0
6391
Газета Интернет-версия

12.05.2022 20:25:00

Специальная противочумная операция

С чем столкнулась Российская армия на Украине

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – независимый военный эксперт.

Тэги: реалии, россия, украина, специальная военная операция

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

реалии, россия, украина, специальная военная операция Идея сильного украинского государства подпитывает современных последователей фашизма. Фото Reuters

Одна из официально поставленных Кремлем задач специальной военной операции на Украине – денацификация этой страны. Задача эта изначально выглядела несколько абстрактно, тем более что было не очень ясно, как именно ее можно выполнить.

Сегодня становится понятно, что на самом деле эта задача является важнейшей. Только способ решения задачи стал еще менее очевиден.

СИСТЕМНЫЙ ВОПРОС

В либеральных кругах принято ставить под сомнение саму актуальность данной задачи. В качестве аргумента приводится как бы демократическая политическая система Украины. Дополнительным аргументом обычно служит национальность ныне действующего президента этой страны.

Действительно, сменяемости украинской власти могут позавидовать очень многие страны «традиционной демократии». За 30 лет независимости на Украине поменялось уже шесть президентов, причем только один из них (Леонид Кучма) отбыл на этой должности два срока. Многопартийность тоже «имеет место быть», причем откровенно нацистские партии в Верховную раду не проходят.

Тем не менее считать, что «на Украине нацизма нет», могут только люди, либо вообще ничего не знающие о ситуации в этой стране, либо находящиеся на содержании у Киева, либо либеральные догматики, которые считают, что форма важнее содержания.

Разумеется, нацистские группировки есть в любой стране мира. Но на Украине они занимают совершенно особое положение. В этом плане, видимо, в современном мире у нее просто нет аналогов.

Идея независимой Украины – принципиально антироссийская и антирусская. Она подчеркивает независимость Украины именно и конкретно от России и отделение украинцев именно и конкретно от русских. По этой причине нацистские группировки в Украине, чья популярность среди населения составляет максимум 2–3%, в значительной степени интегрированы во властные и силовые структуры страны, а их идеология практически стала официальной государственной. Украина – либо наша часть, либо наш враг, третьего, к сожалению, не дано («Путь в никуда», «НВО», 11.08.17).

Ситуация усугубилась потому, что при том единственном президенте, который отбыл на своем посту оба положенных срока, на Украине сложилась олигархическая система, при которой власть и деньги срослись намертво. Олигархи рассматривали Украину как объект разграбления и средство обогащения. Но именно поэтому для них особой ценностью стала ее независимость. Сближение с Россией, не говоря уже об объединении с ней, лишали их этого средства и источника просто потому, что российская экономика в целом гораздо сильнее украинской, а российские олигархи богаче украинских.

Имевшую место в 1990-е годы тягу значительной части украинского общества к сближению и объединению с Россией необходимо было парировать максимальной пропагандой идеи независимости. Для этого и задействовались основные носители этой идеи – украинские нацисты, которые становились «заодно» боевыми отрядами конкретных олигархов. То, что большинство украинских олигархов имели ту же национальность, что и нынешний президент, абсолютно ни на что не влияло и абсолютно никого не смущало. К тому же главными врагами были объявлены вовсе не евреи, а Россия и «москали».

В том же направлении работал на Украине и Запад. Идея Збигнева Бжезинского о том, что без Украины Россия не может быть великой державой, воспринимается там как абсолютная аксиома. Соответственно в Вашингтоне, Лондоне, Брюсселе, Варшаве считали необходимым максимально поддерживать любые антироссийские силы на Украине. Их нацистский характер и в этом случае никого не волновал.

Именно нацистские группировки были ударной силой криминально-олигархического переворота 2013–2014 годов, известного на Украине под издевательским названием «революция достоинства». После переворота нацисты были окончательно интегрированы в политическую систему страны, а их идеология окончательно стала государственной. Бандера, Шухевич и прочие подобные лица были официально включены в число основных украинских героев.

Против инакомыслящих, хотя бы заподозренных в симпатиях к России и в «неправильном» понимании истории Украины, был развернут силами тех же нацистов вполне реальный террор. Классическим примером его стало безнаказанное убийство писателя-историка Олеся Бузины.

НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Таким образом, говорить о том, что на Украине нет нацизма (или что он там маргинален) – это даже не смешно. Проблема в том, что у нас почти никто не понял, как пышно он там расцвел.

Традиционная политика покупки лояльности национальных окраин, проводимая Москвой в советский период («Друзья от Орши до Чжэньбао», «НВО», 08.10.21), разумеется, дала обратный эффект: республики стали искренне верить в то, что они кормят убогую, нищую, пьяную Россию. Особенно сильно данный эффект проявился именно на Украине и Грузии – даром что выходцы из этих республик имели непропорционально большое представительство в органах власти СССР.

Уже при Хрущеве и Брежневе бандеровская идеология начала из Галичины постепенно проникать в другие регионы Украины. После распада СССР данный процесс пошел гораздо быстрее, что усугублялось естественными демографическими процессами. Люди, помнившие Советский Союз, постепенно уходили из жизни. Зато приходила молодежь, вся жизнь которой прошла уже в независимой Украине при антироссийской пропаганде – сначала относительно умеренной, а затем все более жесткой. С началом гражданской войны в 2014 году эта пропаганда приняла совершенно оголтелый характер – причем никакое инакомыслие теперь уже принципиально не допускалось.

К пропаганде и репрессиям против инакомыслящих добавилось «выпадение» основной части пророссийского электората, ушедшего из Украины как вместе с Крымом, ДНР и ЛНР, так и «своим ходом» после упрощения для жителей этой страны процедуры получения российского гражданства. На этом Украина потеряла не менее 10% населения – зато градус русофобии среди оставшихся значительно повысился. Достаточно почитать украинский интернет, чтобы понять: нацистами (не по формальной принадлежности к каким-то группировкам, а по фактическим взглядам) является огромная часть населения страны – возможно, больше половины. Кроме того, немалая часть населения Украины (не менее трети) – «хатаскрайники», которые всегда примыкают к сильнейшему. На данный момент таковыми на Украине являются нацисты.

Причем необходимо отметить очень важную тенденцию, которая проявилась уже в ходе гражданской войны в 2014–2015 годах. Хотя бандеровская идеология пришла в первую очередь с запада Украины, жители этого региона в целом предпочитали вместо войны за родную страну бежать в близкую Польшу (а по возможности – еще дальше на запад). Воевали же против ополченцев Донбасса жители центральных регионов, среди которых большинство составляют этнические русские или потомки смешанных русско-украинских браков.

Этих людей называют грубым, но точным словом «вырусь». Это «новые нацисты», которые, как и любые неофиты, восприняли новую идеологию с гораздо большим энтузиазмом, чем ее традиционные носители из Галичины.

ОГРОМНАЯ ОШИБКА

При оценке ситуации имело место ее неправильное понимание. Многие в России оказались не способны оценить реальную ситуацию на Украине. Считали ее такой какой хотели видеть – про «братский народ», который только и ждет освобождения от ига немногочисленных нацистов-узурпаторов.

Эта необъективная концепция давно не имеет ни малейшего отношения к реальной жизни. Но исходя из нее продолжает строиться наше восприятие происходящего в соседней стране. Похоже, мы всерьез ожидали, что на Украине в феврале 2022-го все будет так же, как в Крыму в феврале 2014-го. Хотя Крым вообще всегда был на Украине инородным телом, абсолютное большинство крымчан свое пребывание в составе Украины в советское время воспринимали как недоразумение, а в постсоветское – как трагедию.

Российская армия шла освобождать Украину, а получила жесточайшее сопротивление. Причем в данном случае концепция обернулась обратной стороной. Генетически и ментально (но не идеологически) украинцы и местная «вырусь» – действительно братский народ. И многие их качества – такие же, как у нас. В частности, умение очень хорошо воевать.

Мы воюем с сильным противником. Нацистские батальоны при этом оказываются наиболее мотивированными, следовательно – самыми подготовленными. Они становятся «несущей основой» украинской армии, а по совместительству – потенциальными заградотрядами, если какие-то «обычные» подразделения дрогнут. Причем военнослужащие «обычных» прекрасно это осознают.

Знает об этом и мирное население Украины. Те, кто нацистскую идеологию не воспринял и не прочь был поддержать российскую армию, панически боятся это делать даже на тех территориях, которые заняты нашей армией. Они боятся, что российские войска уйдут и вернется украинская «демократия» в лице нацистов. Что в этом случае ждет сторонников России – объяснять вряд ли нужно.

И ЧТО ТЕПЕРЬ ДЕЛАТЬ?

Всех официально сформулированных Кремлем целей операции невозможно достичь без достижения первейшей из них – демилитаризации. Которая может быть реализована исключительно путем физического уничтожения ВС Украины.

Пока достижение этой цели чрезвычайно далеко. Но лишь когда (и если) она будет достигнута, можно будет решать территориальные проблемы: статус Крыма, Донбасса, возможно, еще каких-то территорий.

А вот с денацификацией будут, мягко говоря, проблемы. Можно добиться формального запрета нацистских организаций, но нельзя изменить по приказу сознание очень значительной части населения. Даже наоборот – ситуация скорее всего усугубится еще больше. Изъятие из Украины территорий, на которых есть сколько-нибудь заметная доля пророссийского населения (это не только Донбасс, но еще ряд областей востока и юга), однозначно необходимо. Но это еще более усугубит русофобский нацизм на оставшейся Украине.

Более того, к взлетевшей до небес русофобии добавляется теперь и резко отрицательное отношение к Западу. Данная тенденция складывалась на Украине уже довольно давно. Однозначно прозападная ориентация почему-то никак не приносила стране счастья. К тому же абсолютному большинству граждан Украины совершенно чужды нынешние западные леволиберальные ценности. Теперь же Запад слишком откровенно демонстрирует желание воевать против России до последнего украинца, что замечают даже самые ярые украинские русофобы.

Если Украина (очевидно, в новых границах) окажется одновременно антироссийской и антизападной, приход к власти настоящих нацистов путем демократических выборов становится неизбежным. Гитлер ведь тоже пришел к власти через демократические выборы. Мы снова будем проводить тогда «операцию по денацификации»? Или мы уже сейчас взвалим на себя бремя кормления десятков миллионов ненавидящих нас «братьев», надеясь, что если мы им «переключим телевизор», то они передумают? Интересно, кто-нибудь в нашем высшем руководстве готов на эти вопросы ответить. 


статьи по теме


Читайте также


Тылы спецоперации укрепят добровольцами из России

Тылы спецоперации укрепят добровольцами из России

Иван Родин

Эсэры актуализировали подзабытый закон об участии РФ в миротворческих операциях

0
3971
США не нашли китайского оружия у Российской армии

США не нашли китайского оружия у Российской армии

Владимир Скосырев

Байден создает единый фронт против Москвы и Пекина в Азии

0
2430
Продовольственный кризис продлится несколько лет

Продовольственный кризис продлится несколько лет

Ольга Соловьева

Ограничения на вывоз удобрений из России увеличивают себестоимость производства за рубежом

0
3855
Вашингтон готовит "санкции последней инстанции" против России

Вашингтон готовит "санкции последней инстанции" против России

Геннадий Петров

Конгрессмены озаботятся терроризмом – внешним и внутренним

0
3995

Другие новости