0
811
Газета Спецслужбы Интернет-версия

03.11.2006 00:00:00

Склока в американском разведсообществе

Тэги: негропонте, рамсфелд, конгресс, сша


На фоне усиливающихся претензий к администрации Буша по поводу бесконечной войны в Ираке и баталий по этому вопросу в американском Конгрессе в Вашингтоне продолжается еще одно весьма яростное сражение. Участвуют в нем два мастодонта силовых ведомств Америки: директор национальной разведки и министр обороны США.

6 октября Управление научно-технической политики Белого дома опубликовало открытую часть «Национальной космической политики». На десяти страницах этого документа, разрабатывавшегося в течение полутора лет и подписанного Джорджем Бушем в последний день августа этого года, излагаются новые взгляды Вашингтона на место Соединенных Штатов в области использования заатмосферного пространства.

Новая космическая доктрина США, по мнению ряда американских экспертов, еще более обострит противостояние Рамсфелда и Негропонте, которые и так не на шутку схватились друг с другом. Причем борьба между ними развернулась еще до утверждения Негропонте Конгрессом в должности директора национальной разведки.

ПОДОПЛЕКА ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Едва Белый дом повел разговоры об ее учреждении и о переводе всех американских разведслужб под единое начало, Рамсфелд дал ясно понять, что, по его мнению, эта акция направлена на сужение круга полномочий министра обороны. Главе Пентагона удалось убедить конгрессменов и существенно ограничить функции Негропонте в части, касающейся личного состав и бюджета военной разведки – РУМО (Разведывательное управление Минобороны).

Рамсфелд объяснил свои возражения против ряда полномочий директора национальной разведки, первоначально прописанных в законе, тем, что если в РУМО появится лишнее звено управления, причем за пределами его внутренней структуры, то это может нанести серьезный ущерб возможностям военных разведчиков в сфере обеспечения необходимыми данными оперативно-тактического звена управления войск.

Но настоящая война между Негропонте и Рамсфелдом разразилась сразу же после вступления первого в свою должность. Речь идет не столько о номинальном лидерстве в сфере секретных служб Америки, сколько об обретении реального контроля за финансами, выделяемыми на проведение операций и техническое оснащение 16 ведомств, входящих разведывательное сообщество США. Сегодня ассигнования на их деятельность, по данным некоторых экспертов, достигают почти 44 млрд. долларов. Более 80% этой суммы контролирует Дональд Рамсфелд, поскольку в его ведении находится основная часть систем и средств технической разведки. Именно отсюда поступает большая часть информации, которую добывают американские спецслужбы для обитателей Белого дома.

Когда в апреле прошлого года ветеран-дипломат Негропонте стал шефом всех разведслужб Америки, он быстро прибрал к рукам ЦРУ. До него право ежедневного доклада президенту сведений, собранных американскими «рыцарями плаща и кинжала», принадлежало руководителю Лэнгли. Негропонте также взял на себя роль главного информатора парламентариев от лица всего разведывательного сообщества, сместил ряд офицеров ЦРУ и добился назначения на должность его директора генерала Хейдена, возглавлявшего ведущую «инстанцию» США в области электронного шпионажа – Агентство национальной безопасности.

Однако первоочередной задачей для Негропонте стало стремление подмять под себя и РУМО. Однако, как только директор национальной разведки попытался изменить структуру управления и ввести некоторые новшества в его деятельность, ему, по словам сотрудника одной из американских спецслужб, не очень вежливо порекомендовали «to take a flying leap», что в определенной степени эквивалентно русскому «катись┘».

Вместе с тем в последние месяцы Пентагон сделал заявку на проведение разведопераций, далеко выходящих за пределы простого обеспечения соответствующими данными командиров своих боевых подразделений, что вызвало определенные возражения со стороны конгрессменов. Они усмотрели в этом намерение создать параллельную ЦРУ службу, включающую специальные подразделения для ведения разведки в зарубежных странах.

КОСМИЧЕСКИЙ ФАКТОР

Но почему же утверждение президентом США «Национальной космической политики» подлило масла в огонь перманентного конфликта?

Дело в том, что в преамбуле к документу говорится: «В новом тысячелетии государства, эффективно использующие космическое пространство, получают дополнительные преимущества в развитии экономики и в обеспечении национальной безопасности. Свобода действий в космосе так же важна для Соединенных Штатов, как воздушная и морская мощь. В интересах получения новых знаний, совершения научных открытий, обеспечения экономического процветания и повышения национальной безопасности США должны обладать широкими и эффективными космическими средствами».

Устремления Вашингтона к мировому лидерству в космической сфере имеют давнюю историю. Но именно Дональд Рамсфелд до своего назначения на должность министра обороны возглавлял специальную комиссию, которая с мая по декабрь 2000 года проводила оценку степени защищенности космического сегмента США, считающегося одним из основных элементов системы обеспечения национальной безопасности. 11 января 2001 года был опубликован ее доклад. В этом документе утверждалось, что, если Америка хочет избежать «космического Перл-Харбора», ей необходимо добиться превосходства в космосе.

Практически все рекомендации «комиссии Рамсфелда» были претворены в жизнь. В Пентагоне был даже создан пост заместителя министра обороны по космосу, разведке и информации, разработан ряд документов, регламентирующих порядок проведения космических операций.

Однако включение большей части установок, выработанных шефом Пентагона, в «Национальную космическую политику», полагают некоторые американские аналитики, станет причиной новой волны противостояния между Негропонте и Рамсфелдом. Ибо на Минобороны лежит обязанность по выводу на орбиты всех разведывательных объектов, включая спутники-шпионы других спецслужб США. За Рамсфелдом жестко закреплено право формулирования целей и задач военной разведки, которая собирает сведения не только в интересах Пентагона. Ему отведена также и роль главного силового оппонента стран, пытающихся занять свое место в космосе и угрожающих национальной безопасности Америки.

Негропонте отведена более скромная позиция в космической сфере. Его функции прописаны несколько размыто по сравнению с задачами и правами министра обороны. Директор национальной разведки обязан строить свои планы, консультируясь с шефом Пентагона. А это вряд ли будет способствовать улучшению отношений двух влиятельных персон команды Буша.

Кстати, еще весной 2003 года даже союзники Вашингтона серьезно заволновались. Причиной их беспокойства стали открытые дебаты между руководителями Национального управления космической разведки (НУКР) – самого крупного из подразделений разведывательного сообщества США и потребителя выделяемых ему бюджетных средств – и Космического командования ВВС. Речь шла о запрещении всем государствам, за исключением Америки, вне зависимости от направленности вектора их отношений с Соединенными Штатами, использовать в разведывательных целях любые космические средства в любое время.

Уже в ту пору тогдашний директор НУКР Петер Титс, выступая на Национальном космическом симпозиуме в Колорадо Спрингс, предложил объединить военные, гражданские и коммерческие спутники США в единую систему с целью обеспечения «устойчивости получения данных об обстановке в интересах вооруженных сил». На этом же форуме министр ВВС Джеймс Роше заявил: «Если союзникам не нравится новая парадигма доминирования в космосе, им придется научиться принимать ее».

Титс также сообщил, что с 2004 года его ведомству поручено разработать новую программу наступательных операций в космосе, которая должна обеспечить реализацию планов США по воспрещению агрессивного использования околоземного пространства другими странами. О результатах этой работы ничего не известно. Но не исключено, что они легли в основу космической директивы Буша.

Нынешний директор НУКР Дональд Керр, выступая перед членами военного комитета Палаты представителей на слушаниях по бюджету своего ведомства на 2007 финансовый год, заявил: «Сегодня национальная безопасность больше, чем когда-либо зависит от возможностей предоставляемых из космоса. Космос является единственным местом, откуда мы можем получить требуемую степень осведомленности о ситуации, необходимую разведывательному сообществу и Министерству обороны».

После столь убедительной речи и основательных доводов «Национальной космической политики» можно не сомневаться: законодатели не пожалеют денег на дальнейшее освоение околоземного пространства, в том числе и в первую очередь – в военных и разведывательных целях.

И это еще одна причина, объясняющая, почему у Негропонте и Рамсфелда появился новый фронт борьбы – космический.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Белорусская оппозиция обсудила план захвата власти

Белорусская оппозиция обсудила план захвата власти

Дмитрий Тараторин

Тихановскую призвали к ответу на конференции в Вильнюсе

0
1049
В Киеве объявили о трехкратном снижении боевых потерь

В Киеве объявили о трехкратном снижении боевых потерь

Наталья Приходко

Украинские адвокаты объяснили, как можно отправлять мобилизованных на фронт без подготовки

0
1072
Расходы на лечение упали до минимума

Расходы на лечение упали до минимума

Ольга Соловьева

Граждане сокращают траты на таблетки и медицинские исследования

0
976
Иран посоветовал России лучшее лекарство от санкций

Иран посоветовал России лучшее лекарство от санкций

Анатолий Комраков

Исламская Республика начинает строительство своей экспортной инфраструктуры в других странах

0
1241

Другие новости