0
2154
Газета Вооружения Интернет-версия

26.07.2002

Стратегические ядерные силы США

Вячеслав Баскаков

Александр Горшков

Об авторе: Вячеслав Владимирович Баскаков - доктор технических наук, полковник в отставке. Александр Федорович Горшков - капитан 1 ранга в отставке.

Тэги: сша, ядерные силы, дклад, ричард миес


сша, ядерные силы, дклад, ричард миес

Приоритеты

11 ИЮЛЯ 2001 г. в комитете по вооруженным силам сената конгресса США состоялись углубленные слушания по вопросам новой американской военной и ядерной стратегии, где одним из основных докладчиков являлся главком Стратегического командования американских вооруженных сил адмирал Ричард Миес.

Слушания были закрытыми, но в прессе появились выдержки из доклада адмирала.

НОВЫЙ МИР - НОВАЯ СТРАТЕГИЯ

По словам Миеса, мир после холодной войны стал более нестабильным, хаотичным. Стратегическое сдерживание, хорошо работавшее в двухполярном мире, вполне может не действовать в мире многополярном, в условиях непредсказуемых асимметричных угроз, а в ряде случаев это сдерживание может полностью провалиться, не выполнять своей роли.

Возникает трудный вопрос: "Как сдерживать угрозу, не имеющую адреса, не имеющую лица?" Тем не менее стратегия США должна дать на него ответ.

Признавая эти реальности и учитывая их, продолжал Миес, президент и министр обороны в качестве составной части всеобъемлющей политики адаптирования американской политики и сил к новым назревающим угрозам, высказались за необходимость выйти за рамки прежней классической биполярной стратегии сдерживания периода холодной войны, когда противоборствующие стороны практически полностью полагались на взаимную уязвимость и гарантированное ядерное реагирование, и найти новые рамки системы стратегического сдерживания более всеобъемлющие, в которые интегрированы другие (помимо ядерных) элементы военной стратегии.

Противоракетная оборона США в этом новом подходе будет не заменой гарантированного ответа, а дополнительным инструментом, расширяющим возможности стратегического сдерживания на всех уровнях.

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ МБР

Этот раздел доклада Миеса комментаторы военных СМИ преподнесли под заголовком "Не отказываться от МБР". Межконтинентальные баллистические ракеты, по оценке адмирала, обеспечивают стратегическую стабильность, гарантированно вынуждая потенциального противника учитывать их географическую рассредоточенность при планировании первого разоружающего удара. Без боеготовых и боеспособных МБР у потенциального противника может появиться перспектива уничтожения значительной части стратегической инфраструктуры США даже малым числом ударного оружия и искушение использовать этот фактор в кризисной ситуации.

"Наши стратегические планы обеспечивают широкий спектр заранее продуманных и рассчитанных вариантов и соответствующих планов применения СНС, гарантирующих адекватный ответ на любые провокации, а не ответ по принципу "все или ничего", - сказал Миес. - Дополнительно к этому наши силы и средства развернуты так, чтобы обеспечивать нам способность своевременного реагирования на любые атаки пуском МБР, не полагаясь при этом на принципы "запуск по предупреждению" или "встречный запуск".

Необходимо не снижать уровень и статус готовности стратегических наступательных сил, подчеркнул адмирал. С окончанием холодной войны США кардинально трансформировали и изменили оперативный план и боевой порядок стратегических наступательных сил (СНС). "Однако нам следует быть осмотрительными и осторожными при рассмотрении будущих изменений в этом плане..."

Одностороннее (изолированное) снижение статуса оперативной готовности СНС может понизить их надежность и выживаемость. Многие из предложений о снижении статуса оперативной готовности ядерных СНС США подрывают существующую стабильность этих сил перед лицом потенциально возможного первого разоружающего удара, поскольку повышают уязвимость США и создают условия и искушение для потенциального противника нанести удар первым.

В ходе слушаний в сенате возник вопрос, связанный с режимом боевой готовности к применению ядерных СНС. На него Миес ответил так: "Я хотел бы опровергнуть распространенное представление, что боевая готовность наших ядерных СНС находится в состоянии "палец на спусковом крючке"... Строгие многоплановые и многоуровневые процедурные и технические гарантии безопасности сохраняются и поддерживаются на должном уровне и впредь будут поддерживаться на высоком уровне, чтобы надежно предотвратить случайный, ошибочный или непреднамеренный пуск ядерных ракет. В ядерных СНС США действуют жесткие меры обеспечения максимально высоких уровней безопасности ядерного оружия, его надежности и сохранности, а также жесткая система управления и контроля этого оружия...."

Помимо этого, политика Соединенных Штатов в применении ядерных СНС не опирается на принцип "пуск ракет по предупреждению", продолжал адмирал Миес. Как уже говорилось выше, ядерные СНС США структурированы, организованы и развернуты таким образом, чтобы незамедлительно и адекватно реагировать на любую атаку. Но Соединенным Штатам никогда не потребуется в применении ядерных сил полагаться на принцип "пуск ракет по предупреждению". Диверсифицированность, гибкость, высокая выживаемость американских стратегических ядерных сил в совокупности с разветвленными сетями боевого управления, командования и контроля обеспечивают надежные гарантии того, что Соединенные Штаты никогда не столкнутся в применении ядерных сил с дилеммой "применяй их или теряй". США всегда способны гарантированно реагировать на удар. Американский "спусковой крючок" встроен в эту систему, и США всегда могут позволить себе выждать. Представление, что "палец на спусковом крючке", некорректно.

ВЗГЛЯД НА СОКРАЩЕНИЕ СНС

Ричард Миес уделил значительное внимание этому вопросу, выразив. очевидно, официальную позицию администрации Буша и руководства вооруженными силами. Он, в частности, заявил: "Сокращения стратегических ядерных сил должны рассматриваться с точки зрения достижения конечных целей - обеспечение национальной безопасности, а не просто с позиций сокращений как таковых. В конечном итоге стратегическое сдерживание опирается не на способность Соединенных Штатов нанести удар первыми, а на надежные гарантии наших возможностей и способности нанести удар вторыми - гарантированный ответный удар. С этой точки зрения нам необходимо сосредоточить внимание прежде всего на качественных, а не на количественных возможностях и способностях ядерных сил и средств США".

Распространено ошибочное и наивное мнение, сказал адмирал, что так называемая "ядерная угроза", ее уровень и опасность прямо пропорциональны количеству ядерного оружия и, соответственно, чем его меньше, тем лучше. По мере сокращения количественного состава ядерных вооружений до все более пониженных уровней количественный паритет или численность ядерного оружия сами по себе становятся все менее важными как показатели "ядерной опасности". Наоборот, все более значимыми, с позиций оценки наличия и уровня такой опасности становятся такие факторы, как прозрачность, необратимость, производственные возможности и мощности, агрегатные запасы ядерных боеголовок и возможности проверки-верификации.

В конечном итоге, по мнению Миеса, характер, структура, оперативный расчет и порядок американских стратегических ядерных сил и такие их качественные характеристики, как наличие надежной системы управления и контроля, высокая выживаемость и надежность диверсифицированных и гибких сил и средств, в значительно большей мере, чем только их количество, делают военно-стратегическую ситуацию стабильной или нестабильной.

Кроме того, адмирал считает, что "в требованиях глубоких количественных сокращений ядерных сил присутствует фактор определенного деспотизма, который в некоторых ситуациях оказывает негативное давление на политику, подрывает гибкость наших сил, вносит в них элементы нестабильности".

В заключение адмирал Миес заявил: "Стратегическое ядерное сдерживание будет фундаментальной основой нашей политики национальной безопасности на обозримое будущее. Ибо изобретение ядерного оружия невозможно "разизобрести" обратно и очистить от него память человечества".

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РЕВИЗИИ

9 января 2001 г. Министерство обороны США обнародовало часть результатов пересмотра военной политики и стратегии (по плану QDR-2001 и мандату конгресса) по наиболее приоритетному и важному вопросу - ревизии действующей ядерной доктрины (стратегии), состояния ядерных СНС и оперативных планов их использования.

Цель ревизии (QDR-2001) положения дел в военной организации США соответствует курсу администрации и планам Пентагона, направленным на фундаментальное реформирование всей военной организации страны и вооруженных сил, на трансформацию их в эффективные структуры и боевые силы для прогнозируемых геополитических и военно-стратегических условий XXI в. Глобальная обстановка вокруг США и в мире в целом коренным образом изменилась после окончания холодной войны; формируются и развиваются отношения нового типа и содержания США, НАТО, других стран с Россией. Эти обстоятельства требуют новых подходов к формулированию и формированию новой внешней и военной политики и стратегии, в том числе в ядерной сфере и СНС.

В представленных СМИ США материалах по докладу о результатах ревизии ядерной политики и стратегии администрация публично подтвердила планы сокращения количественного состава ядерного арсенала, которые предварительно намечается осуществлять в два 5-летних этапа.

На первом этапе в ближайшие пять лет до 2007 г. предполагается сокращение ядерного арсенала СНС США на 2200 единиц - с 6000 до 3800 ядерных боеголовок. На втором этапе к 2012 г. планируется доведение их количества в арсенале регулярных СНС США до 1700 единиц. В этот же 5-летний период (после 2007 г.) планируется вывод из боевого состава СНС США и последующее уничтожение большого количества излишних стратегических ракет-носителей, но не самих ядерных боеголовок СН. Их американцы намерены складировать из соображений дороговизны разоружения и экономии средств (в Пентагоне утверждают, что это делается не для создания "возвратного потенциала").

КРИТИЧЕСКИЙ РАЗБОР

Аналитиков и обозревателей с новыми планами в области ядерной политики и стратегии ознакомил на специальном брифинге помощник министра обороны по вопросам международной безопасности Коуч.

Характеризуя содержание документа, один из известных аналитиков консервативного направления Самуэль Лорринг Моррисон и ряд других в комментариях отмечают, что по всем признакам документ QDR-2001 подготовлен под заявленную Бушем политику, противоречив по содержанию и целям, не отражает реальностей мира и не соответствует им. По мнению Моррисона, этому есть немало доказательств и в объявленной новой ядерной стратегии администрации, например в замысле создавать резерв излишних ядерных боеголовок, одновременно планируя ликвидацию выводимых из боевого состава СНС ракет-носителей. С одной стороны, многие из выводимых в резерв ядерных боеголовок могут иметь компоненты с ограниченным сроком службы (например, тритиевые), с другой - ликвидации подлежат выводимые из боевого состава ракеты-носители этих резервных боеголовок, что в целом явно не имеет смысла.

Что касается сокращения в ядерном арсенале СНС до 2007 г. 2200 ядерных боеголовок, то, по оценкам аналитиков США, 500 боеголовок (типа W-87/300 Кт по 10 единиц на каждой кассетной РГЧ ИН типа Мк-21) могли бы быть сняты с 50 МБР МХ "Пискипер", подлежащих ликвидации; 800 боеголовок должны сниматься с БРПЛ "Трайдент"(типа W-76) на четырех бывших ПЛАРБ типа "Огайо", подлежащих переоборудованию и перевооружению в класс ПЛАРК (SSGN) до 2010 г.; еще 1000 боеголовок можно будет снять как излишние с 500 МБР "Минитмен-3", которые сохраняются в боевом составе действующих РЯС СНС США. При этом, по оценкам экспертов, 500 боеголовок, снятых с МБР МХ, могли бы заменить половину боеголовок на МБР "Минитмен-3", а остальные отправлены в резерв. Но МБР МХ назначены на ликвидацию, и нет смысла иметь в резерве подлежащие реактивации "возвратные" боеголовки, если не будет для них носителей. Для остающихся в строю ракет комплект боеголовок уже имеется.

Другая картина с БРПЛ "Трайдент" - они снимаются с лодок, а сами лодки кардинально перевооружаются в платформы-носители совершенно других ракетных систем - крылатых ракет,- и тем самым полностью ликвидируется возможность использовать снятые БРПЛ в качестве возвратного потенциала.

Аналитики США подвергают критике решение о ликвидации 50 МБР МХ, которая, по имеющимся планам (и выделенным ассигнованиям бюджета МО), должна была начаться уже в 2001 г. Этому нет, по мнению экспертов, никаких логических обоснований, а соображения технико-экономического порядка не выдерживают критики.

МБР МХ всего 10 лет (на вооружении и боевом дежурстве с 1990 г.); МБР "Минитмен-3" - 30 лет. Обе МБР твердотопливные и примерно одного класса. Хотя дальность стрельбы МХ на 1000 морских миль (1850 км) меньше, чем у "Минитмен-3", МХ способна нести боевую нагрузку по мощности в 10 раз большую, чем "Минитмен-3" (3000 Кт для 10 ББ РГЧ ИН МХ против 330 Кт для моноблочной боеголовки "Минитмен-3"). Кроме того, точность МХ (круговое вероятное отклонение порядка 135 м) значительно выше точности "Минитмен-3"(порядка 200 м), что важно для эффективного поражения таких малоразмерных объектов, как шахты и защищенные бункеры. Потенциальный агрессор и его объекты также находятся в пределах досягаемости МХ.

Единственно возможным объяснением решения о ликвидации МБР МХ, по мнению специалистов, является стремление упростить и сократить дорогостоящую материально-техническую инфраструктуру поддержки и обслуживания МБР СНС. Однако с учетом характеристик МБР логично было бы сохранить в боевом составе СНС 50 единиц 10-летних МХ за счет вывода из него 50 единиц 30-летних "Минитмен-3".

Министр обороны США Рамсфельд свои решения объяснял заботой об экономии средств и говорил, что вывод из строя старых систем и создание новых стоят больших затрат. На это критики указывают, что содержание 30-летних МБР тоже стоит немалых денег. К 2012 г. МБР "Минитмен-3" будет уже 40 лет, и ей явно потребуется замена.

В ВМС США существует программа продления срока службы морских БРПЛ "Трайдент-II"(D-5) с 30 до 40 лет, которая увязана с программой продления срока службы также до 40 лет их платформам - носителям ПЛАРБ "Огайо", что вполне логично.

Для создания и отработки новой ракеты-носителя требуется 7 лет, поэтому о замене "Минитмен-3", по мнению экспертов США, следует думать уже сейчас.

НОВАЯ "ТРИАДА"

Одним из достижений ревизии ядерной стратегии, по оценкам американских аналитиков, является идея создания принципиально новой "триады" СНС США, включающей как ядерные (качественно усовершенствованные и количественно сокращенные), так и неядерные ударные средства стратегического назначения. К неядерным средствам СН новой "триады" относят высокоточные обычные системы ударного оружия, национальную систему стратегической ПРО (НПРО), военно-информационные системы высоких технологий (особенно космического развертывания) и другие средства и системы стратегического сдерживания и реагирования на новые вызовы и угрозы.

Новая "триада" СНС дает в руки президента и военного руководства Соединенных Штатов более широкие, чем прежде, возможности гибкого выбора вариантов действий, реагирования на атаки против США. В период холодной войны и до недавнего времени содержание стратегического сдерживания опиралось на теорию "гарантированного взаимного уничтожения", при которой враждебные стороны взаимно удерживались угрозой взаимного истребления при массированном применении ядерного оружия. В новой ядерной политике и стратегии США отказываются от этой теории.

Вместе с тем ядерная опасность, опасность со стороны других видов ОМП, особенно химико-биологического, бактериологического и радиационного, сохраняется и нарастает. В настоящее время 12 государств осуществляют ядерные программы по созданию ЯО; 28 - располагают баллистическими ракетами; 13 - обладают биологическим оружием, а 16 - химическим. Для американского общества и народа очень важно, чтобы вооруженные силы имели возможность адекватно и эффективно реагировать на любые непредвиденные ситуации и угрозы и противодействовать им. В современном мире, по мнению аналитиков США, не требуется 6000 ядерных боеголовок; 3800 единиц, похоже, близки к требуемому их количеству.

Как считают американские эксперты, со всех точек зрения представленный в конгресс доклад о результатах ревизии ядерной политики и стратегии с программой создания новой "триады" СНС с компонентами ядерных и неядерных сил и средств, можно оценить как хороший старт в выработке новой внешней и военной политики страны с акцентом на неядерное реагирование на угрозы. Однако, по тем же оценкам, для более глубокого понимания новой стратегии требуется знать ее детали.

В докладе о новом оперативно-боевом расчете и порядке СНС США говорится, что прежняя "триада" ядерных СНС из бомбардировщиков, наземных МБР и БРПЛ ПЛАРБ станет частью новой "триады", которая предоставит президенту США возможности использовать как ядерные, так и неядерные средства и инструменты для реагирования на любую агрессию и ее предотвращения методами убеждения, сдерживания и гарантированного поражения. Но в то же время этот доклад признает наличие неопределенностей по вопросу об эффективности предлагаемых новых четырех инструментов и методов стратегического и иного неядерного сдерживания потенциального агрессора. Отсюда возникает неясность: означает ли эта неопределенность, что при необходимости агрессор будет остановлен ядерным оружием?

В документах МО этот вопрос остается без ответа.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Объявленная администрацией новая ядерная стратегия Соединенных Штатов в целом отражает общую трансформацию политических и военно-стратегических взглядов администрации Буша-младшего и поддерживающих ее консервативных кругов страны, новую направленность внешнеполитического и военно-стратегического курса США на дальнейшее упрочение геополитических позиций Америки, продвижение ее интересов в качестве единственной сверхдержавы и неоспоримого геополитического и военного лидера мира в обстановке, прогнозируемой на перспективу - как минимум, первой четверти XXI в.

Новая стратегия отражает поиск новых подходов, принципов и инструментов реализации этой новой политики и стратегии в неустойчивом и изменяющемся мире.

2. Новая стратегия, однако, разрабатывалась до известных событий в США и мире, связанных с террористическими акциями исламских экстремистов против объектов США 11 сентября 2001 г., которые резко изменили вектор развития международных отношений в сторону консолидации перед лицом организованного международного терроризма, в сторону объединения усилий для борьбы с ним.

3. В этой связи необходимо отметить, что в новой военной и ядерной стратегии США еще не в полной мере отражены выводы и окончательные решения, связанные с влиянием террористических акций против США 11 сентября 2001 г. на американскую политику, на мировую обстановку и на позиции мирового сообщества. Процесс корректировки политики и стратегии США (в том числе военной и ядерной) применительно к складывающимся и прогнозируемым американцами изменяющимся геополитическим и военно-стратегическим условиям продолжается, и следует ожидать их отражения в готовящемся пакете новых американских доктрин и стратегий - внешнеполитической, космической, информационной, противоракетной, "собственной обороны" США и технологической политики.

Последствия террористических акций неизбежно повлияют на характер, направленность и содержание новой внешней и военной (в том числе ядерной) политики и стратегии США, на выбор инструментов и методов их осуществления.

4. Соединенные Штаты волей обстоятельств оказались в центре международного фронта борьбы с терроризмом и при широкой поддержке мирового сообщества возглавили эту борьбу проведением широкомасштабной военно-политической операции против религиозного движения "Талибан" - идеологического, организаторского и военного ядра международного исламского экстремизма и терроризма.

Характерно, что для проведения антитеррористической операции США избрали принцип военного наказания подозреваемого, но не достоверно выявленного источника и организатора терроризма - правивший в Афганистане религиозно-экстремистский агрессивный режим талибов, а также опробованные против Ирака и на Балканах инструменты и методы действий. Это важное и принципиальное обстоятельство в целом отчетливо выражает будущую направленность, основные принципы военной стратегии Соединенных Штатов и их основных военных союзников в вероятных конфликтах и войнах времени.

5. Ядерная стратегия США, без сомнений, будет играть масштабную роль как фактор сдерживания на всех уровнях, как инструмент военного диктата в кризисных ситуациях и возможных войнах.

6. Общая военная и ядерная стратегии США будут активно дополняться и усиливаться стратегией обычных вооруженных сил, их новейших мощных высокоточных средств, строящихся на базе высоких технологий, предназначаемых для развертывания и активного применения в космическом пространстве, в атмосфере, на земле, в Мировом океане, под водой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


МИД России поставил Госдепу диагноз: эмоциональный срыв

МИД России поставил Госдепу диагноз: эмоциональный срыв

НГ-Online

Угрозы Вашингтона России назвали поддержкой террористов

0
1689
Любовница как спасение  от террора

Любовница как спасение от террора

Александр Славуцкий

0
109
Вашингтон планирует расширить санкции против Москвы

Вашингтон планирует расширить санкции против Москвы

Юрий Паниев

Соединенные Штаты возлагают на Россию ответственность за разжигание гражданской войны в Сирии

0
1945
Берлин бросил Deutsche Bank на произвол судьбы

Берлин бросил Deutsche Bank на произвол судьбы

Евгений Григорьев

США хотят нажиться на предполагаемом отмывании немцами российских денег

0
2195

Другие новости

24smi.org