0
1381
Газета Вооружения Интернет-версия

10.04.2009

Космос: новый ТВД или сфера сотрудничества

Евгений Бужинский

Об авторе: Евгений Петрович Бужинский - начальник Международно-договорного управления - заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ, генерал-лейтенант.

Тэги: нато, космос


20 февраля 2008 года американской противоракетой «Стандарт-3М» был уничтожен аварийный спутник США US-193. Анализ этого события имеет важное значение для понимания направлений дальнейшего развития космической деятельности и перспектив сохранения космоса мирным.

«ОРУЖИЕ СИЛЬНОГО»

Факт перехвата был далеко не однозначно воспринят мировым сообществом. К перечню наиболее очевидных озабоченностей, связанных с существенным увеличением космического мусора за счет фрагментации аппарата, неопределенностью влияния образовавшихся в результате его уничтожения продуктов распада на околоземную среду и т.д., добавился не менее значимый аспект – США провели испытание нового вида оружия, способного уничтожать космические спутники.

Несмотря на заявления Вашингтона о том, что операция по ликвидации спутника имела вынужденный и разовый характер и была обусловлена лишь стремлением снизить риски для жизни и здоровья людей, многие аналитики не без оснований полагают:

– США удалось наглядно продемонстрировать эффективность морской компоненты противоракетной системы, ее адаптивность к «незапланированным» сценариям, что, в свою очередь, направлено на повышение «проходимости» финансовых запросов Пентагона на развитие программ ПРО;

– такая демонстрация была направлена на то, чтобы усилить воздействие на своих союзников по НАТО и в АТР в плане продвижения идей ПРО и «навязывания» закупок американских систем;

– с технической точки зрения операция может рассматриваться как проведение удачного испытания противоспутниковых возможностей системы ПРО США, позволяющего на практике оценить уже существующие наработки в этой области.

В связи с указанным событием представители авторитетной американской неправительственной организации «РЭНД», например, отмечали, что системе ПРО «по определению» присущи противоспутниковые возможности, а перехват космического аппарата стал практическим шагом по их реализации. Столь откровенные действия могут спровоцировать другие государства на проработку адекватных мер. Какими бы благими целями США ни прикрывались, по существу, они «дают отмашку на запуск гонки вооружений в космосе».

Высказывались и другие суждения. Например, что демонстрируемая Вашингтоном транспарентность в отношении перехвата спутника – это своего рода «оружие сильного».

Можно дискутировать относительно «за» и «против» приводимой аргументации, однако фактом остается то, что операция по уничтожению космического аппарата подтверждает – создаваемая США система противоракетной обороны обладает серьезным потенциалом противоспутниковой борьбы. С учетом мобильного характера морских систем ПРО этот эшелон уничтожения космических аппаратов будет иметь глобальный охват, что позволит осуществлять перехват низкоорбитальных космических аппаратов во всем диапазоне наклонений орбит. Перспектива модернизации ракет «Стандарт-3М» с доведением высот перехвата до 500 км дает все основания для переосмысления существующего уровня безопасности фактически для всей низкоорбитальной космической инфраструктуры.

ДВА ПОНЯТИЯ

В этой связи возникает правомерный вопрос, а каковы же правовые аспекты применения такого оружия? Как международное космическое право должно реагировать на подобного рода события?

В рамках сложившейся в конце 1990-х годов фактического моратория между США и СССР/Россией на испытания противоспутниковых средств собственно единой национальной программы или официально провозглашенной в прямой постановке задачи создания противоспутникового оружия у Америки нет.

Вместе с тем такой официальный компонент контроля, как воспрещение функционирования чужих космических средств, отраженный в новой Национальной космической политике США, подписанной президентом Бушем-младшим 31 августа 2008 года, предполагает непосредственное силовое воздействие как на наземные элементы космических систем других государств, так и на космические аппараты на орбитах. Другими словами – на ведение противоспутниковой борьбы.

Широкое использование и возрастание значимости космических систем для жизнедеятельности и обороноспособности государств делает их весьма привлекательными целями, уничтожение которых становится решающим фактором успеха в случае вооруженного конфликта. В этом отношении противоспутниковые средства можно рассматривать как специально создаваемые для поражения космических объектов информационно-разведывательной инфраструктуры другого государства, имеющей одно из ключевых значений в обеспечении его централизованной системы боевого управления.

По мнению многих специалистов, в современных условиях создание чисто противоспутникового оружия представляется малооправданным. Схожесть технологий, в том числе космических, многофункциональность современных систем и компонентов обеспечения обусловливают их многоцелевое использование. А это значит, что, например, средства противоракетной обороны принципиально способны решать задачи противоспутниковой борьбы (противокосмической обороны), и наоборот. Собственно, в рамках небезызвестной программы США «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ) разработка противоракетных и противоспутниковых средств велась параллельно.

Приоритетными задачами космической и связанной с космосом деятельности США является обеспечение статуса свободы космоса и защита в нем интересов национальной безопасности страны. Положения новой космической политики декларируют право свободного пролета и беспрепятственного функционирования в космическом пространстве американских космических систем как национальной собственности США.

В документе провозглашается мирная направленность космической деятельности США. Вместе с тем подчеркивается, что американцы будут решительным образом пресекать любые угрозы своим космическим средствам, а также враждебные им действия в космосе со стороны других стран. В новой доктрине этим действиям придан значительно более жесткий и односторонний характер.

Российскими военными экспертами в данном документе усматривается завуалированное стремление США не столько к милитаризации, сколько к вепонизании космического пространства.

Здесь следует пояснить принципиальное различие этих понятий, поскольку даже среди экспертов, занимающихся проблематикой космоса, нередко встречается их подмена друг другом, что, по нашему мнению, недопустимо.

Под милитаризацией космоса прежде всего следует понимать использование космического пространства для военных целей, но при полном отсутствии в нем каких-либо средств поражения. По сути, это то, что есть в космосе на сегодняшний день, – средства, предназначенные для выполнения задач по обеспечению обороноспособности и безопасности, но, повторюсь, – имеющие исключительно обеспечивающий характер.

Что касается вепонизации космоса, то под ней понимают размещение оружия в космическом пространстве, а также создание угрозы силой или применение силы в отношении космических объектов, или из космоса в отношении объектов, находящихся на Земле или в атмосфере.

Согласно новой космической доктрине США заранее оговаривают возможность воспрепятствовать космическим планам других стран. Директива Джорджа Буша-младшего практически отвергла возможность заключения новых соглашений по контролю над вооружениями, которые могли бы ограничить деятельность США в космосе и помешать им создавать, испытывать и разворачивать, при необходимости, космические вооружения. Это – путь к вепонизации.

Такое мнение во многом подкрепляется реализацией в США ряда программ по созданию перспективных космических систем оружия (НИОКР) и разработкой доктринальных документов по их применению.

ОПАСНЫЕ «НИШИ»

К сожалению, если обратиться к нормам существующего международного космического права, можно обнаружить значительное число накопившихся проблем, которые мировое сообщество пока еще не готово разрешить. В частности, это проблемы делимитации космического пространства, определения геостационарной орбиты и использования ее ресурса и др. Однако, как представляется, наиболее критичной сегодня является именно проблема вепонизации космоса.

Существующими нормами международного права достаточно жестко регламентируются вывод и размещение в космическом пространстве оружия массового уничтожения. В статье IV «Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела» 1967 года (кратко – Договор по космосу) прямо говорится о том, что «государства – участники Договора обязуются не выводить на орбиту оружие массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом». Ряд специальных запретов и ограничений, отраженных в международном космическом праве, относится как к исключению определенных районов космического пространства из сферы военной деятельности, так и к запрещению и ограничению отдельных видов оружия в космосе.

Наиболее четко сформулированы запреты в отношении деятельности на Луне и других небесных телах, которые в соответствии с Договором по космосу должны использоваться «исключительно в мирных целях». Примерный перечень видов деятельности, запрещенных на Луне и других небесных телах, включает установку ядерного оружия или любых других видов оружия массового уничтожения, создание военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых видов оружия и проведение военных маневров. При этом допускается использование военного персонала для научных исследований или каких-либо иных мирных целей, а также эксплуатация любого оборудования или средств, необходимых для мирного исследования Луны и других небесных тел.

Примерный перечень запрещенных способов использования Луны и других небесных тел был дополнен и расширен в статье 3 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года, где помимо уже перечисленных видов запрещенной деятельности упоминаются вывод на орбиту вокруг Луны или на другую траекторию полета к Луне или вокруг нее объектов с оружием массового уничтожения, использование такого оружия на поверхности Луны или в ее недрах.

Вместе с тем в части, касающейся космического пространства в целом, в том числе ближайшего окружения Земли, в международном космическом праве до сих пор сохраняются «ниши», и надо сказать, достаточно обширные, позволяющие не только выводить и размещать в космосе другие (неядерные) виды вооружений, но и применять, используя их, силу «в космосе» и «из космоса».

В феврале 2008 года Россия совместно с КНР внесла на рассмотрение Конференции по разоружению в Женеве совместный проект Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (сокращенно – ДПРОК). Этому предшествовала большая работа по разъяснению сути российско-китайского предложения, в том числе в части, касающейся сферы охвата будущего соглашения, определения космических систем, действий в космосе и из космоса, которые предлагается запретить, предложений по механизму верификации и т.д.

Одним из ключевых в проекте является положение о том, что «государства-участники обязуются не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с любыми видами оружия, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом; не прибегать к применению силы или угрозе силой в отношении космических объектов; не оказывать содействия и не побуждать другие государства, группы государств или международные организации к участию в деятельности, запрещаемой Договором».

По мнению российской стороны, такой юридически обязывающий международный документ мог бы стать надежной гарантией того, что космос никогда не будет превращен в сферу военного противостояния. Появилась бы прочная основа для обеспечения безопасности космических средств и орбитальной собственности государств.

Идея совместной подготовки договора по ПРОК нашла широкую поддержку в международном сообществе.

Важно отметить, что проект Договора внесен на рассмотрение Конференции по разоружению с так называемым исследовательским мандатом. То есть, по сути, это живой документ, который будет учитывать результаты широкой международной дискуссии по каждому из внесенных в него положений.

К настоящему времени многие страны уже дали свою позитивную реакцию на российско-китайскую инициативу, многие из них вносят конкретные предложения по уточнению, детализации или даже по корректировке положений проекта. В общем, ведется конструктивная работа.

Вместе с тем против заключения такого соглашения выступают США. Их аргументация выстраивается на том, что существующих договоренностей в области международного космического права достаточно, что внесенный проект договора не охватывает всех требуемых для ограничения аспектов и «едва ли может быть приемлем» в силу несовершенства понятийного аппарата, верификационного механизма и т.д. Однако все эти вопросы, по нашим оценкам, вполне разрешимы. Что же касается заявлений о самодостаточности существующей правовой базы в этой области, то оно, как нам представляется, слишком субъективно. Мы усматриваем в таком подходе нежелание ограничивать собственную свободу действий и политику, ориентированную скорее на одностороннее доминирование США в космосе, в том числе и за счет возможного развертывания в нем отдельных видов вооружений. Но это опасный путь.

Страны Европейского союза прорабатывают сегодня вопрос о внесении на обсуждение на одном из международных форумов разработанного ими проекта Кодекса поведения в космосе.

Идея, прямо скажем, интересная. При соответствующей проработке содержания такого документа он мог бы способствовать расширению и укреплению транспарентности и доверия в космосе. Опять-таки, хочу обратить внимание, – при соответствующей глубокой и всесторонней проработке.

К сожалению, отдельные политики пытаются использовать данную идею в качестве альтернативного предложения ДПРОК, забывая при этом, что предложения европейцев не направлены на решение вопросов, связанных с предотвращением вывода и размещения оружия в космическом пространстве, а главное – на достижение каких-либо юридических обязательств со стороны будущих стран-участниц.

Возможно ли, базируясь на таком подходе, предотвратить соблазн добиться военного превосходства за счет развертывания оружия в космосе? Полагаю, что ответ очевиден.

Россия всегда считала и продолжает рассматривать космическое пространство как сферу для развития и углубления международного сотрудничества по его изучению и освоению. Вместе с тем крен в сторону вепонизации космоса должен быть устранен или, по крайней мере, существенно ограничен. Это сбережет так необходимые сегодня ресурсы для развития мирных космических программ, в том числе на основе международной кооперации.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Америка проверяет флот на готовность к войне

Америка проверяет флот на готовность к войне

Зачем Пентагон проводит масштабные учения с участием транспортных судов

0
386
Сказ о калининградском губернаторе, который "чуть-чуть" напутал и не тем оклады увеличил

Сказ о калининградском губернаторе, который "чуть-чуть" напутал и не тем оклады увеличил

Фалет

Пилите, Шура,  пилите!

0
943
"Зеленые человечки" добрались до Львова

"Зеленые человечки" добрались до Львова

Андрей Рискин

0
1282
Элегия о том, как губернатор Пензенской области Иван Белозерцев предлагал бороться с наркоторговцами

Элегия о том, как губернатор Пензенской области Иван Белозерцев предлагал бороться с наркоторговцами

Фиест

Догнать  и перегнать

0
899

Другие новости

Загрузка...
24smi.org