0
9903
Газета Вооружения Интернет-версия

05.12.2008

У Российской армии нет современных танков

Михаил Растопшин

Об авторе: Михаил Михайлович Растопшин - кандидат технических наук.

Тэги: армия, танки, квту


армия, танки, квту Российская бронетехника на показах смотрится внушительно и грозно.
Фото из книги "Вооруженные силы РФ"

Сегодня российский танковый парк представляют собой старую, отслужившую свой срок, разунифицированную и деградирующую технику, выпущенную еще в прошлом веке. Осуществляемая в настоящее время модернизация имеющихся в войсках танков является иллюзорной попыткой сохранить паритет с имеющимися на вооружении армий стран НАТО бронированными машинами. Однако и в будущем эта ситуация вряд ли изменится.

ПЛОХАЯ НАМ ДОСТАЛАСЬ ДОЛЯ

В соответствии с Государственной программой вооружения на 2007–2015 годы (ГПВ-2015) запланировано закупить 1400 танков Т-90. Принятие такого решения исходило из того, что эти машины можно считать современными. А как обстоят дела на самом деле?

Бывший начальник Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) Владислав Полонский приводит следующие данные анализа количественных и качественных параметров бронетанкового парка России и НАТО (см. «Обозрение армии и флота» № 6 за 2007 год):

«В настоящее время доля современных образцов составляет:

по танкам: в Вооруженных силах РФ – около 5% (типа Т-90 и Т-80У), в странах НАТО – более 40%;

по БМП: в ВС РФ – лишь 2% (БМП-3), в странах НАТО – около 80%.

При этом российский танковый парк в 1,2–1,9 раза уступает по военно-техническому уровню танковым паркам наиболее развитых зарубежных государств. Коэффициент военно-технического уровня танка Т-90 – 1,5, а у танка М1А2 – 2,2; БМП-2 – 1,0, а у американской БМП М2А2 – 1,87».

Волшебная методика определения коэффициентов военно-технического уровня (КВТУ) была разработана еще в прошлом веке и не в полной мере учитывает те или иные технические достижения. В ее основу заложен принцип определения ряда частных коэффициентов, которые весьма приближенно отражают способности агрегатов, входящих в конструкцию танка. В результате перемножения этих частных коэффициентов получается КВТУ. Этот показатель у танка Т-90 только на 0,7 меньше, чем у танка М1А2, что убаюкивает. Подумаешь, семь десятых – догоним при модернизации. Так создаются ложные представления. КВТУ удобно для докладов высокому начальству, которое может здорово возмутиться, если услышит правду о действительно плохих боевых характеристиках (защита, огневая мощь, подвижность, командная управляемость) бронетехники.

Генералы Сергей Маев и Владислав Полонский, в бытность их начальниками ГАБТУ, в 2003 и в 2005 годах считали танк Т-90 современной машиной. Но в 2007 году тогдашний командующий Сухопутными войсками Алексей Маслов перевел Т-90 в разряд устаревших, на которых не будет устанавливаться бортовая информационно-управляющая система (БИУС), тогда как эта система уже внедрена на современных зарубежных бронемашинах.

Однако Т-90 не является современным не только потому, что у него отсутствует БИУС, он значительно уступает зарубежным модернизированным танкам М1А2 SEP «Абрамс», «Леопард-2А6», «Леклерк», «Челенджер-2» и по огневой мощи, и по защите. Танки Т-90, Т-80, Т-72 совершенно беззащитны со стороны верхней полусферы и днища. Вдобавок зарубежные высокоточные средства поражения не позволят вышеперечисленным машинам выполнить боевую задачу, поскольку подобьют их еще до выхода на передний край.

НА УРОВНЕ 1980-х ГОДОВ

Генерал Владислав Полонский в 2005 году заявил: «Наша задача на нынешнем этапе – «доиспользовать» старую технику, а за счет модернизации более новых образцов, состоящих на вооружении, вывести их на уровень, сравнимый с лучшими зарубежными образцами».

Целесообразность модернизации танков определяется тем, что после ее прохождения они должны быть способны эффективно противостоять зарубежным танкам во временном интервале до принятия на вооружение нового поколения боевых машин. Ответ на вопрос о том, что все же даст модернизация, можно найти в статье Сергея Маева «Состояние и перспективы развития зарубежного и отечественного бронетанкового вооружения и техники в первой четверти XXI века» («Вооружение. Политика. Конверсия» № 3 за 2001 год). Генерал Маев утверждает, что реализация мероприятий в соответствии с программой модернизации отечественных образцов бронетанкового вооружения и техники позволит им по основным боевым свойствам достичь уровня серийных танков М1А1, «Леопард-2», «Челенджер», который соответствовал уровню 80-го года прошлого века. При этом не учитывается, что еще до завершения нашей модернизации танки М1А1 «Абрамс», «Леопард-2», «Челенджер» превратятся в М1А2 SEP «Абрамс», «Леопард-2А6», «Челенджер-2» с повышенными боевыми характеристиками, недостижимыми для модернизированных российских танков Т-90, Т-80, Т-72.

Традиционно главным боевым свойством отечественных танков считается их огневая мощь. При этом в качестве основного направления в модернизации определено создание единого унифицированного боевого отделения для Т-90, Т-80, Т-72, то есть пушка, автомат заряжания, стабилизатор будут едины.

Входящие в боекомплект наших танков бронебойные подкалиберные снаряды (БПС) 3БМ42 «Манго», 3БМ32 «Вант», 3БМ48 «Свинец» имеют бронепробиваемость, значения которой меньше бронестойкости фронтальных зон защиты американского танка М1А2. По этой причине сложно ожидать его надежного поражения. Поражение этой машины упомянутыми БПС возможно лишь при стрельбе в борт.

В боекомплект российских танков входят уже весьма состарившиеся ПТУР 9М119М «Инвар», 9М128 «Зенит» с тандемными БЧ, которые предназначались для борьбы с танками М1 и М1А1, оснащенными ДЗ. Что касается танков М1А2, «Леопард-2А6», то вероятность их поражения в лоб ракетами 9М119М, 9М128 не будет превышать 0,2 из-за плохого преодоления динамической защиты и недостаточной бронепробиваемости основного кумулятивного заряда.

Включением в боекомплект наших танков ПТУР, как предполагалось, решалась следующая задача. Отечественные бронемашины могли поражать «Абрамсы» и «Леопарды» на дальности 5 км, а те, в свою очередь, лишь на 2 км. Такая ситуация повышала бы выживаемость наших танков с более слабой защитой, чем у зарубежных машин. Но боевые характеристики отечественных ПТУР оказались не на высоте (не пробивают фронтальные фрагменты защиты, плохо преодолевают ДЗ). Одновременно следует учитывать, что, например, западноевропейский театр военных действий имеет ландшафт, позволяющий вести стрельбу на дальности не более 2–3 км. По этой причине сразу исчезает преимущество «длинной руки».

С середины 1990-х годов за рубежом в обеспечении защищенности бронетанковой техники главная роль отводится системам активной защиты (АЗ). Напомним, принцип действия АЗ состоит в том, что с помощью радиолокационных средств, установленных на танке, обнаруживаются подлетающий к нему боеприпас, на который оказывается разрушающее воздействие с помощью создания на его пути высокоскоростного осколочного потока. Предусмотренная установка АЗ на танк М1А2 SEP полностью локализует действие ракет 9М119М, 9М128.

К чему же приведет стратегия «доиспользования» старых танков Т-90, Т-80, Т-72 путем их модернизации, которая не предусматривает внедрения суперсовременных компьютерных технологий, новейших средств разведки, связи, целеуказания, средств защиты, использования более эффективных боеприпасов? Танки перестанут быть универсальным боевым ударным средством Вооруженных сил России.

Впрочем, на первый взгляд кажется, что комплекс мероприятий по созданию надежной защиты танка у нас осуществлен. Но в действительности все обстоит иначе. Комплекс «Штора» предназначен только для воздействия на ПТУР второго поколения с обратной связью, использующей трассер. На ракеты третьего поколения этот комплекс не оказывает никакого влияния. Правда, в этом случае остается надежда на активную защиту «Арена». Но следует напомнить, что комплекс АЗ «Арена» не способен бороться с БПС и ударными ядрами.

Заметим, что ДЗ наших танков осталась на уровне 1985 года и сегодня не обеспечивает выживаемость российских бронемашин на поле боя, во-первых, потому, что все зарубежные ПТУР с тандемными БЧ преодолевают навесную и встроенную ДЗ с вероятностью не менее 0,8. И, во-вторых, бронепробиваемость БЧ большинства зарубежных ПТУР превосходит стойкость защиты наших танков. Так, бронепробиваемость основного заряда тандемных БЧ ракет Hellfire, НОТ2Т, Eryx, Milan2T, Javelin составляет соответственно 1200, 1100, 950, 880, 750 мм. Значительное превышение бронепробиваемости БЧ этих ракет над бронестойкостью защиты танков свидетельствует о высоком заброневом действии.

ЧТО СКРЫВАЕТ КВТУ?

Но давайте вновь вернемся к коэффициенту военно-технического уровня (КВТУ).

По данным Владислава Полонского, в Российской армии лишь около 5% танков можно отнести к современным образцам (типа Т-90, Т-80У). При этом не ясно, что означает разница в значениях КВТУ равное 0,7 для танков Т-90 и М1А2. Попробуем раскрыть эту тайну. При обстреле лобовых наиболее защищенных зон наш Т-90 поразит М1А2 с вероятностью не более 0,2, а М1А2 обеспечит поражение Т-90 с вероятностью не менее 0,8 для дальности стрельбы 2 км. Таким образом, КВТУ скрывает трагизм положения, в котором находится отечественная бронетехника.

КВТУ маскирует и многие другие недостатки. Вот некоторые из них.

У танков НАТО имеется превосходство не только в бронепробиваемости БПС, но и в точности стрельбы на дальностях до 2,5–3 км. Танки НАТО также дальше «видят» ночью за счет использования тепловизионных приборов.

Большое значение имеет живучесть ствола танковой пушки, то есть способность выдерживать заданное количество выстрелов без снижения баллистических характеристик ниже допустимой величины. Живучесть оценивается числом выстрелов, после которых труба ствола подлежит замене. Живучесть ствола пушек танков М1А2, «Леопард-2А6» определяется 700 выстрелами БПС, а российского Т-90 – всего лишь 400 выстрелами. Это позорное соотношение сохраняется уже на протяжении 30 лет.

Малый забронированный объем наших танков (12 куб. м – у нас и 18 куб. м – М1А2) имеет прямое отношение к их эргономике. По этому поводу в свое время начальник Главного управления Сухопутных войск генерал-полковник Юрий Букреев отметил: «Сегодня свободный объем внутри танка Т-80 не превышает 2,5 кубометра. В то время как у немецких танков этот показатель вдвое выше. Человек, пробыв внутри нашей боевой машины менее двух часов, теряет, разумеется, краткосрочно до 80% своих физиологических возможностей. А представьте, что боевые действия продолжаются круглосуточно» («НВО» № 17 за 2000 год).

О низкой эффективности огня танковых пушек по наземным целям давно известно. Главными причинами этого является большое рассеивание точек падения ОФС по дальности и неудачная специфика разлета осколков.

Этот список можно продолжать бесконечно.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


КАРТ-БЛАНШ. Генерал Хафтар расширяет зону влияния

КАРТ-БЛАНШ. Генерал Хафтар расширяет зону влияния

Равиль Мустафин

Москва остается равноудаленной от двух центров власти в Ливии

0
2614
Проверен на несгибаемость характера

Проверен на несгибаемость характера

Михаил Захарчук

Присвоение звания героя полковнику Ковтуну будет для всех нас торжеством справедливости

0
4901
КАРТ-БЛАНШ. Киев ищет у Крыма слабое место

КАРТ-БЛАНШ. Киев ищет у Крыма слабое место

Владимир Гундаров

Суетливость украинских властей напоминает старый анекдот

1
40684
Оборона на новых физических принципах

Оборона на новых физических принципах

К концу 2020 года доля новейшего вооружения и военной техники в Российской армии должна составлять 70%

1
6857

Другие новости

24smi.org