0
38297
Газета Спецслужбы Интернет-версия

18.01.2024 20:34:00

«Резидент Мария Осипова – преданный, проверенный человек»

Как советское подполье в Минске уничтожило гитлеровского наместника

Михаил Болтунов

Об авторе: Михаил Ефимович Болтунов – писатель, полковник в отставке.

Тэги: спеслужбы, ссср, великая отечественная война, гру, подполье, минск, диверсии


1-12-1480.jpg
Герой Советского Союза Мария Осипова,
резидент советского подполья в Минске.
1944 год.  Фото с сайта www.goskatalog.ru
80 лет назад военная разведчица Мария Осипова вместе с соратницами совершила подвиг, уничтожив кровавого палача, наместника Гитлера в Белоруссии Вильгельма Кубе.

Мария Осипова была создателем одной из первых подпольных организаций в оккупированном Минске. К началу войны она окончила Высшую сельскохозяйственную партийную школу, затем юридический институт и была направлена на работу в Верховный суд Белоруссии. В первые дни оккупации Минска Осипова создала подпольную организацию. После установления связи с партизанами резидентура Черной (оперативный псевдоним Осиповой) регулярно поставляла ценные разведданные, привлекалась к проведению диверсионных актов.

АРХИВНАЯ НАХОДКА

Огромным успехом партизан и резидентуры стала совместная операция по ликвидации наместника Гитлера в Белоруссии. Казалось бы, об этом подвиге известно все. Так думал и я, пока во время работы в спецархиве ГРУ Генерального штаба не натолкнулся на поразившей меня документ. Оказалось, Марии Осиповой уже после совершения подвига пришлось выдержать еще один бой.

Возможно, мы бы никогда не узнали правды, если бы Мария Борисовна в октябре 1990-го собственноручно не написала эту записку. Открыв папку, я случайно увидел на одной из страниц: «На предпоследнем допросе Абакумов... подхватился с места, подбежал ко мне. Я встала со стула, боясь, что он ударит меня. Его лицо было страшное, кулаком помахал перед носом, но не ударил».

Заглянул в конец записки. Там стояла подпись: «Герой Советского Союза, почетный гражданин города-героя Минска М.Б. Осипова». И дата: 27 октября 1990 года.

Вообще-то Мария Осипова – фигура знаковая. О ней и ее соратницах Елене Мазаник и Надежде Троян написаны книги и статьи, сняты документальные и художественные фильмы. Именем Осиповой названы улицы. И тут вдруг начальник главного управления контрразведки «Смерш» Абакумов бросается на нее с кулаками.

ОХОТА ЗА ПАЛАЧОМ

Начнем с того момента, когда партизанским формированиям и подпольным группам, действовавшим в Белоруссии, был отдан приказ уничтожить генерального комиссара Вильгельма Кубе. Следует уточнить: этот приказ получили как партизаны, действующие под руководством НКВД, так и разведуправления Красной армии.

В 1941-м Кубе направили в Минск насаждать «новый порядок». И он взялся за дело: виселицы на площадях городов, людей отлавливают на улицах и расстреливают. В Минске создано еврейское гетто – концлагерь «Тростинец», где истребляются люди.

7 ноября 1941 года Кубе приказал схватить и расстрелять 15 тыс. минчан. Эсэсовцы рыщут по городам и селам Белоруссии, выискивают голубоглазых и светловолосых детей и вывозят в Германию. Словом, Кубе заслужил смертный приговор.

Тогда командир партизанской бригады капитан Давид Кеймах (оперативный псевдоним Корниенко) еще не знал, что такой приказ из Москвы получил не только он. Несколько групп независимо друг от друга охотились за палачом. Кубе и его охрана знали это. Кубе жил в постоянном страхе, окружил себя усиленным конвоем, менял маршруты, ездил на разных машинах... Было разработано много вариантов его уничтожения.

Но наиболее верный путь выбрал комбриг Кеймах. Давид Ильич верил, что среди прислуги Кубе должны быть честные советские люди, которых нужда и голод заставили идти на эту работу. Среди них и надо искать того, кто выполнит приговор.

В феврале 1943 года Кеймах встретился с Марией Осиповой, которая еще с осени 1942-го была связана с его бригадой. Она получила задание по поиску путей подхода к палачу.

УНИЧТОЖИТЬ С ПОМОЩЬЮ МИНЫ

Елена Мазаник была одной из горничных в резиденции Кубе. Осипова посчитала ее самой подходящей кандидатурой и не ошиблись.

Деревенская девчонка, сирота, Елена не боялась никакой работы. Война застала ее в Минске. Она работала уборщицей, затем официанткой в офицерском казино. По рекомендации адъютанта Кубе была принята горничной в особняк генерального комиссара. Она, единственная из прислуги, имела право уходить домой на ночь.

Осипова, вернувшись в Минск, встретилась с вырвавшимся из плена командиром Красной армии Николаем Похлебаевым. Ему удалось войти в доверие к оккупантам: он стал директором кинотеатра, был знаком с Валей Шуцкой, сестрой Елены Мазаник. По просьбе Осиповой он обещал устроить им встречу.

На следующий день Осипова докладывала Кеймаху и прилетевшему в июне 1943 года из Москвы его заместителю по агентурной работе майору Николаю Федорову (оперативный псевдоним Колокол), что нашла нужного человека. Похлебаев выражал желание встретиться с командиром отряда.

Комбриг поручил Федорову и комиссару бригады Хатагову принять Похлебаева, и тот организовал встречу Осиповой с Мазаник. При встрече Елена высказала сомнение. К ней приходили и другие люди, просили помощи в организации покушения на Кубе. Она им отказывала, считая, что это может быть провокацией гестапо. Мазаник тоже хотела связаться с командиром отряда. На встречу должна была пойти ее сестра, так как Елена не могла надолго отлучаться из особняка.

ПРИГОВОР ИСПОЛНЕН

27 августа Осипова и Валя Шуцкая встретились с Кеймахом и Федоровым. Двое суток провела Валя в бригаде, слушала по радиостанции Москву, читала советские газеты. И только после этого Мазаник полностью доверилась Осиповой.

Кеймах и Федоров разработали детальный план операции, изучили распорядок дня Кубе и принято решение уничтожить его с помощью мины. Мина была доставлена самолетом из Москвы. Осипову обучили обращению с ней. Осипова пронесла мину из отряда в Минск и проинструктировала Мазаник. Та сумела доставить мину в особняк и поместить под матрац в спальне Кубе.

В на 22 сентября произошел взрыв и палача не стало. В Германии объявлен трехдневный траур.

Кеймах за неделю до завершающего этапа операции был вызван в Центр на совещание

партизанских командиров. 13 сентября, пересекая линию фронта, он погиб. Фашисты засекли самолет, пытались его посадить, им это не удалось, и тогда машину сбили.

Майор Федоров направил в Центр шифрограмму: «22 сентября 1943 года в 4.00 взрывом убит генеральный комиссар Белоруссии Кубе. Диверсию готовил при помощи Черной, через Шуцкую Валентину. Диверсию совершила Казаник Елена... Люди, готовившие диверсию, находятся у меня».

КАК В МОСКВЕ ДЕЛИЛИ СЛАВУ

Москва молчала четыре дня. А 26 сентября Центр прислал указание: «Донесите немедленно и подробно, кто конкретно готовил операцию по уничтожению Кубе. Являются ли названные девушки-исполнители вашими агентами или они принадлежат другому хозяину?»

Федоров сразу обратил внимание на эти слова. Какому другому хозяину? Он же ясно написал в шифрограмме, что диверсию готовили они вместе с Осиповой.

Майор не знал, что известие о смерти Кубе вызвало в Москве «цунами». Разведуправление РККА сообщило руководству, что Кубе уничтожили агенты Кеймаха и Федорова. Но люди Берии и Абакумова эту победу решили приписать себе. Ведь их агент Троян тоже была знакома с Мазаник и уговаривала ее совершить акт возмездия. Правда, Елена не пошла с ней на контакт. Но это для НКВД сущая мелочь. Так что борьба разгоралась не на шутку.

А пока Федоров читал шифрограмму и удивлялся. «Если они ваши, – вопрошал Центр, – то где, когда и кто их завербовал? Как они попали к вам после операции?»

Вскоре из Москвы прилетела следующая шифрограмма: «Если к вам придут представители других советских органов, работающих в вашем районе, за этими девушками, молнируйте: кто пришел, кем направлен? Передачу девушек производить только после установления личности представителей и лиц, которых они хотели бы взять. Получение указаний подтвердите».

Чувствовалось, что руководство нервничает. Чтобы как-то успокоить Москву, Федоров отправил однозначную короткую шифрограмму: «Данную операцию по убийству Кубе готовил лично». Но это не помогло.

Еще через несколько дней Колокол получил новое указание: «Все участники диверсии по уничтожению Кубе будут вывезены. Ожидаю погоды. Ожидаю от вас донесения о том, кого будете отправлять. Ответ дайте сразу же по получении моей телеграммы».

Федоров вздохнул с облегчением. Девушки отправляются на Большую Землю, в Москву. Можно будет наконец заняться повседневными делами. В Минске шли массовые репрессии, людей хватали на улицах. Фашисты искали исполнителей акции по уничтожению Кубе.

Но зря надеялся Колокол, что Центр оставит его в покое. 3 октября Москва приказала немедленно доложить за подписями Осиповой, Мазаник и Шуцкой о том, кто и когда предложил каждой организовать дело, назвать даты, людей и пр. Майор вновь засел вместе с Марией, Еленой и Валентиной за бумаги.

На следующий день новая шифрограмма: «Самолет за вашими людьми даю 5 или 6 октября… Назначьте ответственного из своих людей за отправку девушек. Обеспечьте их надежную охрану».

Федоров выполнил все указания Москвы и отправил всех на партизанский аэродром. Но тут пришел новый приказ: лично возглавить отправляемую группу и прибыть в Центр.

«ВСЕ ОБВИНЕНИЯ Я ОТРИЦАЛА»

Федоров и трое подпольщиц летели в столицу в приподнятом настроении. Они чувствовали себя героями. Но до наград было еще далеко.

Вот как Осипова описывает произошедшее в Москве. «13 и 14 октября 1943 года нас вывезли в Москву. При встрече с генералами Кузнецовым и Шерстневым они мне сказали, чтобы я меньше рассказывала о своей подпольной работе и называла людей, с которыми работала в подполье, когда меня будут допрашивать в НКВД. Меня привезли на Лубянку, допрашивал Абакумов. Требовал, чтобы я рассказала о своей работе в тылу врага, как можно больше назвала людей… Допрос продолжался больше недели».

Абакумов добивался, чтобы Осипова признала: она работала по заданию и под руководством НКВД. Назывались разные фамилии, в частности, Галины Финской из отряда «Дяди Коли».

– Финскую, товарищ комиссар госбезопасности, я знала, когда «Дяди Коли» еще и в помине не было, – отвечала Осипова.

– Что вы хотите этим сказать?

– Мы знакомы с довоенных времен. Жили в одном доме.

– Тем более. Финская и готовила ликвидацию Кубе. Вы работали с ней и под ее руководством.

Экая непонятливая эта Осипова. Ей подсказывают ответ, а она стоит на своем.

«На допросах присутствовали какие-то мужчины, – пишет в своей записке Осипова. – Я спросила у генерала Кузнецова, что это за люди. Он назвал фамилию Берии, и один раз в темном углу сидел Цанава... Все обвинения я отрицала. Берия и Абакумов хотели меня посадить».

Осипова оказалась крепким орешком. На последнем допросе она встала и громко, почти срывающимся голосом, сказала: «Нами руководила воинская часть, где начальником Федор Федорович Кузнецов».

Допрос шел не по сценарию Абакумова. Это приводило начальника Смерш в ярость. И он решил обвинить подпольщицу в предательстве.

– У нас есть данные, что Осипова завербована немцами, – зарычал он.

– Простите, товарищ комиссар, – теперь уже генерал Кузнецов поднялся с места. – У нас таких данных нет. Более того, могу твердо заявить: резидент Мария Осипова преданный, проверенный человек, работает с военной разведкой давно.

…Вечером начальника военной разведки вызвал к себе Сталин. Он выслушал доклад Кузнецова о проведенной операции. Федор Федотович показал ему фотографию Марии Осиповой. Сталин посмотрел на фото и сказал, что Осипова заслуживает звания Героя Советского Союза. Он вызвал Поскребышева и дал указание готовить проект указа.

29 октября 1943 года Мария Осипова, Елена Мазаник и Надежда Троян были удостоены звания Героя Советского Союза, Николай Федоров и Валентина Шуцкая награждены орденом Ленина.

Капитан Давид Кеймах, основной организатор спецоперации, к сожалению, в этот указ не попал. Тогда не до конца были ясны обстоятельства его гибели при перелете из Белоруссии в Москву. 


Читайте также


Эти волшебники все умели

Эти волшебники все умели

Вера Чайковская

Художники группы «13» считались «формалистами», но именно они создали тот «поэтический реализм», которым мы гордимся

0
503
Израиль открыл сезон охоты на сирийскую элиту

Израиль открыл сезон охоты на сирийскую элиту

Игорь Субботин

Близкий к Асаду магнат был убит в результате удара дрона

0
1856
Грузинский патриархат отчаянно лавирует между Москвой и Константинополем

Грузинский патриархат отчаянно лавирует между Москвой и Константинополем

Анастасия Коскелло

Противостояние пророссийских сил и западников проецируется на церковную жизнь

0
2117
В Кишиневе обозначили срок выхода из СНГ...

В Кишиневе обозначили срок выхода из СНГ...

Светлана Гамова

В Киргизию пригласили российские банки

0
3233

Другие новости