году. Лидеры талибов скрылись тогда в Пакистане. А марионеточное правительство в Кабуле, назначенное Соединенными Штатами, так и не завоевало за 20 лет доверия афганского народа, напротив сплотив против себя все силы сопротивления.

Можно констатировать, что в текущий момент движению «Талибан» (запрещено в РФ. – «НВО»), созданному в 1994 году пуштунами-гильзаями на юге Афганистана в провинциях Кандагар и Урузган, де-факто на востоке противостоят силы ИГИЛ (запрещено в РФ. – «НВО»), которые прорываются в провинции Нангархар и Кунар из Пакистана. Таким образом, афганским талибам еще предстоит доказать свою состоятельность в праве на власть в Кабуле.

Предвижу, что другой большой проблемой талибов, несомненно, станет обострение спящего «конфликта севера и юга». Населенный таджиками, узбеками, туркменами, хазарейцами, памирскими народами и другими нацменьшинствами конгломерат не готов безоговорочно принять власть пуштунов, не желающих ею делиться, и будет требовать участия своих представителей в управлении государством. Хватит ли у воинственных талибов мудрости не погрязнуть в междоусобных войнах?

В это же время становится очевидным, что талибы взяли курс на объединение племенных территорий и создание государства Пуштунистан. Что ожидает их на первом этапе управления Афганистаном? Пока же у них пустая казна, разваленная система государственного управления и народ, порабощенный страхом. Памятуя схожий с бегством уход ISAF из Афганистана, с трудом верится, что запад поможет талибам восстанавливать народное хозяйство страны.

– В чем, на ваш взгляд, основные причины десятилетиями нескончаемых бед афганского народа?

– Первая и главная – иностранное вмешательство. Вторая причина – неприятие афганским обществом навязанных ему социально-экономических и политических изменений в устройстве страны. Реформы здесь всегда приводили к народным волнениям, к утрате действующим правителем трона, а порою и жизни, и не только собственной, монаршей, а еще и многочисленных родственников. Имущественные и наследственные права, главное из которых – на землю, в Афганистане веками передаются по наследству и незыблемы для афганцев, как и их вера.

Для пущей убедительности приведу диалог одного из героев «В круге Кундузском» Руста с афганским моджахедом Халфутдином:

«… – Идет необъявленная война, – заметил велегласно Руст, – и гибнут советские воины! Мы здесь, чтобы помочь Саурской революции освободить афганский народ от гнета.

– Нас ни от кого не нужно освобождать! – возразил Халфутдин. – Оставьте нас в покое! Наш уклад остается неизменен столетиями. Мы не умеем жить по-другому! А главное, не хотим! Самое дорогое, что у нас есть, это – наш Ислам. Вашему высшему руководству, прежде чем ввести сюда войска, следовало бы изучить историю Афганистана: свергнутый в 1973 году после сорокалетнего правления эмир Захир-шах повторил судьбу другого афганского правителя Амануллы-хана, потерявшего власть в 1929 году, и, подобно ему, доживает свой век в изгнании. В обоих случаях виною всему были реформы: стремление построить светское общество, слепое подражание Западу, СССР с его коммунистической идеологией, отказ от векового уклада и традиций предков, вплоть до отмены ношения чадры афганскими женщинами. Мы не хотим такого Афганистана!» 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Душанбе записывается в союзники Анкары

Душанбе записывается в союзники Анкары

Виктория Панфилова

Ситуация в Афганистане подталкивает Таджикистан к военному сотрудничеству с Турцией

0
676
Остин продолжит московский визит Нуланд в Киеве

Остин продолжит московский визит Нуланд в Киеве

Геннадий Петров

Министр обороны США обсудит Россию с Владимиром Зеленским

0
1471
Как развязать тугой афганский узел

Как развязать тугой афганский узел

Яков Пляйс

Москве придется искать новый алгоритм сотрудничества с Кабулом

0
545
Кисида призвал провести переговоры о принадлежности Курил...

Кисида призвал провести переговоры о принадлежности Курил...

Юрий Паниев

Макрон представил план оживления экономики Франции

0
943

Другие новости

Загрузка...