0
543
Газета Вооружения Интернет-версия

20.05.2005 00:00:00

Первая база на Марсе будет военной

Ольга Колесниченко

Об авторе: Ольга Юрьевна Колесниченко - кандидат медицинских наук, специалист в области авиационной и космической медицины.

Тэги: сша, космос, армия, марс


В 1986 году 15 экспертов - специалистов высокого уровня в области наукоемких технологий, обороны и безопасности - подготовили по заказу президента США Рональда Рейгана доклад "Пути достижения новых космических рубежей: гражданская космическая программа США на ближайшие 50 лет" (Pioneering the Space frontiers: Civilian Space for the next 50 years), заслушанный в Конгрессе США.

НЕОКОЛОНИАЛИЗМ В КОСМОСЕ

Основной акцент программы - обеспечение мирового лидерства США в области освоения космоса. В программу заложены следующие принципы: первое - солнечная система - "дом" для всего человечества; второе - обеспечение политической свободы, стимулирование духа свободного предпринимательства и индивидуальной инициативы в новых мирах; третье - использование новых видов (типов) ресурсов на благо человечества; четвертое - эффективность и постепенное систематическое наращивание космического потенциала; пятое - возрастающая роль международного сотрудничества с соблюдением лидерства США. Как здесь не вспомнить слова Збигнева Бжезинского: "┘два равноценных интереса Америки: в ближайшей перспективе - сохранение своей исключительной глобальной власти, а в далекой перспективе - ее трансформацию во все более институционализирующееся глобальное сотрудничество. Употребляя терминологию более жестоких времен древних империй, три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения варваров".

Долгосрочные перспективы неоколонизации аналитиками США рассматриваются серьезно, с выделением военных, экономических и научных стратегических подходов на период до 50 лет. К самой отдаленной проблеме можно отнести колонизацию планет Солнечной системы, в частности Марса и Луны. Из 12 пунктов доклада Национальной комиссии США по космосу, первое место занимает вопрос: "Первоначальное введение в строй и постоянная эксплуатация космической станции на околоземной орбите". А следующим пунктом является "разработка и эксплуатация экономичных транспортных средств нового поколения для доставки грузов и пассажиров на низкие околоземные орбиты и обратно". К 2004 г. оба эти пункта уже стали рутиной. Третий пункт программы: "Создание транспортных систем для доставки людей и грузов с низких околоземных орбит в Солнечную систему". Данный пункт в настоящее время тоже не является чем-то отдаленным - марсианская программа уже набрала достаточный научно-технический потенциал.

Дальнейшие пункты обсуждаемой программы США (в которой напрямую не оговариваются военные задачи, а рассматриваются только гео- или, точнее сказать, гелиополитические ("гелио-" от греческого helios - Солнце) аспекты стратегии постиндустриальной державы) касаются колонизации Луны и Марса. В докладе аналитики делают вывод о неизбежности осуществления СССР (теперь РФ) пилотируемого полета на Марс. Наше государство представлено в роли главного и единственного стратегического конкурента.

Аналитики США, подготовившие доклад, относят к "преградам" в развитии космической индустрии конкуренцию правительственных ведомств в освоении космоса, повышающих себестоимость работ. В условиях информационных технологий привлечение частных коммерческих организаций и гражданских организаций должно быть ограничено и подконтрольно военному ведомству. Если рассматривать этот вопрос применительно к уровню сегодняшнего развития технических средств разведки, поиск финансирования в частном секторе приводит только к катастрофическому отставанию России в космической гонке: сегодня только подконтрольность Министерству обороны и приоритетное направление в области аналитического военного планирования может позволить бороться с амбициями постиндустриальных держав в космических технологиях. От усиливающихся "соревнований" в космосе в годы холодной войны и через необходимость сдерживания военных угроз в террористическо-однополярном мире к неоколонизации - таков характер эволюции современных "космических войн", затрагивающих обороноспособность любой страны. Сравнивая амбициозность США в постановке задач с потенциалом нашего государства, достаточно вспомнить о послевоенном 1948 г., когда перед Сергеем Королевым и Институтом авиационной медицины Минобороны впервые в мире была поставлена задача: поднять человека на высоту 100 км (в термосферу). И эта задача, несмотря на обескровленность страны после Великой Отечественной войны, была выполнена.

ВЫСОТНАЯ ЗОНА ВОЙНЫ

Очевидно, что космическая экспансия развивается интенсивно, поставленные задачи сверхдержавами выполняются и проблемы военного сдерживания на уровне термосферы выходят на первый план. Проблема обеспечения сдерживания военных угроз - это контроль космического пространства, в частности, речь идет о так называемой "приграничной области" между верхней границей воздушного пространства и нижней границей космического пространства (высоты от 30-40 до 100-120 км) - это зона гиперзвуковых летательных аппаратов, входящая в состав мезосферы (50-90 км) и термосферы (выше 90 км).

В определении характера угроз безопасности России выделяют интенсивное внедрение новых технологий в военную сферу и возрастание зависимости военных действий на суше, в воздухе и на море от боевых действий в космосе. Использование космического пространства и возможностей космических систем рассматривается во всем мире как один из важнейших компонентов политической, экономической и военной безопасности государства. Таким образом, многоплановые задачи различных видов и родов войск постепенно сводятся к одной - контролю и освоению космического пространства. Так, в Армии США идет работа над созданием единой системы подготовки военнослужащих с целью общей обороны воздушно-космического пространства: разные виды и рода войск участвуют в системе воздушно-космической обороны, объединяя свои усилия и структуры. Воздушно-космическую оборону нельзя рассматривать как систему какого-то отдельного вида Вооруженных сил, так как ни один вид или род войск отдельно не в состоянии обеспечить воздушно-космическую оборону.

Главная особенность современных войн - не масштаб ударов, а достижение политико-экономических целей и расширение пространства боевых действий (космос и информационная среда), при этом главным театром ведения боевых действий будет термосфера. Рассматривая ближайшую среднюю и долгосрочную перспективу военно-политической обстановки, обращают внимание на такие факторы, как "временной" - мобильность, асимметричные военные действия, партизанские террористические внезапные акты, объединенные (межвидовые) и коалиционные (межнациональные) боевые взаимодействия. Все эти факторы объединяются в стратегию "гибкости", быстрой адаптации и приспособляемости к изменению условий и возникновению непредвиденных ситуаций - стратегию интероперабельности (взаимодействия и взаимозаменяемости).

Что представляет основная тенденция развития вооружений в наши дни? Балансирование приоритета между ПВО и ВВС, Космическими войсками в зависимости от особенностей боеготовности армии того или иного государства. На состоятельность ПВО влияет ядерный потенциал страны, на состоятельность ВВС и КВ влияет наличие боевых единиц ВВТ, при этом, как отмечают военные аналитики, "критическим" фактором в развитии оборонных стратегий постиндустриальных государств является перевес от непилотируемой космонавтики к пилотируемым космическим полетам.

Необходимость милитаризации космоса диктуется самой политической ситуацией. Правительство США изначально имело направленность на монополизацию и милитаризацию космического пространства, разрабатывая тактику уклонения от предоставления широких полномочий другим странам в международном сотрудничестве. В США в настоящее время производят активную модернизацию арсенала так называемых "звездных войн" и осуществляют подготовку с целью ведения боевых действий в космосе - программа "Космические боевые силы" (Space Combat Command). Американцы используют пилотируемые полеты с целью достижения политического, экономического и военного лидерства, отдавая приоритеты научным программам в области микрогравитации и систем жизнеобеспечения, что обусловлено, несомненно, как намерением осуществить марсианскую миссию, так и задачами формирования форпостов на орбите.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Андрей Ваганов

Высокие технологии в России рассматриваются прежде всего в плане создания новых типов вооружений

0
390
Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

0
171
Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

0
653
Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

0
224

Другие новости

Загрузка...
24smi.org